Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Без дома и семьи

21.09.2001
может остаться мальчик,  из-за которого воюют друг с другом мать и бабушка

Как-то в одной из школ мне довелось наблюдать такую сцену: в приемной директора на краю секретарского стола сидела женщина лет 50-ти. Броский макияж немолодой дамы был размыт слезами. Всхлипывая, она кричала в телефонную трубку:
- Милиция? Потерялся мальчик, мой внук. Ему восемь лет. Помогите!
Звонки в разные инстанции чередовались с сетованиями на непутевую дочь.

может остаться мальчик, из-за которого воюют друг с другом мать и бабушка

Как-то в одной из школ мне довелось наблюдать такую сцену: в приемной директора на краю секретарского стола сидела женщина лет 50-ти. Броский макияж немолодой дамы был размыт слезами. Всхлипывая, она кричала в телефонную трубку:

-- Милиция? Потерялся мальчик, мой внук. Ему восемь лет. Помогите!

Звонки в разные инстанции чередовались с сетованиями на непутевую дочь.

-- В последнее время ребенок жил со мной - в старой части города. Там и учился, - рассказывала женщина. - Я больна сахарным диабетом, а потому решила перевести мальчика из школы в интернат, где, думаю, ему не будет хуже. Моя дочь Света (имена действующих лиц изменены - В.Е.) работает на автозаводе, живет в общежитии. Все свободное время проводит в религиозной организации, считающейся у православных сектой. Узнав о моем намерении, она увела внука неизвестно куда - в общежитии его нет. Сейчас обхожу все близлежащие школы в надежде, что дочь устроила Максима в одну из них.

Я спросил у Тамары Петровны, почему внук жил с ней, а не с матерью. В ответ услышал много нелестных слов в адрес ее собственной дочери: она-де и психически нездорова, и склонна к религиозному фанатизму, и безответственна как мать. Когда жили вместе, ссоры доходили до драк.

-- Чтобы ребенок психически не травмировался, я указала дочери на дверь, - закончила рассказ Тамара Петровна.

В отделе по защите прав детства выяснилось: сюда поочередно от Светланы и Тамары Петровны поступили заявления с просьбой оградить ребенка от притязаний с одной стороны - бабушки, с другой - родной матери.

-- Мы разъяснили Тамаре Петровне, - сказала руководитель отдела Валентина Глушкова, - что если мать не лишена родительских прав (в данном случае оснований для этого не видим), ребенок должен находиться с ней.

Светлану в общежитии удалось застать не сразу. Из долгих бесед с молодой, но психически измотанной и нервной женщиной стало ясно, что прожитые рядом с матерью годы не оставили в ее душе светлых воспоминаний. После развода с отцом Светланы у Тамары Петровны было немало поклонников, которые приходили в дом со спиртным, устраивали пирушки. По словам дочери, один из них изнасиловал ее с ведома матери. От него и родился Максим, из-за которого разгорелся сейчас весь сыр-бор.

-- Она искалечила мое детство, юность и продолжает вредить до сих пор, - не удерживается от обвинений Светлана. - Всюду рассказывает обо мне гадости. Я с сыном уезжала в Сибирь к тете, так она трижды за год приезжала туда. Забросала меня письмами, требуя вернуться в Миасс. Писала, что больна, а я как дочь поступаю бессовестно. Я пошла навстречу, а в итоге меня вытолкнули жить в полуподвальное помещение родного дома, ограничили в электропотреблении. Когда на заводе не давали зарплату, я жила на хлебе и молоке, которые можно было купить по терминалу. Мать мне не помогала. Мы часто ссорились по разным поводам. Тогда-то и потянулась я к Богу, за что на меня обрушились еще большие нападки...

Когда бабушка искала Максима, тот жил в семье знакомых Светланы. Она не хотела отдавать сына в интернат. А как угомонить мать, ломившуюся в общежитскую дверь, чтобы насильно увести мальчика, не знала. Потом ребенок простудился и попал в больницу. Светлане с помощью отдела опеки дали соцстраховскую путевку в детский санаторий. Но отправить туда сына не успела - бабушка забрала его из больницы.

-- Я просила врачей не отдавать ей Максимку, - отчаивается Светлана. - Что мне теперь делать? Вновь воевать с матерью? Моя подруга пыталась уговорить ее отправить ребенка в санаторий, а потом устроить в школу рядом с общежитием. Та - ни в какую. Настаивает на переводе в интернат. Я - не пьяница, не гулящая. Почему мой сын не может жить со мной?

Хотя наши религиозные воззрения не совпали, я не заметил у Светланы признаков фанатизма (но и соответствующей возрасту зрелости тоже). Она говорила, что читает Библию и стремится жить по принципам любви. Ненависти к матери не питает, но не хочет, чтобы та калечила жизнь ее ребенка.

Борясь за внука, бабушка вряд ли улучшит его жизнь, ибо разлучит с матерью. Так считают и в отделе защиты прав детства. Однако до примирения матери с дочерью профессиональные защитники детей решили усадить Максима за парту в интернате.

Горько от ощущения непреодолимой пропасти между близкими людьми, враждующими друг с другом. Разрываясь между матерью и бабушкой, ребенок может угодить в эту самую пропасть.

Валерий ЕРЕМИН

Комментарии
Комментариев пока нет