Новости

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Торговля на обочине

13.07.2001
Тысячи людей, сбывая продукты труда, сидят вдоль наших дорог

Анатолий ЛЕТЯГИН
Южноуральск

Начальник службы участковых уполномоченных инспекторов Южноуральского ГОВД Владислав Зырянов пригласил поприсутствовать в рейде за город, и я охотно согласился. На торговлю дарами садов, огородов, лесов и полей, что давно приобрела законный статус на наших автотрассах, хотелось посмотреть поближе.

Эти придорожные базары, стихийно возникшие у городов, поселков, деревень и садовых товариществ, - сплошной натюрморт, достойный кисти большого живописца. Чего только не выставлено перед мчащимися по шоссе автомашинами: огурцы с грядки и закатанные в стеклянные банки, лучок, морковка и картошка, грибы из леса и маринованные, вишня, малина, смородина. А вот исходящая ароматом лесная клубника.

Тысячи людей, сбывая продукты труда, сидят вдоль наших дорог

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск

Начальник службы участковых уполномоченных инспекторов Южноуральского ГОВД Владислав Зырянов пригласил поприсутствовать в рейде за город, и я охотно согласился. На торговлю дарами садов, огородов, лесов и полей, что давно приобрела законный статус на наших автотрассах, хотелось посмотреть поближе.

Эти придорожные базары, стихийно возникшие у городов, поселков, деревень и садовых товариществ, - сплошной натюрморт, достойный кисти большого живописца. Чего только не выставлено перед мчащимися по шоссе автомашинами: огурцы с грядки и закатанные в стеклянные банки, лучок, морковка и картошка, грибы из леса и маринованные, вишня, малина, смородина. А вот исходящая ароматом лесная клубника. Все, что приносится и привозится на автотрассу, трудно перечислить, и у каждой местности своя специфика в товарах. Ближе к Троицку садово-огородный ассортимент разнообразят горы первых арбузов и дынь, а на подъезде к Челябинску проезжего дразнят свежевыловленной в озере рыбой. Все это хоть и радует глаз, на самом деле дикость и, извините, азиатчина. На такой базар, что расположился на автотрассе вблизи Южноуральска, мы и приехали.

В субботние и воскресные дни тут масса торговцев, а сейчас начало недели и на трассе торгует человек 30. В разнокалиберных ведрах выставлены вишня, малина, смородина, но больше всего продается лесной клубники. Загорелая по-южному женщина кроме ягод продает маринованные грибы и огурцы. Прошлогодние.

Приезд сотрудников милиции мало кого смутил, но самые предусмотрительные и осторожные, подхватив ведерки, сумки и ящики, тут же отошли к забору садоводческого товарищества - от греха подальше. А кто-то через пустырь прямиком подался в город.

-- Знаете ли вы, что торговать продуктами питания на автотрассе запрещено? - спрашивают сотрудники милиции торговок.

Может быть, и знают, но ни одна, естественно, в этом не признается.

-- Есть ли у кого санитарная книжка и документ, указывающий на качество продаваемых продуктов питания? - допытываются милиционеры. Но не получают утвердительного ответа. Вместо этого все громче звучат претензии и жалобы. Некоторые высказывания воспроизвожу, чтобы лучше понять людей. Хотя, если откровенно, не все из них кажутся искренними.

-- Я много лет ходила по краю жизни, работала на испытаниях баллистических ракет. Вышла на пенсию, и теперь меня от такой жизни трясет, вынуждена прийти на трассу, - возмущается по-южному загорелая женщина.

Молодой мужчина, назвавшийся Радиславом, спокоен. Сложил в объемистую сумку пакетики с молодой картошкой, банки с маринованными грибами, приготовился подхватить ведерко с лесной клубникой, чтобы уйти с обочины. С ним только что беседовал работник милиции, и он рассуждает о привычном, много раз говоренном еще при советской власти:

-- Урожай нынче большой, а у садоводов официально никто его не покупает и не заготавливает. Поэтому продаем проезжим.

Подходит молодая женщина, почти плачет.

-- Да тут же почти одни пенсионеры, которым нечем жить, - доказывает она. - Стоят сутками, чтобы немного продать на хлеб, внукам на мороженое. Ягоды только тут и можно продать, потому что у горожан по два-три сада, ягоды у них свои и наши им не нужны.

Подхожу к пожилому мужчине. Его привез сюда сын, продать вишню и самодельные комнатные тапочки. Мужчина - участник Великой Отечественной войны, инвалид. Видимо, больны ноги, поэтому рядом лежат костыли. В то время как другие торговцы сворачиваются и уходят, он один остается сидеть у дороги. Подхожу к нему.

-- Здесь выгодно торговать, не то что в городе, - говорит ветеран, назвавшийся Александром Семеновичем. - В городе наш товар мало кому нужен, а тут масса людей проезжает, обязательно кто-то остановится. Городской власти надо бы как-то решить, что с нами делать.

Разговоры заканчиваются неожиданным образом. Из садов возвращаются две пенсионерки, устало подымаются на дорожную насыпь, подходят. И милиционеры, которых только что обвиняли в произволе, вдруг получают моральную поддержку.

-- Гнать их отсюда надо, всех подряд! - кричат. - Вы думаете, они свое продают? Скупленное у воров, все наши сады раскурочили. Тут же почти нет ни одного садовода, торгуют одни и те же люди, перекупщики.

Ситуация, надо признать, сложилась классическая. Есть активно обороняющаяся сторона и есть не менее активно наступающая, а между ними - милиция. За ней вроде бы справедливость и торжество закона, но нет решения проблемы. Поэтому, вернувшись из рейда, мы беседуем со старшим инспектором по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка Людмилой Тяжельниковой.

-- Садоводы всей нашей необъятной родины, не говоря об области, сейчас стоят с лукошками и ведерками на автотрассах. Может, так и должно быть? Если нет, то что в такой торговле противозаконного?- спрашиваю Людмилу.

-- Статья 150-я Административного кодекса торговлю с рук в неустановленных местах запрещает, - объясняет она. - Установленные места - это рынки и место, взятое в аренду у администрации. Поэтому, если поступать по закону, мы обязаны сегодняшних торговок доставить в суд. Наказание - от 10 до 50 рублей штрафа с конфискацией предметов торговли или без конфискации.

-- Взять и запретить? А такая торговля удобна и продавцу, и покупателю, - доказываю я.

-- Конечно, удобна, - соглашается Людмила. - Но незаконна. Люди торгуют без санитарных книжек, а ведь продают продукты питания. Ни у кого нет документов, удостоверяющих качество товара. Откуда привезли эти лесные ягоды или грибы, что в них, можно ли, не опасаясь за свое здоровье, употреблять их в пищу? А кто поручится за безопасность маринованных грибов, стоящих в банках на солнце? Наконец, торговать на обочине оживленного шоссе элементарно рискованно. Если что-то случится с мчащейся мимо автомашиной и вынесет на обочину, на этих торговцев, мало никому не покажется.

-- В чем видите выход?

-- Бабушки - публика неуправляемая, но если невозможно их заставить торговать на городском рынке, то надо пойти им навстречу. Городская администрация должна потратиться или найти другой выход. Недалеко от садов и автотрассы можно оборудовать специальные места для торговли продуктами садов и огородов, а плату с торговцев если и брать, то минимальную, доступную каждому. Хозяин рынка такие места не создаст никогда. Да на нынешний рынок садоводы и не пойдут, торговать ягодами там невыгодно, налог большой берут. Можно установить торговлю возле придорожного кемпинга, что тоже рядом с городом. На его территории работают еще и частные кафе, поэтому, будь я на месте хозяев, плату с бабушек вообще не брала бы. Этот "фруктово-ягодный" рынок стал бы бесплатной зазывающей рекламой. Проезжие люди тут бы и купили дары садов, пообедали, заправили свои автомашины.

На другой день, не выдержав, иду за город - за последним рядом многоэтажек проходит это самое шоссе, связывающее Урал с Казахстаном. Мимо с ревом мчатся автомашины. На обочине шоссе идет торговля. Все заняло свое привычное место. Может быть, где-то торгуют иначе? n

Комментарии
Комментариев пока нет