Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поликлиника во мраке

23.08.2001
Почти три месяца без электричества

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

Такого убожества не видела даже в сельской глухомани. Рушащийся, съеденный временем фасад, чуть не до половины стертые ступени лестниц, стены, ободранные до дранки, облупившаяся краска. Тяжелое впечатление производит поликлиника областного онкологического диспансера. В длинных ее коридорах в кромешной тьме молча ждут приема десятки людей.
- Это издевательство над больными! И без того худо, так еще и сидишь здесь часами, как в склепе, - возмущается женщина из Каслей.

Почти три месяца без электричества

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Такого убожества не видела даже в сельской глухомани. Рушащийся, съеденный временем фасад, чуть не до половины стертые ступени лестниц, стены, ободранные до дранки, облупившаяся краска. Тяжелое впечатление производит поликлиника областного онкологического диспансера. В длинных ее коридорах в кромешной тьме молча ждут приема десятки людей.

-- Это издевательство над больными! И без того худо, так еще и сидишь здесь часами, как в склепе, - возмущается женщина из Каслей.

Внуки на руках вынесли из темноты хрупкую старушку, усадили в светлом холле.

-- Бабушке плохо стало. Мы из Уфалея приехали. И вот с восьми утра и уже до двух сидим в этом мраке.

Дело в том, что в поликлинике, которая каждый день принимает до 400 больных со всей области, нет электричества. Света нет не сутки и даже не неделю - почти три месяца.

В конце мая, когда было много дождей, произошла большая авария - прорыв магистральной трубы. Затем еще целая серия прорывов на всей территории поликлиники и за ней. А здание - 46-го года постройки, двадцать с лишним лет без единого ремонта. Электросети - в затопленном подвале. Естественно, все замкнуло. Трех-этажный корпус остался без воды, без света, без телефонной связи.

-- Мы понимали: авария, ЧП. Что тут сделаешь? И без жалоб, без стонов врачи выходили на работу в пять утра, - рассказывает заведующая поликлиникой Наталья Игнатова.

Потому что гамма-аппарат для лучевого лечения, рентген, масса другого оборудования, питавшегося от электросетей, не работали. И поток больных, который летом возрастает чуть не вдвое, врачи принимали еще и в диспансере через дорогу. Но уже в две смены, уходя с работы в десять, а то и в одиннадцать вечера.

-- А в это время еще и в Уфе наши коллеги остались без гамма-аппаратуры - пришлось выручать и их больных. Но прием своих пациентов мы не сократили. Ни один врач не отказался от работы в таких чрезвычайных условиях, - говорит главный врач областного онкодиспансера Андрей Важенин. - Подвал поликлиники мы осушили. Электросети полностью перенесли наверх - спасибо фирме "Наджип". И вот уже три недели ждем, когда "Городские электросети" вновь подключат поликлинику. Причем никакие аргументы о социальной значимости объекта, о наших тяжелых больных не принимаются.

В тяжелом молчании мы шагали темными коридорами, в которых то и дело вспыхивал скандал. Люди, у которых нервы и без того на пределе, не выдерживали. И все-таки хуже всего приходилось врачам. Отоларинголог Татьяна Бредихина принимала своих больных с фонариком.

-- Конечно, это не выход, но иначе просто ничего не вижу. Диагностика затруднена чрезвычайно. Аппаратура без электричества не работает. Мы на время попробовали прекратить прием челябинцев, так потом две недели с потоком больных справиться не могли.

20 пациентов должен принять доктор этой поликлиники каждый день, а принимает по 30-35. Причем первичный больной возвращается в кабинет после пункции, сдачи анализов еще два-три раза. Вот и считайте, какие нагрузки у врачей в таких условиях. Спасают лишь опыт и квалификация, такие, как у Татьяны Владимировны, у ведущей прием заведующей, которая работает здесь двадцать лет. А еще самоотверженность этих людей - такое несовременное по нынешним временам понятие.

-- Мы, цитологи, держимся на голом энтузиазме. Вы представьте, каково ставить диагноз на стареньком микроскопе. А если еще день хмурый?..

В углу стоит аккуратно прикрытый цейсовский микроскоп - подключать его пока не к чему. Главный цитолог области Марина Шкута смотрит на него с горечью.

-- Ошибки еще разгребать придется. С каждым днем становишься все менее смелым. Но разве можно отказать людям в диагнозе, заставить их ждать приговора?

Марина Владимировна консультирует самые сложные случаи в области, к ней обращаются и больные, и специалисты других регионов. А за кипятком главный цитолог ходит в областной диспансер с термосом.

Я собираюсь уходить, но как пройти мимо огромной толпы у окошечка регистратуры?

-- Я из Миасса, уже час здесь стою. Почему такой бардак? Я когда домой доберусь? - кричит возмущенная женщина.

-- Здесь всегда так, - вздыхает старушка. Человек двадцать пять ждут тихо и обреченно.

-- По штату нам положено пять регистраторов, а работают двое, - констатирует заведующая поликлиникой. - За последние десять лет не помню, чтоб хоть раз их было пять. Кто на ставку в 380 рублей пойдет, да еще при нашем контингенте?

Онкологическим больным карточки на руки не выдают - все они, 57 тысяч штук (столько человек стоит на учете), хранятся в архиве. После потопа в подвале их переносили раз пять. Теперь толстенные папки свалены кучей на стеллажах в двух комнатах - поищи-ка среди них 200-300 карточек в день. Взяли на полставки архивариуса, но когда он еще эти завалы разгребет. А пока Лена Пашнина уходит домой не раньше шести-семи вечера, да еще, бывает, приезжает по выходным, чтобы разложить карты. Потому на нее, регистратора с 10-летним стажем, здесь буквально молятся: только ей под силу найти нужный документ за 5-10 минут.

-- Но и мне случается искать чуть не по два часа. За это время все тебе успеют сказать, да еще и загнут в три этажа. Но терплю, мы же - "передовая линия".

"Мы на передовой" - рефреном повторяют здесь все. Еще бы, двенадцать врачей поликлиники приняли за прошлый год 11958 онкологических больных. На первом месте - рак легкого, потом рак кожи и желудка. Нет, этого страшного слова здесь не произносят - "мы сами его боимся".

-- Наша задача - не пощадить психику, но сохранить жизнь, - говорит научный руководитель поликлиники Насрулла Шаназаров. - Потому что человек, пока его к стенке не припрет, не считает себя больным. А в начальных стадиях болевых признаков нет.

И вот мужчина, которому вырезали огромную опухоль в легких, жалуется: "Вы сделали из меня больного человека!" Или "скорая" привозит женщину с кровотечением, с колоссальным распадом молочной железы - такое встречалось только в старых учебниках. Она, преподаватель вуза, между прочим, вталкивала в раковую язву на груди бинты и шла на лекции. Гораздо реже, но случается и такое. Женщина говорила мне:

-- Деду 71 год. В Кизильском районе ему рак поставили. А сюда привезли - диагноз не подтвердился. Знаете, как мы благодарны врачам. Дай им Бог поработать в таком же здании, что онкоцентр напротив.

Увы, капитальный ремонт поликлиники (полная замена крыши и всех сетей) запланирован лишь на 2002 год. Субсидии на ремонт фасада выделят и того позже. Так что приличных условий и больным, и пациентам этой и без того мрачной поликлиники еще ждать да ждать. А аварии в такой ситуации - норма жизни. Только вот нормально ли это? n

Комментарии
Комментариев пока нет