Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Ремонт покрытия ванн - смотрите тут >>
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Борис Мизрахи: "Страну уже невозможно повернуть назад"

11.08.2001
Лидер региональной организации СПС вспоминает август 91-го

Тему этого интервью депутата Законодательного собрания области, председателя комитета по социальной политике Бориса МИЗРАХИ предопределила надвигающаяся знаменательная дата - 10-летие событий, связанных с путчем ГКЧП, попыткой антидемократических сил повернуть вспять демократические преобразования в стране. Борис Александрович тогда, в августе 91-го, работал в Челябинском городском Совете депутатов - возглавлял орготдел, был помощником председателя Совета.

- Каким вам запомнился этот день десятилетней давности - 19 августа 1991 года?
- Был в шоке. Ведь то было время надежд, ожиданий, связанных с первыми демократическими преобразованиями в нашем обществе. Моя работа в горсовете, впервые избранном демократическим путем, - пожалуй, самая светлая пора моей жизни.

Лидер региональной организации СПС вспоминает август 91-го

Тему этого интервью депутата Законодательного собрания области, председателя комитета по социальной политике Бориса МИЗРАХИ предопределила надвигающаяся знаменательная дата - 10-летие событий, связанных с путчем ГКЧП, попыткой антидемократических сил повернуть вспять демократические преобразования в стране. Борис Александрович тогда, в августе 91-го, работал в Челябинском городском Совете депутатов - возглавлял орготдел, был помощником председателя Совета.

-- Каким вам запомнился этот день десятилетней давности - 19 августа 1991 года?

-- Был в шоке. Ведь то было время надежд, ожиданий, связанных с первыми демократическими преобразованиями в нашем обществе. Моя работа в горсовете, впервые избранном демократическим путем, - пожалуй, самая светлая пора моей жизни. Все было новое. Работать было очень интересно, мне еще и потому, что я впервые тогда пришел в политику. И вдруг - реальная угроза, что всё может повернуть вспять. Помню, в восемь часов утра мы собрались в горсовете в кабинете у председателя, им был в то время Вадим Соловьев. Потом собрался городской актив. Вадим Павлович первым сказал: "Мы не будем подчиняться ГКЧП - это предатели, они толкают народ к кровопролитию:" Большинство думало так же, было готово отстаивать свои позиции.

-- А не было страшно поначалу? Ведь все-таки в стране было объявлено чрезвычайное положение...

-- Нет, страх отсутствовал. У нас у всех было, я бы даже сказал, романтическое какое-то настроение - готовность сражаться "до последней капли крови". Никто тогда себе не отдавал отчета, что это, в общем-то, действительно страшно - сражаться, проливать кровь: И такое настроение царило не только в стенах горсовета. Помню, явились человек двадцать с железными прутьями, сказали, что они будут нас охранять. Уговорили их отказаться от этой затеи. Но три дня депутаты и сотрудники аппарата дежурили в горсовете. Я двое суток не выходил из здания. Представители "Демроссии" в первый же день, 19 августа, приложили усилия, чтобы познакомить челябинцев с реакцией демократов на выступление ГКЧП, указами Бориса Ельцина. Ни радио, ни телевидением мы воспользоваться, естественно, не могли. И тогда вышли на площадь Революции.

-- Наверное, сегодняшнему молодому поколению челябинцев, взращенному в условиях демократии, сложно представить, с каким риском для себя действовали те несколько человек, которые отправились на площадь, взяв мегафон, и стали по очереди читать полученные из Москвы копии указов Б. Ельцина.

-- Начавшийся многочасовой митинг лучше всего сказал о ситуации в городе и отношении челябинцев к ГКЧП. Я видел тысячи людей. Помню, как жадно они ловили каждое слово. Выступали люди, которых челябинцы хорошо знали, - Вадим Соловьев, Александр Алексеев, Сергей Мухаркин, Лариса Субботина. Выступал и я - озвучивал сводки о том, что происходило в Москве, других городах, - материалы эти нам оперативно пересылали друзья из Москвы. Я чувствовал поддержку людей, собравшихся на площади. Там был такой настрой, такая непосредственная реакция на сообщения. Вот узнали, что ЧВВАКУШ не поддерживает ГКЧП и - крик: "Ура! Штурманы с нами!". Валерий Пустовой сделал заявление, что милиция города будет охранять демократию. И снова - "Ура!". :Нет, не было страшно! Было чувство, что борюсь за правду, желание проявить героизм было. И эти чувства владели всеми, кто был в тот час на площади Революции.

-- А главный урок?

-- Он, наверное, в осознании того, что, как ни мало времени прошло с начала демократических преобразований, люди уже приняли их и назад, в прошлое, не хотят.

-- Вы вошли в историю города как человек, который водрузил в те дни над Челябинским горсоветом сине-бело-красный флаг.

-- Да, это был памятный момент, когда я вместе с Анатолием Гращенковым залез на крышу горсовета. С нами был кто-то еще - не помню, как и то, где я раздобыл трехцветный флаг. По-моему, он был самодельный. На всю жизнь врезалось в память, как я на крыше проволокой прикручиваю древко.

-- Многие из тех, первых демократов Челябинска, так много сделавших для подготовки общества к принятию демократических преобразований, сегодня оказались вне политики. На ваш взгляд, почему это произошло?

-- Наверное, прошло их время: Лариса Субботина, Александр Алексеев, Анатолий Гращенков, другие. Могу только посочувствовать судьбе этих людей, которые не нашли себя в настоящем времени как политики. И не только как политики. Знаю, что не может найти достойную работу, причем по политическим мотивам, Александр Алексеев. А ведь он хороший историк. Увы, терпимость не утвердилась в нашем обществе. Будь иначе, мы бы шагнули намного вперед.

-- Ваша судьба как политика оказалась счастливее.

-- Я действительно сейчас как бы второй раз самореализовался в политике.

-- Высказывалось мнение, что вы несамостоятельный в политике человек. Вы зависимы от кого-то?

-- В общем-то, я достаточно компромиссный человек, но свою точку зрения всегда готов принципиально отстаивать. И я очень не люблю, чтобы мной управляли. Я никогда не скрывал и говорил, кто мне помогал на выборах - действительно, РАО "ЕЭС". Я давно знаком с Анатолием Борисовичем Чубайсом, его заместителями. Но и они вряд ли могут мной командовать. К тому же я шел в Законодательное собрание, чтобы снова окунуться в атмосферу большой, серьезной работы. Ведь социальная сфера - это как раз та область, в которой я чувствую себя комфортно, в которой мне немало пришлось потрудиться. Я работал экспертом программ ТАСИС, создал и возглавил Фонд социального и гуманитарного развития Челябинской области...

-- Удовлетворены ли вы уже проделанной в Законодательном собрании работой?

-- Главное, как мне кажется, нашему комитету удалось верно выбрать приоритетные направления. Мы сосредоточили внимание на слабо защищенных в социальном плане категориях южноуральцев - ветеранах, бюджетниках, малообеспеченных семьях, молодежи. Работаем над законопроектами, которые улучшили бы положение дел в таких отраслях, как здравоохранение, культура, образование. Сегодня уже можно говорить, что полностью оправдали себя общественные советы, которые были созданы при комитете и которые возглавили авторитетные в своих областях специалисты.

-- Со всеми серьезными вашими обязанностями в Законодательном собрании вы тем не менее впряглись в хлопотную общественную должность - лидера региональной организации партии "Союз правых сил". Почему?

-- Я давно знаю Бориса Немцова, Ирину Хакамада, Павла Крашенинникова. Но главное, СПС - это партия, имеющая реальную идеологию, и она, эта идеология, соответствует моим взглядам на жизнь. Она прежде всего - в опоре на средний класс. Во многих развитых государствах - Германии, Швеции, например, средний класс составляет 65 процентов населения. Это основа общества и составляют ее мелкий и средний бизнес, интеллигенция - научная, техническая, творческая. Когда в России будет так же - наша жизнь будет спокойной.

-- Насколько сильна ваша организация здесь, в области?

-- По-настоящему мы ее только создаем еще.

-- Между тем "Единство", например, рапортует о том, что во многих городах и районах уже созданы его организации.

-- Да, "Единство" сегодня структурированная организация. Но что такое "Единство"? Это, в конце концов, власть чиновников. Им это проще сделать, используя административный ресурс. У нас пока, помимо Челябинска, есть очень крепкая организация в Магнитогорске. Она себя уже хорошо зарекомендовала - наверное, потому, что ее идейным вдохновителем является Павел Крашенинников. Там есть люди с ММК, для Магнитки это своеобразный гарант надежности. Процесс пошел в Озерске. Там за дело взялись молодые бизнесмены. Проявили интерес к СПС депутаты Законодательного собрания Станислав Абдрафиков и Валерий Гриценко. Есть приметы того, что благодаря им удастся в ближайшее время создать организации Союза правых сил в Южноуральске и Троицке. Надеюсь, что привлечет наших сторонников под знамена СПС и то, что это партия созидающая, не занимающаяся интригами, конструктивно сотрудничающая с властью.

Беседовала Елена ФРАНЦЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет