Новости

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Буренки без сторожей

05.07.2001
Как корреспондент "Челябинского рабочего" коров воровал

Екатерина МИНЕЕВА
Агаповский район

Скотину на селе воровали всегда. Но масштабы краж еще никогда не были столь пугающими. В прошлом году этой напасти было даже посвящено аппаратное совещание у губернатора. Правоохранительным органам и главам районов влетело тогда по первое число, и вал краж на время снизился. Однако "мирное время" оказалось недолгим - в новом веке скотокрады стали действовать куда активнее.

Как корреспондент "Челябинского рабочего" коров воровал

Екатерина МИНЕЕВА

Агаповский район

Скотину на селе воровали всегда. Но масштабы краж еще никогда не были столь пугающими. В прошлом году этой напасти было даже посвящено аппаратное совещание у губернатора. Правоохранительным органам и главам районов влетело тогда по первое число, и вал краж на время снизился. Однако "мирное время" оказалось недолгим - в новом веке скотокрады стали действовать куда активнее.

Степные волки

В Агаповском РОВД мне рассказали, что скот стали воровать с мотоцикла. Воображению сразу представилась стая байкеров, гоняющая по нивам тучные стада. Действительность, как всегда, оказалась смешнее и трагичнее. Стадо идет по дороге, воры на мотоцикле с коляской выбирают бычка потолще, тихонько подъезжают сзади и: резко бьют коляской под "коленки". Парнокопытное с размаху "садится в люльку", и пока приходит в себя, транспорт уносится в неизвестную даль. Впрочем, "неизвестная даль" заканчивается в ближайшем леске: для того, чтобы забить бычка, снять шкуру и разрубить тушу на четыре части для удобства транспортировки, ворам требуется не более 15-20 минут.

Офицеров Агаповского РОВД кражи скота уже "достали" -с начала этого года возбуждено уже 40 уголовных дел. Одиннадцать из них - чистой воды "висяк", так милиция называет практически нераскрываемые дела. За пять месяцев из загонов, табунов, гуртов и сараюшек района воры уволокли 74 головы - в основном лошадей и коров. Если "при советской власти" буренок тянули в основном с частных подворий, то теперь - половина на половину. У государства воровать веселее и легче - скотину угоняют целыми гуртами. Последняя кража в поселке Буранный шокировала всю округу - за одну ночь со скотного двора увели разом 16 коров. Как установили сотрудники милиции, подъехал КамАЗ и воры загнали в него скот по трапу. А пока сельчане кражу обнаружили, пока сообщили в РОВД - коров тех уже успели забить. Скупщики мяса, почти не скрываясь, стоят на всех дорогах, ближайшие - невдалеке от поста ГИБДД на въезде в Магнитку. "Хозяйскую" говядину скупают оптом по 52 рубля, а "Богом посланную" - по "сороковничку" за килограмм. Документы и всяческого рода ветеринарные справки скупщикам не нужны.

Городскому жителю трудно представить, как тихо и, не привлекая ничьего внимания, можно украсть 200-килограммовую (как минимум) животину с рогами, копытами и мычанием. "Да запросто, - говорят милиционеры. -Кто всю жизнь со скотом дело имел, корову от стада легко отобьет. И зарежет тихо. На днях пришли пастухи и рассказывают: у них прямо на выпасе корову зарезали и разделали. Одни кишки от буренки остались. И никто ничего не видел и не слышал. Еще по району мамочка с ребенком ходит, притворяется, что ягоды собирает. И кого насторожит, если женщина, по виду сельчанка, да еще и с ребенком, гонит по дороге корову? А в лесу ее уже скупщик ждет, на "Газели". Платит тетке с каждой головы по 100 рублей. А частный скот воровать вообще легко - хозяева бычков то и дело в чистом поле привязывают. Удивляемся, почему им воры за это "спасибо" сказать не заходят?"

Кто свое потерять не хочет, тот за ним смотрит, караулит в оба глаза. А бывает, пьяные хозяева скот на улице ночевать оставляют, потому что в стайку загнать сил нет. Как рассказал начальник службы участковых инспекторов Агаповского РОВД Алексей Бочкарев, в Светлогорске частные стайки, где скот держат, вынесены за деревню. Участковый попытался организовать охрану из хозяев. Ни один не согласился за собственной скотиной приглядывать - пусть милиция караулит. Когда скотину все же украдут, в РОВД обязательно поступит заявление: "Найдите мою собственность". Но меня в большей мере интересовал "государев скот".

Пока ехали на фермы - стемнело. По дороге рассуждали о странном круговороте "еды в природе". Деревни задыхаются от нехватки рабочих мест. А там, где есть места, оплата настолько грошовая - не более 1000-1200 рублей. Да и то перечисляют "на карточку", чтобы брать товары в сельском магазине. Поэтому население предпочитает заниматься "отхожими промыслами". Везде полуразрушенные фермы, разваленные клубы, кормов не хватает, горючки тоже. А городские магазины и рынки забиты относительно дешевой колбасой, мясом и молоком под завязку. Впрочем, через пару часов в отношении колбасы мне все стало ясно.

Для начала заехали на Ташказган. Солидная металлическая карда (огороженный участок возле базовки - ред.) и до слез смешной замочек на воротах. В карде топталось не менее трех сотен коров и с десяток лошадей. Полчаса мы ходили вокруг да около - сторожа не увидели. Подъездные пути - удобнее некуда, от деревни далече, а конина - ох какая вкусная! Скотина угрюмо глядела на меня и общаться отказывалась. "Давайте ее понарошку угоним?" "Валяй", - ответили добрые милиционеры. А в следующем поселке - Воздвиженке - даже хотели мне помочь раскрутить проволоку, оберегающую карду с сотней телят. Но справилась сама. Через пять минут выяснилось, что с коровьими подростками может управиться даже журналист. По моим расчетам, на мой пронзительный свист и э-ге-геканье должно было собраться, как минимум, полпоселка. Но никто не появился и меня за руку не схватил...

Поехали дальше. Совсем стемнело, когда добрались до конного двора в Зингейке. Здоровенный мерин злобно завизжал, поэтому в ограду я не полезла. Сторожа, само собой, не было. Как сказали милиционеры, частных лошадей воры стараются не брать - коней держат в основном "серьезные люди", для скотокрадов опасные. А государство не обеднеет. Около конного двора я колотила железкой о железную же ограду, свистела, лаяла и визжала наперегонки с мерином. Одинокий собачий лай был мне ответом. Подустав, решила проверить крепость забора и легонечко дернула за край. Загородка рухнула плашмя: Хорошо, что неприветливый мерин был в другой ограде.

Казачье-индейский способ

Глубокой ночью поехали по самым "засветившимся" в сводке базовкам. "В засадах сидеть - у нас ни времени, ни людей. Года три назад получили оперативную информацию - поросят у частника собираются украсть. Сутки сидели в засаде, вор не пришел. А поутру вылезли: в одном соседнем поселке телят увели, в другом - убийство. Поэтому ограничиваемся объездами".

В Буранном сторож и несколько разномастных бобиков сурово бдили. От сторожа несло самогонкой, однако на ногах он стоял и грозно матерился в адрес предполагаемых воров: "Да я их... Так разэтак". Милиция пересмеивалась - 100 процентов сторожей ранее сами за скотокрадство судимы. А что делать: кто что охраняет: Однако дальше смешки кончились - на всех остальных базовках сторожа хоть и были, но откровенно боялись подъезжающих без опознавательной милицейской раскраски "Жигулей". На одной из базовок сторож опасливо выглядывал из-за угла. "А где напарник-то?" "Там", - неопределенно махнул рукой. "Наверняка на крыше лежит", - определил участковый. Там и незаметно, и видно все, и из ружья можно пугануть. Хотя ружья сторожа с собой берут редко. Куда проще получить наличными пару тысяч рублей и "ничего не увидеть". Сторож, конечно, существо "материально ответственное", так деньги-то за коровку будут вычитать из зарплаты - частями, до морковкиного заговенья. Тем паче, зарплату "наличкой" и так не платят, невелика беда.

Остальные сторожа маскировались по старинному казачье-индейскому способу - зажигали вокруг карды и сторожки костры, а сами залегали в темноте. На мои провокационные обходы вокруг загонов и на попытки распутать проволочку карды не реагировали - объявлялись, лишь когда из машины выходили люди в форме и начинали громко ругаться. "А мы ждем, чтобы с поличным поймать". Один из загонов вообще охраняла женщина -после операции по закону "поставили на легкий труд". В подручных - 12-летний сын подросток.

"А специалисты хозяйств на свои базовки ночью не наведываются, - возмущаются милиционеры. - Так, вечером приедут да утром посчитают, сколько украли. Хотя договаривались мы - чтобы не бросать коров только на скотников и милицию, будут и специалисты порядок проверять". Понять служивых можно - на весь район с 33-тысячным населением и 42 поселками - 100 сотрудников райотдела, включая 16 участковых. Поди, побегай - скотину искать все равно надо.

Под занавес

Последняя ферма походила на страшный сон активиста "Гринпис". Из темноты раздавалось тоненькое помыкивание. Мы оказались в маточной. В белых от известки клеточках пошатывались на тоненьких ножках телятки двух дней от роду. Милиционеры терпеливо ждали, пока я перестану восторгаться "масечками" и "пусечками". А потом вежливо обратили внимание на главное - на всей ферме не было ни одного человека. "Только в этом году - три уголовных дела по подмене телят. На самом деле гораздо больше, но не всех за руку схватили. Берут хорошего, подсовывают полудохлого. Или родит корова двойню, а доярка одного себе забирает".

-- Послушайте, у вас хоть одно село есть, где скотину украсть нельзя?

-- В Новоянгельке трудно, - подумав, ответили милиционеру. - Там скот казаки вооруженные охраняют.

Как оказалось, платят им по две тысячи в месяц. А одна украденная корова обходится хозяйству в семь-восемь.

Почему бы остальным хозяйствам нормальную охрану не нанять? n

Комментарии
Комментариев пока нет