Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Золотая гора - не место для споров

14.09.2001
На святой территории можно поставить несколько памятников, считает руководитель ансамбля "Октоих" Вячеслав Усольцев

6 сентября в "Челябинском рабочем" был опубликован материал председателя совета общества "Мемориал" Светланы Мироновой "Зачем Золотой горе колокольчики?". В нем в острой, полемической форме ставился вопрос о том, что за памятник должен стоять на таком святом месте, каким для всех южноуральцев является Золотая гора. Публикация вызвала большой общественный резонанс. Проблема, поставленная Светланой Мироновой от имени "Мемориала", обсуждается в коридорах власти, провозащитниками, детьми репрессированных. И тем не менее на завтрашний день на Золотой горе администрация города наметила торжества по поводу открытия часовни.

На святой территории можно поставить несколько памятников, считает руководитель ансамбля "Октоих" Вячеслав Усольцев

6 сентября в "Челябинском рабочем" был опубликован материал председателя совета общества "Мемориал" Светланы Мироновой "Зачем Золотой горе колокольчики?". В нем в острой, полемической форме ставился вопрос о том, что за памятник должен стоять на таком святом месте, каким для всех южноуральцев является Золотая гора. Публикация вызвала большой общественный резонанс. Проблема, поставленная Светланой Мироновой от имени "Мемориала", обсуждается в коридорах власти, провозащитниками, детьми репрессированных. И тем не менее на завтрашний день на Золотой горе администрация города наметила торжества по поводу открытия часовни. А накануне в "Челябинский рабочий" обратился руководитель ансамбля "Октоих", заслуженный артист РФ Вячеслав Усольцев и попросил опубликовать его точку зрения на происходящее.

Дед мой, Евгений Эдвинович Фогель, - немец из Копейска. Обыкновенный рабочий паренек поступил в ремесленное училище и стал неплохим слесарем. Потом по направлению с производства поступил на рабфак в летную школу, а затем в академию имени Жуковского. Закончил ее с отличием, служил в Красной армии, имел правительственные награды и именной браунинг с дарственной надписью от командования за изобретения, усовершенствования и рационализаторские предложения в области военной авиации. Испытывал свои изобретения сам, принимая участие в полетах. В роковом 1937-м в 35 неполных лет, в звании капитана авиации дед был расстрелян, как и многие офицеры того времени, обвиненные в совершении каких-то жутких, неправдоподобных преступлений.

Моя бабушка Мария Лазаревна Фогель (в девичестве Борисова) родилась в простой крестьянской многодетной семье в Пласте. Была "первой пионеркой" в колонии, созданной по типу колонии Макаренко, но не для беспризорников, а для детей из бедных многодетных семей. Жизнь этой колонии описала Лидия Сейфуллина в своей книге "Великие голодранцы", в которой есть несколько строк и о моей бабушке, "озорной девчушке Маруське".

Как они познакомились с моим дедом - это особая, очень трогательная история. Скажу только, что до самой смерти бабушки дед был единственным в ее жизни. И после того, как ее вызвали в НКВД и дали бумажку, в которой говорилось, что "Е.Э. Фогель скоропостижно скончался от болезни сердца", она закричала: "Убийцы! Палачи! Будьте вы прокляты!" Кончилось это сердечным приступом. Через несколько месяцев врачи признали диабет, бронхиальную астму, сердечную недостаточность, которые терзали бабушку потом до конца жизни. К тому же семье "врага народа" было предписано выселиться из Москвы в течение месяца. И вот с двумя девочками, на перекладных моя будущая семья оказалась в Магнитогорске.

Люся, младшая дочка, видимо, простудилась в дороге, потому что вскоре умерла. А старшая, Кира, стала впоследствии моей мамой, выйдя замуж за Михаила Яковлевича Усольцева, чей род шел из Верхней Санарки, деревенской семьи, переселившейся в Магнитогорск.

Фильм "Барак", который недавно снимался в Сатке, - это иллюстрация к моему детству. Тяготы "семьи врага народа" я на себе не ощутил, потому что родился уже в 1955 году. А к 1960 году по многочисленным запросам, письмам и ходатайствам моей семьи деда реабилитировали. Нам дали квартиру в центре Магнитогорска, и бабушке от военкомата были назначены пожизненная пенсия и льготы как жене "погибшего офицера".

Наверное, таких историй миллионы, и моя - одна из типичных для того времени, и ничего сенсационного в ней нет. Но я все же решил ее вкратце рассказать. Думаю, что через каждую семью прошел этот "железный каток истории", пусть не напрямую, но косвенно, задев родственников, близких или друзей. Поэтому каждый человек имеет право голоса в поиске ответа на вопрос, заданный Светланой Мироновой в "Челябинском рабочем". Вопрос председателя совета историко-просветительского правозащитного областного общества "Мемориал" сформулирован в самом заголовке статьи: "Зачем Золотой горе колокольчики?" Речь идет о памятнике, который администрация города по согласованию с городским и районными общественными организациями репрессированных намерена установить на Золотой горе. Председателя областного общества почему-то возмущают "колокольчики", якобы "православный" вид этого памятника, отсутствие других религиозных символов. И вообще, по ее мнению, должен быть другой памятник (изображения проектов А.П. Степаненкова и В.А. Авакяна помещены в той же статье). Спешу высказать свое мнение: мне нравятся и тот, и другой. Они настолько разные, что никак не помешают друг другу. Их разделяют только вопрос времени, места их установки и поиск необходимых финансовых средств на изготовление. Хочется, чтобы Золотая гора научила нас покаянию, осознанию и примирению. Ведь годы репрессий - это чума нашей страны. Мы переболели ею. Вот только надолго ли приобретен иммунитет?

Уважаемая председатель областного общества "Мемориал", вы пишете, что на Золотой горе репрессированными, их вдовами и детьми были установлены десять крестов. А если я, например, захочу поставить где-нибудь небольшой крестик своему деду или просто принести венок к одной из шахт? Или спеть молитву? Ведь я до сих пор не знаю, где его "шахта", в каком краю. И почему вы думаете, что у главы города Вячеслава Михайловича Тарасова или у других чиновников нет родственников на той же Золотой горе? Ошибаетесь, уважаемая Светлана Ивановна, репрессии всегда начинаются с самого верха: с правительства, офицеров, директоров, ректоров, начальников и т.д. И уж потом этажом ниже, еще ниже... Так что памятью все мы там, в этой Золотой горе...

И что худого вы нашли в памятнике А.П. Степаненкова? Колокольчики? Так ведь Россия как-никак. Колокола да гармонь. Матрешки да балалайка. Щи да лапти. В конце концов, в России живем. А может, попытаться увидеть в этой "часовенке", например, "маленьких братьев" колоколов Хатыни? Даже на таком, намеренно плохом изображении памятника в вашей статье видна эта идея скульптора. Наоборот, поприветствовать бы надо такую инициативу.

А что касается иностранцев, которых вам стыдно водить по нашим памятникам Победы, скорби, боли нашей народной, так не водите, Бог с ними, с "заморскими гостями", пусть лучше в ресторан сходят или на русской тройке их покатайте, в баньку сводите, потом пельмени с водочкой. А то американцы, например, фильм "Холодное лето 53-го" понимают как слабенький вестерн. Что им до нашей национальной трагедии? В основном для них это так, сюжет для кинотрюков. Откуда им понять глубину нашего несчастья, когда не какие-то там иностранные наемники или шпионы, а свои же уральцы расстреливали уральцев, считая это своей "тяжелой работой" в общей стройке коммунизма.

Вы говорите в своей статье о том, что кощунственно устанавливать в ФСБ мемориальную доску на камере, где расстреливали политзаключенных. А я думаю, что этот поступок делает честь челябинским сотрудникам ФСБ, добровольно согласным принять на свой счет историческое наследство НКВД, КГБ, каким бы тяжелым оно ни было. Именно так и должны были поступить наши российские офицеры.

Уважаемая Светлана Ивановна, поймите, никто не хочет кощунствовать или безобразничать и на Золотой горе. Просто у всех есть одинаковое право иметь свою точку зрения и свой взгляд на эту проблему, иметь возможность высказывать ее, возлагать венки, молиться, писать стихи, возводить памятники, кресты и т.д. Это и есть те самые признаки демократии, за которую вы всегда как председатель совета правозащитной организации ратуете.

Памятник по проекту заслуженного скульптора В.А. Авакяна тоже должен быть на Золотой горе. И он будет. Я в это верю. Как верю в то, что это не последние памятники на Золотой горе, а только лишь начало большого мемориального комплекса, в строительстве которого примет участие не одно поколение уральцев. n

Комментарии
Комментариев пока нет