Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ирина Карташева: "Мне выпало счастье общаться с гигантами"

01.09.2001

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

Народная артистка России Ирина Карташева в театре имени Моссовета с 1947 года. Так сложилось, что кинозрителю ее лицо незнакомо- альянса с этим видом искусства у нее не сложилось. Самое короткое объяснение - Ирина Павловна нефотогенична. Даже для телесъемок ей требуется рассеянный свет, чтобы она выглядела похожей на саму себя - то есть обаятельную, красивую, аристократичного типа женщину. Да и предложения, которые ей поступали от кинорежиссеров, никак ее не устраивали.

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

Народная артистка России Ирина Карташева в театре имени Моссовета с 1947 года. Так сложилось, что кинозрителю ее лицо незнакомо- альянса с этим видом искусства у нее не сложилось. Самое короткое объяснение - Ирина Павловна нефотогенична. Даже для телесъемок ей требуется рассеянный свет, чтобы она выглядела похожей на саму себя - то есть обаятельную, красивую, аристократичного типа женщину. Да и предложения, которые ей поступали от кинорежиссеров, никак ее не устраивали. Собственно говоря, она как мастер вполне насыщалась той работой, которая ей выпала в театре, где она переиграла множество интересных ролей.

-- В 1947 году я была приглашена Юрием Александровичем Завадским на роль Дездемоны в спектакль "Отелло".

-- А вы были девчонкой...

-- Ну, конечно! Этому предшествовала длинная история войны, когда я уехала в эвакуацию из своего родного Ленинграда, работала в госпитале почтальоном. Участвовала в самодеятельности, и меня пригласили в мордовский театр. А потом я попала в Новосибирск, в театральную студию. Там меня и нашел Завадский. И выпал мне счастливый билет - я перешла в Моссовет и сыграла Дездемону с Николаем Дмитриевичем Мордвиновым.

-- Замечательные воспоминания!

-- Да. Равные воспоминаниям о Фаине Георгиевне Раневской, с которой я тоже в трех спектаклях играла: в "Рассказе о Турции", "Странной миссис Сэвидж" и нашей знаменитой "Дальше - тишина".

-- Вы намного младше ее. Как складывались между вами отношения?

-- Она ведь очень требовательно относилась к своим партнерам. Кого-то принимала, а кого-то нет. Когда умер Вадик Бероев, который был ее партнером в "Странной миссис Сэвидж", она отказалась играть, не видела другого исполнителя. Человеком, как известно, она была очень сложным, но безумно интересным. Великая актриса! Это не преувеличение. Кроме того, одареннейшая, образованная личность. Масса пошлостей, которые о ней сейчас рассказывают, не соответствует действительности. Она была начитанна, обожала поэзию, музыку... О политике не говорила, всегда от этой темы уходила, хотя прекрасно все понимала с ее-то умом и ироничностью.

-- А вам от нее, случаем, не доставались ее язвительные и острые стрелы?

-- Нет, никогда. Только один-единственный раз между нами пробежал некий нерв. Это было в том же спектакле "Дальше - тишина". На сцене Фаина Георгиевна любила импровизировать, отступая от авторского текста. И однажды она меня спрашивает очень строго и недовольно: "Ирочка, почему вы мне не отвечали на реплику?" "Я не отвечала потому, что вы мне ее не дали", - говорю, имея в виду заученный по пьесе текст. Она очень рассердилась. Я поняла, что у меня нет выхода. И на следующем спектакле я откровенно ждала именно той ее реплики. Она все прекрасно поняла. И осталась довольна. А вообще-то она легко могла поссориться с партнером или партнершей и открыто высказать причину своей неприязни, но это всегда было связано с работой. Она, например, следила, как актриса или актер были одеты на сцене. А в жизни была человеком абсолютно вне быта, как всякий большой художник.

-- Кто-нибудь в театре пытался ей подражать?

-- Ее без конца копировали. Мы все ее показывали: как она говорила, немного заикаясь, ее жесты, мимику, но подражать... Она была самобытна и недосягаема. Дар Божий - этому не научишь: О Фаине Раневской можно говорить долго. О ней столько вышло книжек. А несколько лет назад была издана книжка еще об одном нашем гениальном коллеге - о Рости-славе Яновиче Плятте. Там есть и мои воспоминания. Мы были очень дружны. Он обожал моего мужа Михаила Погоржельского, которого, к сожалению, нет уже шесть лет. Мы дружили домами. Плятт - отдельная тема. Уникальный человек! В отличие от Мордвинова, сдержанного, не любившего розыгрышей, отсебятины, Плятт был такой блистательный, искрящийся невероятным юмором, необычайно отзывчивый, умный. Всегда элегантный, всегда хорошо одет, от него вкусно пахло, он обожал модные тогда "Шипр" и "Лаванду". Страшно любил море, как дельфин в нем существовал. А какая была выдержка! Будучи тяжелобольным, держался, не любил разговоров о своей болезни... Да, мне выпало счастье общаться с такими гигантами, играть с ними, учиться у них отношению к искусству.

-- Вам и самой выпала удачная творческая судьба.

-- Верно, мне грех жаловаться.

-- А ваш голос!

-- Вы имеете в виду дубляж? В 50-60-е годы минувшего века я озвучивала практически всех героинь зарубежных фильмов: Одри Хепберн, Кэтрин Хепберн, Марину Влади. Моими партнерами были Плятт, Оленин, Консовский. К этой работе относились не просто как к заработку, воспринимали ее как настоящее искусство. Помню, мы с Гердтом озвучивали "Лев зимой" в Ленинграде, и после выхода фильма, героями которого были король и королева, директор киностудии прислал нам телеграмму с благодарностью "за поистине королевский дубляж". И "Большой вальс" я озвучивала. Не каждый актер был на это способен. Вера Петровна Марецкая все время у меня спрашивала: "Как ты это делаешь? У меня это не получится никогда". Вероятно, нужно обладать каким-то особым чувством ритма.

-- Я обожаю Одри Хепберн в "Римских каникулах". Она прелестна, но, думаю, успех ее роли у российского зрителя на 50 процентов принадлежит вам.

-- Спасибо. Кстати, когда недавно этот фильм повторяли с новым дубляжом, у меня оборвали телефон: "В чем дело?" Я и сама не понимаю. Очевидно, это был видеовариант, а может, связано с какими-то деньгами. Не знаю. Очень жалею, что это нынче совершенно на другой поток поставлено. Когда слышу закадровый текст, у меня такое ощущение, будто по стеклу ножом проводят. Дежурные дубляжные интонации.

-- Как складывается ваша работа сейчас?

-- Сейчас я "дружу" только с нашим театром. Последний сезон для меня был особенно насыщенным. Я играю замечательную роль в спектакле "На золотом озере", который давно у нас шел, и в нем выходила вместе с Георгием Степановичем Жженовым моя замечательная приятельница, прекрасная наша актриса Людмила Викторовна Шапошникова. Мне поручили ее роль, которая принесла много радости, если б не причина, по которой я ее играю, - болезнь Милочки. Кроме того, я получила небольшой, но занятный для меня эпизод в пьесе Рощина "Золотой век", которую репетирует Еремин. Большое удовольствие я испытываю от роли миссис Даджен в "Ученике дьявола", премьеру которого, кстати, челябинцы увидели раньше москвичей. Надо сказать, и роль, и пьеса, и весь спектакль оказались очень непростыми, как и все, что написано Бернардом Шоу. Мы все даже не ожидали, насколько это будет сложно. n

Комментарии
Комментариев пока нет