Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Тихие и громкие олигархи

27.07.2001
Вторгаясь в регион при поддержке правительства России, крупный капитал ослабляет позиции областной власти

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

Корпус быстрого реагирования
Когда в "правительственный" дом на улице Цвиллинга впервые пришла команда П. Сумина, она пересмотрела подходы предшественников к экономике, сформулировала собственную стратегию. Линия эта не всем пришлась по душе (из-за чего возникали трения с авиапредприятием, ЧТЗ и некоторыми другими заводами). Но, следует отдать должное, последовательность в действиях власти прослеживалась завидная. Было выработано собственное отношение к разным фирмам, акционерным обществам и происходящим в их недрах процессам.

Вторгаясь в регион при поддержке правительства России, крупный капитал ослабляет позиции областной власти

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

Корпус быстрого реагирования

Когда в "правительственный" дом на улице Цвиллинга впервые пришла команда П. Сумина, она пересмотрела подходы предшественников к экономике, сформулировала собственную стратегию. Линия эта не всем пришлась по душе (из-за чего возникали трения с авиапредприятием, ЧТЗ и некоторыми другими заводами). Но, следует отдать должное, последовательность в действиях власти прослеживалась завидная. Было выработано собственное отношение к разным фирмам, акционерным обществам и происходящим в их недрах процессам. По большому счету, появилась система, которая обеспечивала движение в заданном направлении.

Сегодня такой сбалансированной картины уже нет. Ушел из команды бывший первый вице-губернатор В. Уткин. И, судя по всему, его выдвижение в кандидаты на губернаторский пост стало не причиной, а следствием похолодевших отношений с П. Суминым. Наблюдатели склонны думать, что все началось несколько ранее, когда В. Уткин из стана так называемых государственников стал "дрейфовать" в стан рыночников.

Считается, что именно Уткин привел в регион "Сибал", Уральскую горно-металлургическую компанию и поддерживает контакты с одним из самых загадочных российских "олигархов" Искандаром Махмудовым. Но люди, знающие скрытую от глаз кухню, говорят: эти данные нужно делить даже не надвое, а на число куда более значительное. Бывший первый вице-губернатор не вхож в приемную руководителя УГМК. Относительной близостью к Искандару Махмудову в области может похвастаться лишь один из бывших заместителей директора ММК.

Что касается В. Уткина, не исключен его переход "на федеральные орбиты", хотя более логичным представляется другой исход: завтрашний день бывшего соратника П. Сумина может иметь местную политическую окраску. Сейчас Владимир Петрович раскручивает новую газету тиражом 100 тысяч экземпляров. Ради "спортивного интереса" такие дорого-стоящие проекты никто не затевает, однако средства на него Уткин точно ищет не в офисе УГМК. С другой стороны, название издания - "Опорный край" - по своему патриотическому заряду настолько напоминает другое - "За возрождение Урала", что почти не оставляет сомнения в том, на каком политическом поле и под какими стягами он намерен продолжать свою карьеру.

В. Уткин, несмотря на нынешнюю обособленность, по-прежнему остается значительной фигурой регионального масштаба. Между строк читается и его намерение опереться на группу промышленников, чтобы иметь воздействие (хотя бы идеологическое) на положение в реальном секторе.

Преемник Владимира Петровича В. Тимашов с первых же дней работы в новом качестве так обозначил свое управленческое кредо: будет помогать губернатору. Из этого следует, что Виктор Анатольевич - не сторонник индивидуальных атак на экономическом поле и твердо намерен играть в командную игру. Этому принципу он верен: не стремится, блистая индивидуальным мастерством, забивать спонтанные "голы". Однако некоторые его новации все же трудно не заметить.

В июле по инициативе областной администрации был зарегистрирован Уральский промышленный холдинг, в который вошли металлургические и машиностроительные предприятия региона. Идея, в общем-то, понятна: оптимизировать бизнес, продолжить развитие областной кооперации, сделать такое сотрудничество в границах региона экономически выгодным. Но почему-то в одну связку собраны не самые родственные предприятия. У некоторых, на первый взгляд, и желания объединиться не должно возникнуть. Ну зачем, скажем, Златоустовскому металлургическому заводу бакальская руда, если в городе оружейников напрочь отсутствуют домны? А если нет реального проникновения в бизнес, крепок ли союз?

Впрочем, холдинг зарегистрирован в форме некоммерческого партнерства. Увы, обстоятельство это дает критикам еще один повод для сомнений. Они заявляют: холдинг не может быть некоммерческим. В противном случае его философия становится нечеткой. Некоторые оппоненты вовсе склонны видеть один негатив: промышленников растаскивают по частям. Представители власти вольно или невольно формируют структуру, альтернативную уже существующим союзам хозяйственников - чтобы иметь в ее лице опору на какой-то особый случай. Это своего рода директорский корпус быстрого спецреагирования, сам факт появления которого нарушает принцип "равноудаленности" промышленников от коридоров власти.

Заметное влияние на формирование бизнеса еще недавно оказывала коллективная позиция хозяйственников, не без участия губернатора объединенных в Ассоциацию промышленных предприятий и банков области. Не секрет, что прежде взаимодействие этой организации с областной администрацией было более тесным. Сейчас былой душевности и доверительности не просматривается. Собрания ПромАсс проходят уже без участия первых лиц администрации. Более того, недавно была озвучена официальная позиция, весьма далекая от прежних "гимнов" : ассоциацию целесообразно объединить с другой организацией хозяйственников - Союзом промышленников и предпринимателей, в противовес которому и создавался в свое время ПромАсс (СПП называли тогда клубом директоров, а не "рабочей лошадкой" экономики).

Что же "отодвинуло" ассоциацию, собравшую в своих рядах цвет региональной промышленности, от высоких кабинетов? Изменилась политическая конъюнктура. С кем бороться ныне команде губернатора, если противников в области не видно? Наверное, свою негативную роль сыграли и прежние связи ПромАсс с опальным В. Уткиным (как известно, через него осуществлялись контакты власти с директорским корпусом). Присутствие Владимира Петровича неподалеку "бросает тень" на ассоциацию, хотя на последних губернаторских выборах она и поддержала П. Сумина.

Карабаш - зеркало чего?

Еще одним новым центром влияния на экономическую ситуацию в области стали компании, активно проникающие на ее территорию. Речь идет не о середнячках, которых без труда можно положить на лопатки, используя административный ресурс. На предприятия Южного Урала нацелились настоящие киты бизнеса, имеющие миллиардные обороты, собственное лобби в столице. У них свои интересы, которые могут не согласовываться с намерениями власти, что делает положение в промышленной сфере еще более неоднозначным.

Одним из первых болезненных ударов, нанесенных мощными промышленными группами под дых области, стало решение о строительстве стана-5000 не на ММК (такая идея всемерно продвигалась областной властью и генеральным директором Магнитки В. Рашниковым), а на Нижнетагильском металлургическом комбинате, контролируемом ООО "ЕвразХолдинг", входящим, по данным аналитиков, в группу Махмудова - Черного. Факт этот красноречиво свидетельствует о силе и мощи бизнес-сообщества.

Карабашский конфликт, по сути, стал продолжением непростых отношений с представителями серьезного бизнеса, но уже на новом витке истории. Одним из любимых детищ администрации еще в первый срок "правления" команды П. Сумина стала программа развития медной подотрасли. Ее разработали несколько лет назад в ответ на мощную экспансию свердловчан.

Стоит напомнить: Кыштымскому медеэлектролитному заводу нужна была черновая медь, восстановить производство которой решили в медленно умирающем Карабаше. Одно из самых грязных мест планеты в результате должно было возродиться из пепла для новой счастливой жизни. Город-сад из "черной дыры" пока не получился. Но динамика прослеживается обнадеживающая. Поэтому областная власть в споре с Уральской горно-металлургической компанией, не колеблясь, приняла сторону А. Вольхина, генерального директора КМЭЗ, главного идеолога карабашского НЭПа.

События, однако, стали разворачиваться по самому "конфликтному" сценарию. Мало того, что УГМК заявила о своих притязаниях на предприятие, выпускающее черновую медь, компания задействовала все возможные рычаги, чтобы доказать: она - хозяин положения. Примерно в это время губернатор во всеуслышание заявил: мародерам не место в области. К кому относились его слова? Если замечание не носит риторического характера, а имеет конкретного адресата - УГМК, резкость П. Сумина вряд ли случайна. Обычно Петр Иванович высказывается более дипломатично, миром стараясь устранять разногласия с возможными партнерами. Что же мешает сделать это в данном случае? Полная несовместимость позиций области и свердловских "олигархов"? Или, быть может, иные, более глубокие причины?

До настоящего момента областная власть демонстрировала, что полностью контролирует ситуацию в регионе. Директора предприятий отдавали должное опыту и дальновидности П. Сумина. Советовались с администрацией, прислушивались к ее замечаниям, уверенные в том, что пренебрегать добрым отношением к себе, по меньшей мере, неразумно. Даже иностранные компании воспринимали "желтый" дом на улице Цвиллинга с должным пиететом (вспомним хотя бы визит главы швейцарской компании "Гленкор").

Но вот "распухшие от денег" свердловчане, не развернувшись корпусом даже на полградуса в сторону цитадели власти, посягают на программу, в которой она принимает самое живое участие, поскольку реализация намеченных шагов сулит не только новые налоговые отчисления в будущем, но и социальную стабильность во взрывоопасном уголке южноуральской земли. И что же делает при этом команда губернатора? Нет, не сидит, смиренно сложив руки, не опускает глаза долу. Напротив, поднимает брошенную перчатку. Примерно как в известном фильме: "Кто к нам с мечом придет:" А "олигархи" такой реакции совсем не пугаются и не просят прощения, как провинившиеся школяры.

Эта коллизия изнутри взрывает привычное миро-устройство, всю нашу экономическую вселенную. Она расшатывает позиции самой власти, ибо показывает: ее возможности не беспредельны. Другими словами, можно прийти в область, попользоваться ее ресурсами и помимо воли высших должностных лиц. Можно вообще по-хозяйски устроиться в удобном кресле и, закинув нога на ногу, начать укорять противников в использовании административного ресурса, делая то же самое, но на более высоком уровне.

Получается, что карабашская проблема сейчас является чем-то большим, чем проблема чисто техническая, производственная. Де-факто "олигархи" отбирают у администрации кусочек власти. Этот маневр вряд ли могут воспринимать равнодушно те, кого он непосредственно касается, особенно в свете последних событий. Вначале глав территорий лишили возможности заниматься политической и законотворческой деятельностью, представляя регионы в Совете Федерации. Урезало их полномочия и создание института полномочных представителей президента. А теперь в наступление ринулся крупный бизнес, подпиливая ножки губернаторских кресел. Кем могут оказаться главы в перспективе? Распорядителями бюджетов? "Вариант английской королевы" наших политиков вряд ли радует.

На грани экономики

Бизнес не признает территориальных границ. Капитал станет консолидироваться и в дальнейшем, что мы и наблюдаем сейчас на примере региона. До недавнего времени область представляла собой остров Свободы, на который не посягали пришлые предприниматели. Это время, похоже, кануло в Лету. Наступила новая реальность, к которой еще только предстоит приспосабливаться, оттачивая формы диалога.

Пока мы делим "олигархов" на вежливых и не очень. Согласовал планы на местах - значит пришел с добрыми намерениями. Как глава "Сибирского алюминия" Олег Дерипаска.

Но, по большому счету, вопрос о приобретении УралАЗа решался не на улице Цвиллинга, а в кабинете премьера М. Касьянова. Да и кто будет спорить с тем, что 500 миллионов рублей (сейчас якобы ставка поднята до миллиарда) - не такая уж красная цена за предприятие стоимостью в 300-400 миллионов долларов? Когда предложение "Сибала" получило известность, один из руководителей крупного челябинского комбината поделился с коллегами: "Я прочитал - мне стыдно стало". А 20 миллионов рублей Миассу на поддержание социальной сферы? Конечно, это лучше, чем ничего, но такая ли уж значительная победа?

И. Махмудов, кажется, ничего не обещал, даже не провел дипломатическую рекогносцировку. Потому снискал репутацию рокового предпринимателя. Что же, его и О. Дерипаску разделяет пропасть шириной в Тихий океан? Знающие люди говорят: они - близнецы-братья (и добавляют: только отцы разные). Какие основания есть для подобных утверждений?

Существуют такие понятия - слияние капитала и стратегическое партнерство. В России сейчас все завуалировано до предела. Владелец акций на самом деле может не оказаться таковым, а лицо, далекое, на первый взгляд, от конкретного производства, способно оказывать на него самое непосредственное влияние. Так вот, осведомленные источники относят предприятия О. Дерипаски к группе Махмудова - Черного. Журнал "Эксперт" вообще подробно останавливается на схеме "политического прикрытия" этой группы, поминая в том числе и главу "Сибала" : "Вход во власть осуществляется через несколько публичных фигур, таких, как Роман Абрамович, Олег Дерипаска, Андрей Мельниченко, Александр Мамут. Далее ниточки влияния идут к Валентину Юмашеву, Александру Волошину (кремлевская администрация), Михаилу Зурабову (Пенсионный фонд), "Росвооружению" и "Рособоронэкспорту". Далее цепочка направляется к более мелким чиновникам из правительства и администрации президента, доходя до советников Путина и Касьянова". В общем, все в этом мире связано. Тем более в мире крупного бизнеса.

Ясно одно: процессы глобализации экономики, выстраивания длинных технологических цепочек подобны локомотиву - такой пробивной силой они обладают. Проявляют себя они и на "Мечеле", которым то ли овладели, то ли еще овладевают кемеровские угольщики (в прошлом году в совете директоров комбината их представлял один человек, в нынешнем - уже четыре). Только вот укрупнение бизнеса идет здесь тихо, как говорится, без шума и пыли. Привлекать внимание к своим персонам у кемеровских "олигархов", судя по всему, нет никакого желания. К примеру, на июньском акционерном собрании приехавший в область глава компании "Южный Кузбасс" И. Зюзин вежливо пресек даже невинные попытки получить любую информацию о себе и своем деле, заметив, что вообще никому не дает интервью. Понять его можно. При нынешнем раскладе молчание, наверное, и впрямь золото. Горячие сибирские парни пришли на "Мечел" с широкими белозубыми улыбками хозяйственников советских времен. И, естественно, на фоне карабашского конфликта не хотят быть причисленными к захватчикам и мародерам, которыми пугают детей.

Но речь, конечно, идет не только о публичном имидже. Демонстрируя свою "кротость", сибиряки как бы дают понять: они не борцы с администрацией и при необходимости сядут за стол переговоров, чего не сделали бизнесмены из Екатеринбурга, сразу жахнув по Карабашу прямой наводкой. А для власти, как уже было сказано, это и оскорбительно, и опасно. Будь свердловчане чуточку гибче, чуточку уступчивее, и они, складывается такое впечатление, официально получили бы "зеленый свет".

Но, как знать, возможно, это и не входило в их планы. Во всяком случае, если верить столичным источникам, группа Махмудова - Черного "до сих пор не проигрывала ни одного противостояния своим рыночным конкурентом" (в том числе благодаря "твердому политическому прикрытию на самом верхнем этаже власти").

Кстати, с уважением говорит о Махмудове, УГМК и свердловский губернатор Э. Россель, у свердловчан даже проскальзывают нотки гордости за свою "экспансию". Наблюдатели усматривают в этом не только экономические, но и политические корни. Россель, демонстративно и абсолютно логично отмахнувшийся от Карабаша, тем не менее, задал тон развернувшемуся действу, публично признав в конце мая, что выступает за создание нового региона, включающего в себя Свердловскую, Челябинскую и Курганскую области. Поэтому удар, способный ослабить позиции, а значит, и притязания соседей, отмечают обозреватели, был нанесен расчетливо и явно с одобрения сверху. n

Комментарии
Комментариев пока нет