Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Мы прибегали к конспирации"

18.08.2001

Сергей Мухаркин,  в 91-м - депутат Челябинского городского Совета депутатов, руководитель Народного фронта в Челябинске, ныне главный специалист отдела территориального самоуправления администрации Челябинска

- 19-го утром я приехал в горсовет - взять какой-то документ. В вестибюле невольно прислушался к радио - голос диктора звучал необычно. Передавали обращение ГКЧП. Услышал за спиной голос: "Так это же государственный переворот!" Обернулся - увидел Бориса Мизрахи. Мы кинулись с ним в расположенный тут же на первом этаже, в 102-й комнате, штаб по поддержке  Бориса Ельцина.

Сергей Мухаркин, в 91-м - депутат Челябинского городского Совета депутатов, руководитель Народного фронта в Челябинске, ныне главный специалист отдела территориального самоуправления администрации Челябинска

-- 19-го утром я приехал в горсовет - взять какой-то документ. В вестибюле невольно прислушался к радио - голос диктора звучал необычно. Передавали обращение ГКЧП. Услышал за спиной голос: "Так это же государственный переворот!" Обернулся - увидел Бориса Мизрахи. Мы кинулись с ним в расположенный тут же на первом этаже, в 102-й комнате, штаб по поддержке Бориса Ельцина. Нас встретил шквал телефонных звонков. Активисты "Дем. России", "Народного фронта", люди, активно помогавшие штабу в самые горячие дни, спрашивали о новостях, обещали свою помощь.

Я подумал о своем предприятии - работал тогда на Челябинском инструментальном заводе: что там сейчас? Поехал туда. Рабочая смена уже началась. Бегу по территории завода. Меня останавливает какой-то рабочий: "Ну, вот, наконец-то, говорит, тебя поставят к стенке!". Человека этого я не знал. Его слова меня обескуражили. Что я ему сделал плохого? Наверное, он так оценил мою общественную работу. Я вывешивал на заводских досках объявлений самиздатовскую литературу, информацию о деятельности "Народного фронта", рабочем движении Кузбасса, которое тогда проявляло большую активность.

Еще больше меня поразила женщина из моего цеха - работница, с которой мы были знакомы почти двадцать лет. Она, мать-одиночка, обращалась ко мне, столкнувшись с проблемой воспитания ребенка, и я помогал, помню. И тут она подошла ко мне, я услышал: "Ну вот, будет теперь сильная рука, а тебя упекут куда следует:"

Но большинство инструментальщиков проявляли просто пассивность, безразличие к ГКЧП и новой ситуации в стране. Я тогда впервые осознал, насколько я, другие лидеры и участники демократического движения переоценивали силы рабочего класса, его активность. Хотя и на нашем заводе, и особенно в Челябинском объединении "Полет", нашлись люди, которые активно поддержали сопротивление гэкачепистам. Те же - Александр Козинский, Александр Маркелов:

Проведя полдня на заводе, я вернулся в горсовет. Здесь, в штабе, уже попытались связаться с Москвой. Но факса тогда в горсовете не было, указ Б.Ельцина принимался по телефону, были разночтения в разных экземплярах. Нас выручил собкор "Комсомольской правды" Сергей Смирнов. Он сказал, что документ получил из редакции по телетайпу. Мы сели с ним в мою машину и поехали к нему домой, на улицу Овчинникова, к вокзалу, забрали телетайпную ленту и вернулись. Нашелся компьютер, и через некоторое время мы уже имели три-четыре десятка копий указа Ельцина. С ними мы и пошли на площадь Революции.

У нас был мегафон, мы стали читать указ Ельцина, мгновенно ушли и ксерокопии документа. Но нам все время подносили свежие распечатки. Помню, мы пустили шапку по кругу, чтобы добыть бумагу для них. Начался митинг, его вел А. Алексеев, я записывал желающих выступать. Длилось все это часа три. В конце мы договорились, что на следующий день митинг будет продолжен: И он состоялся, собрав уже десятки тысяч горожан. Вновь выступал председатель горсовета В.Соловьев.

С Москвой, Белым домом мы постоянно поддерживали телефонную связь. Звонили туда за новостями практически каждые 15 минут. Чтобы не надоедать - в разные приемные: Ельцина, Хасбулатова, Руцкого. Получалось: приемную тревожили через час, а информацию имели каждые четверть часа. В Москве тогда оказалась депутат облсовета Наталья Миронова. Она связывалась с нами. Позвонил народный депутат СССР челябинец Александр Пенягин. От него мы потом получили копию приказа назначенного уже Ельциным нового министра обороны - Кобеца, который отдал распоряжение войскам оставаться на своих местах, в гарнизонах.

Запомнились поездки с листовками на предприятия города, когда было принято решение о политической стачке. Ночевал 20 августа в приемной В. Соловьева. В три часа ночи меня разбудили. Звонил Вадим Павлович. Он спросил, на машине ли я, какой у нее номер. Попросил приехать за ним на остановку "Улица Ловина" на ЧТЗ. Я еще удивился: ведь он жил у "Детского мира". Но оказалось, что он уже две ночи дома не ночует.

Такая осторожность тогда была оправдана: военные, получив приказ ГКЧП, были готовы ввести технику, начать действовать. Неизвестно тогда было и то, как поведет себя КГБ.

Я подумал, что телефоны приемной могли прослушивать, и решил прихватить с собой пару ребят. Мы сели в машину и поехали. У железнодорожного путепровода через проспект Ленина увидели, что дорога перегорожена грузовым полуприцепом, оставлен лишь узкий проезд "под охраной" милицейского старшины. А далее - стоят трое штатских с короткими автоматами в руках. Сразу мысль: "Не нас ли ждут?" Предъявил депутатское удостоверение старшине, нас пропустили. На улице Ловина, поставив машину в условное место, я осветил, как просил В. Соловьев, номерной знак машины. Когда он вышел к нам, мы рассказали о встрече на дороге. Вадим Павлович попросил ехать другой дорогой - и мы поехали через улицу Артиллерийскую. Вся эта конспирация представлялась нам необходимой.

Приехав в горсовет, В. Соловьев стал звонить в Москву, первому помощнику Ельцина Ильюшину, спрашивал: не нужна ли помощь челябинцев? В Москве на улицы была выведена бронетехника, военные, была еще тревога, что они будут штурмовать Белый дом. Мы тоже готовились к "сюр-призам", создали ополчение - люди были в сборе, ночевали в городском саду, рядом с горсоветом. Но, по счастью, в городе обошлось без кровопролития:

Комментарии
Комментариев пока нет