Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Большой конфуз семейного детдома

21.07.2000
Эксперимент с новой "вывеской" завершился  в Копейске полным крахом

Евгений АНИКИЕНКО
Копейск

У одного воспитанника семейного детского дома врачи спросили про самочувствие. Продвинутый бэби ответил так: "Нет проблем, док. Вскрытие покажет:"
Похожая ситуация сложилась в Копейске с двумя семейными детдомами - Назмухановых и Романовских, безвременно лишившихся почти всех своих подопечных. Когда-то их превозносили до небес, приводили  в пример - и помогали, вбухивая немалые деньги.  Но мода прошла, и доброе вроде бы начинание закончилось полным крахом.

Эксперимент с новой "вывеской" завершился в Копейске полным крахом

Евгений АНИКИЕНКО

Копейск

У одного воспитанника семейного детского дома врачи спросили про самочувствие. Продвинутый бэби ответил так: "Нет проблем, док. Вскрытие покажет:"

Похожая ситуация сложилась в Копейске с двумя семейными детдомами - Назмухановых и Романовских, безвременно лишившихся почти всех своих подопечных. Когда-то их превозносили до небес, приводили в пример - и помогали, вбухивая немалые деньги. Но мода прошла, и доброе вроде бы начинание закончилось полным крахом. Оказалось, что показная забота взрослых на поверку имеет иные, отнюдь не бескорыстные мотивы. У власти тоже пропал интерес к затее: эти детдома года четыре назад повсеместно нарекли приемными семьями, лишив целого ряда льгот и привилегий. Но больше всего от неудачного эксперимента пострадали дети. Они буквально засыпали жалобами отдел по охране прав детей. И разлетелись по детдомам и приютам. У Романовских осталось двое, а у Назмухановых - один ребенок. Нынче первая приемная семья таковая лишь по названию, а вторую после громкого скандала и вовсе расформировали, расторгнув договор с гороно. Словом, полный конфуз. И - обида, которую обделенные судьбой дети унесли с собой.

Прикрыли "лавочку" - и с плеч долой?

Тихий дворик детского санатория "Березка". Со мной на лавочке - бывшие назмухановские питомцы, а ныне - приютские ребятишки Лена Овсянникова и сестры Полищук - Оля и Маша. Отдых на природе подарил им соцстрах, оплатив содержание в летнем лагере санатория. В словах девочек - неизбывная горечь и боль.

Лена попала к Назмухановым из приюта: мама умерла от туберкулеза, папа в тюрьме. Но в семейном детдоме прожила едва ли полгода - тамошние порядки пришлись не по душе. Пожаловалась брату, что вышел из тюрьмы: он и забрал сестру домой, а потом определил: обратно в приют.

Схожая судьба - у Оли и Маши Полищук. Оставшись без родителей, коих разбросали неудавшаяся личная жизнь и беспокойная коммерсантская планида, они обратились за помощью к тете. А та: сдала их в челябинский детдом. Но вот радость - девочек взяли в дочки супруги Назмухановы из Копейска. Типичный семейный детдом - пятеро своих детей (все мальчишки) и шестеро приемных (из них трое Шайхулиных - Слава, Света и Аня).

Родителям, взявшим на себя сию обузу, власти взамен сданной старенькой "трешки" предоставили две новые квартиры на одной площадке - четырех- и трехкомнатную. Им платили зарплату как воспитателям и немалые деньги за опеку (около тысячи рублей на ребенка). Выделили мебель, телевизор, продукты. Наряду с прочими льготами плату за квартиру и коммунальные услуги высчитывали из детских денег. Многодетную мать Райфу Назмуханову наградили орденом Дружбы народов.

На жизнь хватало. Ведь работали не покладая рук, с мала до велика, для прокорма сажая целые плантации картофеля, ухаживая за садом. Папа - рабочий ЧКПЗ, мама - по совместительству работник центра социальной помощи (по обслуживанию на дому).

Словом, все бы хорошо, но: По словам девочек, их строго наказывали за любую провинность. И приучали к труду весьма своеобразно - упреками, бранью и затрещинами. Еду "мама Рая" и "папа Рамиль" готовили родным детям, а приемных часто заставляли варить, стирать и обихаживать себя самостоятельно. Так "кукушата" и заявили в отделе по защите прав детей, куда обратились с жалобой.

Назмухановы все обвинения отрицали наотрез. Обе стороны конфликта во всем противоречили друг другу, и что-либо доказать было просто невозможно. После долгих разбирательств их решили "развести" : приемную семью лишили статуса, распределив взбунтовавшихся детей по приютам и детдомам.

В копейском приюте мне посетовали, что Назмухановы воевали до последнего, так и не отдав "приданое" беглецам - ни магнитофон, ни пианино, купленные на детские деньги. И Маша Полищук, посещавшая музыкальный кружок Дома пионеров, осталась без инструмента. Но к прошлому возвращаться не желает.

Не остались в этой семье и двое ребят Шайхулиных - Слава и Света. Слава, по словам приемных родителей, "трудный мальчик". В третьем классе связался с дурной компанией, стал токсикоманом. Его определили в больницу, откуда забрала бабушка и больше назад не отдала. Вскоре к ней в Челябинск перебралась и Света, поступив в ПТУ. Теперь, закончив училище, она работает на ЧКПЗ оператором станков с ЧПУ. Там же с отцом трудятся и повзрослевшие сыновья Назмухановых.

Из приемышей у них осталась одна девятиклассница Аня Шайхулина, да и та в будущем году хочет переехать в Челябинск к родной матери, поступить учиться. Ее Назмухановы хвалят - скромная и работящая, а прочие детки, по их мнению, - нерадивые, своевольные и ленивые. К примеру, когда "мама Рая" легла на месяц в больницу, те даже постирать себе не пожелали. Вернувшись домой, хозяйка в сердцах отчитала их, бросив девичьи трусики в лицо "лентяйкам". Те обиделись и ушли. Остались горечь и непонимание.

В приемной семье - потери

У подъезда дома, где живут Романовские, мне встретился мальчик с большой сумкой. "Привет, малыш! Откуда дровишки?" - "Из дому, бутылки. Тетя дала сдать".

Так прошло мое знакомство с Рашатом Атаджановым, приемным сыном Романовских. С ними остались он да сестрица Фирюза, остальные разбежались кто куда. А было их больше десятка!

К Романовским Рашат с сестрой попали из магнитогорского детдома. "Мама Оля" после одного из слетов семейных детдомов поехала в те края и присмотрела маленьких узбечат. Своих - четверо девчат, а тут с мужем-шахтером загорелись идеей создать семейный детдом.

Квартиру, четырехкомнатную, только получили от ОАО "Челябинскуголь", переехав из аварийного дома на четвертом участке, где пол прогнил и крысы бегали. А тут - красота, знай воспитывай детей! Да еще пообещали коттедж. Его почти достроили, когда вдруг забросили из-за нехватки у города средств. И продали другому хозяину, взявшемуся довести стройку до ума. Романовские же остались ни с чем. По словам Ольги Борисовны, власти прокатили их и с квартирой - так и не расширили, как обещали. И с ремонтом ни разу не помогли.

А детей тогда уже набрали полный дом - теснота, даже обедали в три смены! В этом многодетным родителям можно только посочувствовать. Но как принять детское горе, побеги?

"Мама Оля" объясняет это тем, что им давали детей с отклонениями, которые, мол, не могут ужиться в нормальной семье, требуют особого подхода. Но в прошлом году от них ушла, обратившись за помощью в отдел по защите прав детей, и сестра Рашата Атаджанова, вполне нормальная 15-летняя девочка Айгуль. Она прожила в семье девять лет. Теперь в магнитогорском детдоме, недавно прислала "приемной матери" письмо, где сетует на свою судьбу. Но размолвку можно было предотвратить. На то и взрослые. Не захотели:

Или другой пример. Два брата - Сережа Бессмертных и Слава Шилов тоже "настучали" на днях защитникам детских прав. 17-летний Сергей уехал в Челябинск к бабушке, через неделю забрал и брата. Но и там им не мед - дед гонит из дому. Сергей бросил школу: не учится и не работает.

Все их истории чем-то похожи. По большому счету, эти дети никому не нужны. Антона Яковлева у Романовских забрала бабушка, а потом, получив квартиру, опять: сдала в детдом. А вот Антона Даулетшина они вернули в это заведение сами: у паренька выявились "голубые" наклонности, и приемные "папа с мамой" опасались испортить прочих детей.

В южноуральский специнтернат для психически больных детей определили Романовские двойняшек Женю и Олю Кокшаровых, которых брали малютками из челябинского дома ребенка N 2. А эксперимент с воспитанием взятой из того же заведения Ани Калининой и вовсе закончился трагически: через пару месяцев малышка умерла. Врожденная болезнь кишечника: Слухи ходили разные, но здесь, как выяснилось, вина не приемных, а родных родителей: "подпорченные" алкоголем гены.

По задумке, семейный детдом должен был стать для этих ребят родным домом. Власти расщедрились на холодильник, телевизор, уголок отдыха и прочую мебель. Семью закрепили за мелкооптовой базой, коробками завозили продукты. Сейчас изобилие в прошлом.

Минули времена, когда Романовские имели свой продуктовый магазин "Оксана". Три года с них не брали плату за аренду, а когда льготу отменили, дело пришлось прикрыть. На бизнесе не разбогатели, а подержанные "Жигули" приобрели, взяв деньги в долг у знакомого главы семейного детдома Яруллина. Только недавно рассчитались. Частный извоз мужа теперь - главный источник существования, оба не работают, а при новом статусе бывшего детдома - приемной семьи - даже стаж в зачет не идет. И - полная юридическая незащищенность.

Правда, тут вроде бы намечаются перемены. Недавно Романовским пришло письмо из Москвы за подписью председателя Российского детского фонда Альберта Лиханова, сообщающего о конкретных шагах по восстановлению статуса семейных детдомов. В Госдуме уже на подходе поправка к Кодексу о семье. Наконец, государство вспомнило о питомцах этих детских заведений, сменивших некогда "вывеску", а не суть. И находящихся до сей поры как бы в подвешенном состоянии.

Не обернется ли "забытое старое" очередной кампанией, модой? И не испортят ли снова благое дело корыстные, недобросовестные и равнодушные к детской судьбе люди? n

Комментарии
Комментариев пока нет