Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ушел в школу и не вернулся

30.08.2001
Оказывается, этих страшных историй - сотни

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

Утром Ваня, как всегда, ушел в школу. Больше он домой не вернулся.
После обеда бабушке позвонил его приятель Сашка: "Ваня пришел?.. А он и в школе не был!" Встревоженная Людмила Васильевна кинулась звонить дочери: "То есть как не приходил? Пятый час вечера!"
Что могло случиться? Где Ванечка? Как в кошмарном сне перебирали мама и бабушка вариант за вариантом.

Оказывается, этих страшных историй - сотни

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Утром Ваня, как всегда, ушел в школу. Больше он домой не вернулся.

После обеда бабушке позвонил его приятель Сашка: "Ваня пришел?.. А он и в школе не был!" Встревоженная Людмила Васильевна кинулась звонить дочери: "То есть как не приходил? Пятый час вечера!"

Что могло случиться? Где Ванечка? Как в кошмарном сне перебирали мама и бабушка вариант за вариантом.

Еще вчера они с Сашкой шумные, веселые прибежали к Людмиле Васильевне после школы. Обедали, потом делали геометрию, играли на компьютере - бабушка недавно купила его любимому внуку. Вечером за Ваней зашел отец.

А потом бабушка обнаружила забытый школьный дневник - нет, ни двоек, никаких особых записей там не было. Но она все равно позвонила внуку.

-- Да не нужен он мне! У меня только труд и физкультура. Завтра заберу.

Но Людмила Васильевна, человек ответственный, хоть и была на больничном, надела шубу, валенки и уже по темноте отнесла дневник. Благо теперь они все жили рядом, на Северо-Западе. Два года назад она специально поменяла квартиру, чтобы быть ближе к Ванечке. Теперь после школы он шел то к одной, то к другой бабушке. И обязательно приводил друзей. Но в тот страшный день его так и не дождались.

Людмила Васильевна говорит чуть отстраненно, четко называя время, даты, подробно описывая детали. Сколько раз за эти год и девять месяцев после исчезновения внука ей приходилось повторять свой рассказ. Разве она могла даже в кошмарном сне представить, что это ее последняя встреча с Ваней, их последний разговор...

Утром мать с трудом подняла его в школу - он всегда вставал медленно, тяжело. Вот и тогда копался, долго искал кроссовки и вдруг затих. Ольга увидела, что он, одетый, прилег на диван и снова спит. Она вновь разбудила его. Ваня натянул свою черную шапочку, взял рюкзак и вышел в темноту. И хотя все было нормально и школа рядом, у матери вдруг заболело сердце.

Это было 1 декабря 1999 года, 7.30 утра. С тех пор Ваню она больше не видела.

В пять вечера мать и бабушка позвонили в милицию. И услышали в ответ:

-- 13 лет? Он у вас бегает!

Они даже не сразу поняли, о чем речь. Их Ваня, домашний, чистый мальчик? Очень добрый, бесконечно доверчивый, готовый дружить со всеми. Родные как-то посетовали по поводу одного его приятеля и услышали обескураживающее: "Я - лох, а он - дворовый пацан и научит меня всему".

Ваня никогда не уходил из дома. Ему бы в голову не пришло так огорчить, так перепугать своих близких. Тем более, что полтора года назад у него появилась маленькая сестренка, которую он так любил, - они играли с Анюткой, как котята.

Бабушка, опасаясь ревности к малышке, звала любимого внука жить к себе, соблазняя его компьютером, машиной. Но его тянуло домой. "С тобой жить - одна учеба!" С учебой у него, как почти у всех мальчишек в классе, были проблемы. Он любил точить и строгать, мечтал об автомобильном училище. А вот с литературой не ладилось - ему даже репетитора нанимали. Но разве мог он из-за этого уйти из дому?

Отчим Вани с мальчишками обошли все дворы и окрестные улицы. Изводясь от бесконечного ночного ожидания, они вновь звонили в милицию - их отправили в ИДН.

-- Нашего Ваню украли! - только и смогла вымолвить уже все передумавшая мать.

-- Да бросьте вы, у нас уже лет шесть, как детей не воруют, - бесстрастно объяснили ей на том конце провода.

И потянулись кошмарные дни и ночи, когда бросаешься к двери, телефону на каждый звонок, когда за окном слышится родной голос, когда каждый худенький мальчик на улице кажется возвращающимся домой Ваней.

Они стучались во все двери - милиция, прокуратура, ФСБ. Во все концы отправили телеграммы. Дали отчаянные объявления с фотографией в газеты, на радио, телевидение. На остановках, домах, столбах появились снимки ясноглазого мальчика с приметами. Уже от имени школы N 45, где учился Клинген, были отправлены обращения к губернатору, мэру, главам районов.

Они обзвонили все существующие в области больницы - не привозили ли к ним такого пациента? Написали во все социальные приюты и интернаты - не поступал ли такой мальчик? Вдруг у него травма головы, амнезия, он не помнит прошлого, не знает, кто он? Они делали все возможное и невозможное, но мальчик будто в воду канул, пропал. Не было ни следов, ни свидетелей.

16 декабря 1999 года по факту исчезновения Ивана Игоревича Клингена, 1986 года рождения, милиция возбудила уголовное дело по статье 105 УК (убийство).

Измученная мать кинулась к экстрасенсам. Ей рекомендовали все новых и новых. Те брали деньги (400 рублей в среднем стоит такой прием) и говорили то, что ей так хотелось слышать: "Ваш мальчик жив. Была авария. Но он не погиб". Ей подробно описывали, как он себя чувствует и как они встретятся. Мать возвращалась домой в жутком состоянии. Испытание надеждой - что может быть страшнее?

-- Он жив! Болен, а мы его не ищем!

И они вновь принимались за поиски.

Однажды среди ночи их разбудил долгожданный звонок:

-- Это вы Ваню ищете? Худенький такой, с веснушками? Прибился ваш Ваня к нашему кафе, здесь после обеда каждый день кормится.

Они едва дождались утра. Чуть рассвело, бросились искать вокзальное кафе "Извоз". Расспрашивали прохожих, а после открытия и сотрудников. Но чем больше узнавали про Ваню, тем слабее становилась надежда.

А потом появился мальчик. Его действительно звали Ваней. Только у него были свой дом и свои родители, которым сын был совершенно не нужен.

Не успели они пережить этот шок, вновь раздался звонок:

-- У вас пропал внук? Он у нас. Мы отдадим его вам за 30 тысяч долларов.

Нет, на этот раз Людмила Васильевна уже не верила в чудо. Какое похищение ради выкупа, когда прошло полгода? Потому она сказала жестко:

-- Мы что, Березовские, откуда у нас такие деньги?

Тогда ей предложили заплатить за мальчика частями.

-- Я должна знать, что мой внук у вас, что он живой.

На следующий день вновь раздался звонок - сквозь шумы и хрипы в трубке несся к ней далекий мальчишеский крик: "Бабушка, мне плохо. Забери меня отсюда".

И вновь сердце оборвалось, снова вспыхнула лихорадочная надежда. Она бросилась в милицию.

Телефон поставили на прослушивание. Разработали план действий. Ей рекомендовали соглашаться на любые условия, только встречу назначить в центре, в людном месте.

Их взяли у "Гриль-мастера" с поличным, когда "похитители" пришли за первой суммой в 3 тысячи долларов. Шантажистами оказались трое парней 16, 20 и 21 года. Ваню, конечно, они и в глаза не видели. Заводилой был младший - все подробности он знал от родственницы, что работала вместе с Людмилой Васильевной.

Курчатовский суд приговорил начинающих шантажистов к пяти годам лишения свободы условно.

А интенсивные, изматывающие поиски продолжались. Людмила Васильевна познакомилась с редактором газеты "Жди меня" и одноименной телевизионной передачи Любовью Алымовой. Заручившись письмом от губернатора, приехала в Москву и оказалась на... барже. Именно на Москве-реке квартирует офис этой популярной передачи в целях секретности и экономии. Здесь есть и штат собственных розыскников, которые работают много эффективнее милицейских. Есть здесь и свои каналы поиска.

Бабушка добилась, чтобы портрет Вани с приметами поместили на этикетку спичечных коробков. А сама она со своей страшной историей (их здесь, оказывается, тысячи) попала в передачу. Она услышала историю, похожую на их как две капли воды. 26 декабря того же года в школу ушел мальчик из Перми. И пропал так же бесследно, как и Ваня. Людмила Васильевна созвонилась с его мамой. В передаче "Жди меня" они снялись вместе.

В Москве она встретилась с еще одной мамой, потерявшей сына в летнем лагере "Радастеи" ("Челябинский рабочий" рассказал эту историю 26 октября 2000 г.), которая уже сама вместе с частным сыщиком отрабатывала одну версию страшнее другой. Они все более убеждались: мальчика похитили, причем это было запланированное, тщательно подготовленное преступление. Только вот кто был похититель - сектанты, сексуальный маньяк, чеченцы? Или ребенка увезли за границу? Сделали рабом? Использовали для пересадки органов? Или его сбила машина, а тело увезли, чтобы скрыть следы преступления?

Передо мной сидит сильная энергичная женщина, у которой нет больше ни сил, ни энергии:

-- Когда раньше смотрела "Жди меня", думала: случись в жизни такое - сразу сойдешь с ума. Наверное, так было бы легче... Я уже просто не знаю, куда еще идти, что делать, чтобы узнать хоть что-нибудь о нашем Ванечке. Вы же сами видите: милиция к его розыску отнеслась формально.

Недавно родным Вани порекомендовали еще одного "сильного" экстрасенса из Казахстана. Шолпан сказала им твердо:

-- Вот же он, живой! Я его вижу!

И вновь, уж в который раз, семья испытала потрясение: "Ванечка жив, а мы его не ищем"... n

"Челябинский рабочий" попросил прокомментировать это чрезвычайное происшествие заместителя начальника уголовного розыска областного УВД полковника Михаила КАРАСЕВА:

-- Почему вы называете этот случай чрезвычайным? Увы, каждый день в нашей области уходят из дома и пропадают до 10 несовершеннолетних в возрасте чуть не с пяти лет. Причина может быть любой - жажда путешествий, конфликт в школе, скандал со сверстниками. И все-таки корни ухода, как правило, в семейном неблагополучии.

-- Михаил Петрович, но ведь большинство-то беглецов вы все-таки находите, возвращаете домой. А Вани Клингена нет уже год и 9 месяцев.

-- В первом полугодии этого года по области разыскивалось 179 несовершеннолетних, ушедших из дома. 25 детей числятся в розыске от года до 15 лет. Из оставшихся 154 пропавших в этом году пока не найдено 15 человек.

-- Родственники часто обвиняют в этом милицию. А в затянувшемся деле Вани есть вина оперативников?

-- К сожалению, родственники ставят нас чуть не в один ряд с преступниками. Что тут скажешь? Я могу оценить, грамотно ли мы действовали, только когда истина по делу будет установлена. Вот, например, в Бредах два года назад пропала девятилетняя девочка. И тоже обвиняли милицию - плохо искали. А в этом году преступление раскрыли, нашли убийцу. Он показал место у скотомогильника, где закопал ребенка. Экспертиза идентифицировала кости. Другой случай. В Аше в январе потерялся маленький мальчик. Провалился в реку и замерз.

Горе родных понятно. Но уверяю вас: мы принимаем все возможные и невозможные меры для розыска ребенка. Кстати, завтра слушание по делу Вани Клингена. Оно будет на контроле у нас до тех пор, пока истина не будет установлена.

Комментарии
Комментариев пока нет