Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Главная площадь

11.08.2001

Михаил Фонотов
Челябинск

Я стою на площади. На Южной. И на площади Революции. Сразу на двух. На том самом месте (на том?), где, судя по снимку-панораме, в начале прошлого века возвышался бело-беленый цирк-шапито.

Михаил Фонотов

Челябинск

Я стою на площади. На Южной. И на площади Революции. Сразу на двух. На том самом месте (на том?), где, судя по снимку-панораме, в начале прошлого века возвышался бело-беленый цирк-шапито. Я стою у столба как раз напротив входа в цирк (не дверь, а ворота). Крыша цирка - конус, перерезанный узким "пояском", на пояске - окошко. Ниже, на скате конуса, лежит окно же, но большое, будто на кровлю положили окно веранды. Но внутри, в проеме ворот, темно. Там кто-то есть, но я не различаю лиц. Меня отвлекает тарахтенье телеги. На телеге мужик и два мешка. Куда гонит мужик? Я оборачиваюсь в беспокойстве, как бы лошадь не уперлась в гранит сегодняшних трибун. Однако не асфальт вокруг, а пожухлая травка кулижками, тропинки и колеи вкривь и вкось.

У цирка по ступеням подземного перехода можно "спуститься" вниз и войти в Никитинские ряды. А наверху будут тесниться (как на старинной фотографии) ряды лавок, навесов и целый табор повозок лошадиного базара :

Челябинск долго поднимался к Южному бульвару. Только к 1875 году он рядом усадеб и тюремным замком среди них подступил к березнякам южной окраины.

1875 год? Вспомним? П.И. Чайковский пишет Первый концерт для фортепьяно с оркестром, а Эдвард Григ - музыку к драме Г. Ибсена "Пер Гюнт". Почти четверть века как умер Н.В. Гоголь. Четыре года назад вспыхнула и сгорела Парижская коммуна. Д.И. Менделеев только что открыл свой (и всех) периодический закон. Кудрявому мальчику Володе Ульянову - пять лет.

Двести лет Челябинск прощался со старым центром, поднимаясь от берега Миасса выше, к пустырю, где однажды заложит свой новый центр. От площади Соборной - к площади Революции.

Знал ли кто, что этот, теперь всем известный дом с универсамом "Большой", построенный в 1938 году, начнет Большой Челябинск? Его подарили нам два московских архитектора, о которых мы мало что знаем, - П. Кухтенков и А. Максимов. Это - первый дом нового Челябинска. Того, который есть и который будет. Он - уже памятник. "Вряд ли можно представить себе что-либо другое на этом месте", - сказал скульптор Лев Головницкий. Он увидел в этом здании благородство, гармонию форм и пропорций, доступность и чистоту характера.

Это здание, презрев провинциальную скромность, монументально вознеслось и раскинулось на весь квартал, подмяло под себя и домик с белыми ставнями на одном углу, и белый особняк в два этажа, и еще ряд строений, в том числе длинный деревянный дом на кирпичном полуэтаже, стоявший на другом углу. "Этот дом сразу "забрал" на себя всю площадь", - сказал архитектор Е.В. Александров. С той поры, что бы ни задумал город строить, он должен был "танцевать" от этого Первого дома на Южном бульваре. Он, этот дом, - веха.

Этот Первый дом на площади можно рассматривать долго, как картину. Но я хочу обратить внимание на арку. Не на то, как мощно она выделена порталом на четыре этажа. А на случайность - на "тарелку", которая видна в проеме арки. Это - антенна на крыше почтамта. Антенна, которая через спутник смотрит на Америку, видит и слышит ее.

Конечно, площадь сама по себе всего лишь пустое место, что, впрочем, в городе тоже важно - где и сколько в нем пустоты. Но ей, пустоте, надо дать форму, обрамить. Семь зданий обрамляют площадь Революции с трех сторон, эти три ее грани выточены любовно. Кроме, пожалуй, одного здания, усеченного в борьбе с излишествами. А четвертая грань отодвинута зеленью сквера.

Хорошо бы изредка иметь полчаса свободного времени и свободной души, чтобы совершить короткое шествие или даже восхождение, поднявшись на пятнадцать метров вверх от площади до театра драмы. В полном умиротворении побродить по скверу, повертеть головой, осматривая деревья, дать глазам отдохнуть на газонах, постоять у фонтана, перейти улицу Тимирязева, подняться к театру, откуда открывается панорама города вплоть до заводских окраин.

Это тот Челябинск, к которому я хочу причаститься, который люблю и которым горжусь. Он не опускает, а поднимает меня, он полон достоинства и достоинством наполняет меня. Нет, он не обманывает впечатлением благополучия и процветания, потому что он, эти двадцать гектаров городского центра, - не мираж, а явь. Значит, отсюда пойдут круги на весь город.

Аллея сквера, та, что выходит на улицу Цвиллинга. Я остановился и в створе между кедром и елями увидел гостиницу "Южный Урал". А это кто? Я "вижу" Игоря Ильинского. Он идет к себе, домой, в свой 199-й номер, в котором жил в годы войны. Но вдруг все исчезает, и передо мной - церковь, ее купола, будто шлемы или раскрытые зонты на белых барабанах с длинными узкими окнами, и белые стены "бочек" крестового свода. Кто это за каменной оградой монастыря в окружении послушниц? Игуменья Лидия. В миру Любовь Сергеевна Калатинская. Единственной дочери богатых родителей, судьба, казалось бы, предвещала Любе только светлые годы. Она вышла замуж за коллежского асессора Уржумцева, по любви, и была счастлива с ним. Но вдруг умирает муж, а через месяц - мать. Три года Люба ухаживала за отцом, которого сковал паралич, а когда похоронила и его, все доставшееся ей богатство пожертвовала монастырю, ему же "пожертвовала и себя". Начав послушницей, Лидия умерла игуменьей в 1879 году 45 лет от роду. Похоронили ее при Одигитриевской церкви, рядом с могилой первой игуменьи Агнии. Знает ли кто, где их прах теперь:

Когда монастырь был закрыт, там разместили детский приют, который в 1932 году показывали Луи Арагону и Эльзе Триоле.

Хоть он был украшен и парадной лестницей, и четырьмя колоннами, и огромными угловыми окнами в узорах кирпичной кладки, Народный дом оставался поистине народным.

Я вижу Народный дом глазами Юрия Либединского. "На сцене все те же декорации - украинские мазанки, огромные подсолнухи. Обросший рыжеватой щетиной Васенко звонит в председательский колокольчик. В зале холодно, на нем пальто, но кепка лежит рядом". А то вдруг у колонн увижу Самуила Цвиллинга.

Колонны Народного дома - молчаливые свидетели минувших дней.

Кто бы поверил теперь, что во времена оны архитекторы мечтали снести Народный дом, чтобы на его месте построить нечто, достойное новой эпохи. Новой эпохе хотелось, чтобы все - новое, ничего - старого:

Может быть, это чудо или недоразумение, но на площади Революции осталось от Южной площади еще одно здание - рядом с Народным домом. Сейчас в нем некая фирма "Агротех" и другие арендаторы. Приземистое и даже вросшее в грунт здание никто не берег, не спасал, а оно до сих пор в здравии и неизвестно, сколько еще проживет.

Через улицу от этого притаившегося и спасшегося здания стояла таможня. Ее усадьба была огорожена штакетником с каменными столбиками. Таможню украшали строенные окна, веранды, на четырех торцах четыре фронтона без карнизов, башенка с пирамидкой у входа. Теперь на этом месте здание Челябинвестбанка.

Еще выше, где-то на месте городской администрации, одиноко белела часовня, возведенная в честь проезда через город царя Николая.

Две улицы - Сони Кривой и Тимирязева - по сути одна улица. Их почему-то разделили улицей Воровского. И скривили. Ради площади. Точнее, ради сквера - чтобы дать ему больше места. Будь они прямые, неразделенные, то пересекли бы сквер у фонтана и уперлись бы в парадную колоннаду здания, в котором располагается управление железной дороги.

Площадь Революции молода, ей всего полвека. Пройдет еще сто лет - и что? Не знаю. Была идея третьего центра - вернуть его на берега Миасса. Может быть, так и будет. А эта площадь? Она изменится. Приблизится к совершенству. Оставаясь собой. n

Комментарии
Комментариев пока нет