Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

На кривулине,

12.07.2001
где живут сомы, побывал корреспондент "Челябинского рабочего"

Анатолий СТОЛЯРОВ
Троицк

В пятницу позвонил мой закадычный приятель дед Рябинкин и позвал за сомами.
- Завтра выезжам первым автобусом до Бобровки. Оттоль до плотины пешедралом, потом еще чуток и к утренней зорьке мы на месте у самой Кривулины. Знаш, Анатолий, - напористо говорил он в телефонную трубку, - место там совсем глухое и сомяры берут, ну чистые лапти! Только, чур, никому ни слова.
Первый автобус оказался под завязку набит рыболовами.

где живут сомы, побывал корреспондент "Челябинского рабочего"

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

В пятницу позвонил мой закадычный приятель дед Рябинкин и позвал за сомами.

-- Завтра выезжам первым автобусом до Бобровки. Оттоль до плотины пешедралом, потом еще чуток и к утренней зорьке мы на месте у самой Кривулины. Знаш, Анатолий, - напористо говорил он в телефонную трубку, - место там совсем глухое и сомяры берут, ну чистые лапти! Только, чур, никому ни слова.

Первый автобус оказался под завязку набит рыболовами. Мы с трудом втиснулись на заднюю площадку, меня прижали к стеклу, дед залез на запасное колесо. Отдышавшись, он подозрительно спросил:

-- Вы куда это, соколы, лыжи навострили?

-- Козе под хвост:

Но большинство промолчали. Рассказывать о своих планах, не начав рыбачить, всегда считалось дурной приметой.

В автобусе сонно смолкли.

-- А мы с Анатолием, это: на Кривулину собрались. Значитца, до Бобровки автобусом, потом оттудова пешедралом. За сомом!

Я толкнул деда, но было поздно: рыбаки в автобусе насторожились.

-- Так ведь там на мелководье лишь окунишки - глаза да уши: - презрительно сказал рыбак в старой фетровой шляпе. Каким-то непостижимым образом он влез на заднюю площадку с велосипедом и теперь на каждом ухабе умолял не напирать и ругался с рыболовами, что те своими снастями обязательно вышибут ему спицы.

-- Сам ты глаза с ушами! - обозлился на колесе уязвленный до глубины души Рябинкин. - Знаш, как Кривулину по весне размыло - бочаг на бочаге, и в каждом сомяры живут, во какие!

Дед развел руки, взглядом смерил расстояние между ладонями и добавил еще:

-- Прошлый раз я вот таких лаптей полный садок наловил.

Автобус шел, миновал одно за другим излюбленные рыбачьи места, но из него, к удивлению шофера, никто не выходил.

Зато у Бобровки, на конечной, рыболовы вышли все до единого - ротой. Они спешно прикурили, вскинули рюкзаки за спины и ротой бодро двинули на: Кривулину. Последним выбрался из автобуса мужик с велосипедом.

На Кривулину так и пришли ротой. Но, увы, дедово место - кочковатый мысок, клином входящий в залив, был уже занят. На ивовых рогульках впереди мыса, слева и справа от него по-хозяйски лежали бамбуковые удилища, красные перовые поплавки солдатиками торчали из воды, велосипед, поблескивая своими железными ребрами, лежал на траве, а на складном стульчике сидел рыбак в выгоревшей фетровой шляпе и пил чай из металлического термоса.

-- Расселись тут, понимаш, глаза с ушами, - проворчал Рябинкин, скинув рюкзак. Но уже через минуту, как ни в чем не бывало, спросил: - Клюет?

Шляпа оскорбленно молчала.

Мы расположились рядом со Шляпой. Вырезали новые рогульки, размотали удочки, дед убрал рюкзаки в тень ивового куста, чтобы охладить водку, зарыл поллитровку на берегу в мокрый песок. Стали рыбачить.

"Сомяры" не клевали. Зато охотно брали крохотные окуньки. Я вытаскивал их одного за другим - полосатеньких, в майках-тельняшках, снимал с крючка и кидал обратно в реку. У других было не лучше.

Солнце жарило вовсю, и многие рыбаки, оставив удилища, перебрались в тальники. Оттуда потянуло горьковатым дымком, слышались оживленные голоса, взрывы смеха, кое-где затягивали песню.

От костра к костру, от компании к компании стала бродить серая личность - мужик неопределенных лет, пьяный на вид, но с трезвыми цепкими глазами. Подошел он и к нам.

-- Дайте сигаретку братку.

-- Бог подаст, - отрезал дед.

Шляпа не ответила, наш сосед с храпом спал, вытянувшись на траве, прикрыв лицо фетровой шляпой. Рядом поблескивал термос из нержавейки.

Я перезабросил удочки и тоже лег на траву, только сомкнул глаза:

-- Эй! Эй!: Эй! - загалдели вдруг по всей Кривулине.

Я поднял голову.

"Браток" во всю прыть удирал по-над берегом. За плечами его топорщился чей-то ярко-желтый рюкзак, под мышкой блестел Шляпин металлический термос, в руках извивались и били вора по икрам новехонькие сапоги-болотники.

-- Беда! - рявкнул дед и лихорадочно стал ревизовать наше имущество.

-- Так: Удилища - вот они. Рюкзаки - на месте. Сапоги - тута: Водка: Где водка, спрашиваю?! - орал дед. - Водку слямзили!

Он схватил Шляпин велосипед, разгоняясь, побежал с ним рядом, потом по-мальчишески влетел в седло и заработал педалями. Рыбаки тоже бросились было в погоню, но вскоре остановились: вор показал недюжинную легкость на ноги.

-- Держи вора! - запоздало проснулся рыболов-Шляпа. - Велосипед украли!

-- И термос: - подсказал я ему.

-- И термос свистнули! - подхватила Шляпа. - Разбой средь бела дня! Держи его!

А дед между тем нагонял беглеца. Вор оглянулся и: выронил термос, бросил сапоги-болотники, потом скинул ярко-желтый туго набитый рюкзак: прямо под колесо деду.

Рябинкин не успел отвернуть. Велосипед, сверкнув железными ребрами, подкинул своего седока и бросил его в дорожную пыль.

Обратно дед привел велосипед за руль.

-- Вышиб спицы? - потрясенно спросила Шляпа.

-- Нет, - ответил Рябинкин. - Обыкновенная "восьмерка" в переднем колесе, видать, тебе ее еще в автобусе, в толчее, рыбачки наладили:

-- Так и знал, непременно сломаешь дорогую вещь, - запричитала Шляпа. - И по какому праву ты взял ее без спроса?

-- Зато твой термос спас, и сапоги-болотники, и рюкзак с добром:

Выглядел дед неважно: грязный, он снес колено и прихрамывал.

Мы не слушали больше стенаний Шляпы. Я принялся наводить порядок у костровища, Рябинкин полез отмываться в реку.

-- Анатолий! - послышался его радостный голос. - Так вот же она, зараза (в руке деда блеснула поллитровка). - Я же ее, родимую, поближе к воде зарыл и забыл насовсем!

-- Слышь, Анатолий, а давай и Шляпу позовем на чарку, а?

В дороге договорились встретиться через неделю на Чертовой яме. Там лещи: ну чистые лапти! Только, чур, никому ни слова! n

Комментарии
Комментариев пока нет