Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мемуары акцизного чиновника

21.09.2001
Еще одно свидетельство того, что рукописи не горят

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Жил-был в Челябинске такой человек - Константин Николаевич Теплоухов. Жил-был и умер в 1942 году стариком 72 лет от роду. Умер и, казалось бы, навсегда забыт. Забыт, потому что полвека о нем никто не вспоминал. И вдруг - вспомнили.

Еще одно свидетельство того, что рукописи не горят

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Жил-был в Челябинске такой человек - Константин Николаевич Теплоухов. Жил-был и умер в 1942 году стариком 72 лет от роду. Умер и, казалось бы, навсегда забыт. Забыт, потому что полвека о нем никто не вспоминал. И вдруг - вспомнили. Вспомнили благодаря рукописи, которую оставил после себя Константин Николаевич. Рукопись открыла людям не дочь Анна, которая их хранила после смерти отца - она, пожалуй, и не надеялась, что придет время отцовских тетрадей. Но время пришло, при внучках. Они, А.Б. Гуськова и М.В. Пасечник, с помощью В.С. Боже (Центр историко-культурного наследия) и других издали том мемуаров К.Н. Теплоухова под названием "Челябинские хроники".

Сказано: рукописи не горят. "Челябинские хроники" - еще одно тому подтверждение. Пусть сгорели тысячи рукописей, подобных теплоуховской, но эта сохранилась и "спасла" пропавшие. Так исключение подтверждает правило.

Почему акцизный чиновник К.Н. Теплоухов вел дневники, хранил письма, документы, вообще копил архив, а в конце жизни исписал карандашом несколько тетрадей своих мемуаров? Чтобы оставить о себе след в памяти потомков? Нет, если и было что-то от тщеславия, то очень смутное. Да, он написал о себе, о своей жизни, о своем понимании смысла бытия, но не себя ради, а - ради нас, как отчет, исторический документ, информацию для размышления, без всякого назидания и без всякого напутствия. В нем нет рисовки, он обходится без грима, лака, позы. Чиновник в жизни, он остается чиновником и в своих мемуарах. Он не стесняется, допустим, дотошно перечислять, сколько стоит то да се, сколько верст отсюда дотуда, сколько убито на каждой охоте чернядей, чирков и свиязей.

Впрочем, это совсем и не обязательно - чтобы Теплоухов нам понравился сам по себе. Наверное, многих "не устроит" то, что он не принял советскую власть и вообще изначально был против всяких классовых притязаний (расстрел 9 января 1905 года нарочито заключал в кавычки - "расстрел"), а сам всеми силами выбирался, вылезал из разряда низшего сословия, предпочитая знаться с людьми состоятельными, хотя и не со всеми. Либерала В.К. Покровского, например, он на дух не переносил. Зато дружил с А.Ф. Бейвелем. И то, допустим, иных покоробит, что он подчеркивал свой индивидуализм, свою самодостаточ-ность:"стадного инстинкта у меня нет", "мы не поклонники коллективных работ". Вообще он всегда знал, чего хочет. Например, еще в юном возрасте он отказался от высшего образования, предпочтя ему "трудовую деятельность и семейную жизнь".

При всем при том нельзя не быть благодарным К.Н. Теплоухову за сведения, теперь уже вполне исторические, которые содержат карандашные записи его тетрадей.

Интересен ли мне Теплоухов? Интересен. Тем интересен, что быстро, толково, уверенно построил в Челябинске большой дом для своей большой семьи. "Парадные двери выходили на двор, небольшие, светлые, холодные сени, большая передняя, дверь налево - мой кабинет, направо - приемная. Вдоль дома - коридор, один конец в нашу спальню, другой - в кухню. Большая детская, столовая, комната для мальчиков. Большая кухня с чуланом и отдельной комнатой для прислуги. Из столовой - дверь на террасу, в сад. На дворе были устроены бревенчатый погреб с ледником, навес для экипажей и прочее, конюшня на три отделения, над всем этим большой сеновал, под углом к нему - навес для дров и баня, рядом с баней - помойная яма с крышей, справа - сад, за службами - огород".

Мне интересен Теплоухов тем, что одним из первых купил американский велосипед "Кливленд", что освоил фотоаппарат, что сделал токарный станок и пробовал кузнечное дело, что приобрел граммофон, что провел в дом электричество, что во дворе устроил гимнастический зал - трапеция, турник, кольца, шест и веревка для лазания, что вместе с детьми развлекался хождением на ходулях, что сто лет назад уже выращивал клубнику "виктория", а жене своей Анне Ивановне, любительнице коров, на именины подарил корову, но не какую-нибудь, а корову Сильву из стада Покровских, породистую, с родословной. Вообще он хотел, любил и мог быть практичным и даже оборотистым. Правда, обороты его были мелковаты, не то, что у Бейвеля или Чикина, но он, акцизный чиновник,имел способность выжить там, где другие пропадали. В голодные годы гражданской войны он точил на продажу мундштуки, торговал табаком и мылом (вместе, кстати, с И.Г. Гороховым, директором краеведческого музея). А был случай, он заработал тысячу рублей на бересте. Бересту вкладывали в сапоги между стелькой и подошвой. В Челябинске она была в дефиците и дорога, а в Тюмени - много дешевле. Выиграл на разнице цен.

Но более всего Теплоухов интересен мне тем, что он был большим ценителем природы. Я затрудняюсь сказать, на какое место ставил он природу - перед семьей или после нее. Семья для него была высшей ценностью, но мне кажется, что иногда он даже интересы семьи отдавал в жертву общению с природой. Потому только ему и нравилась должность акцизного чиновника, что она была связана с поездками по широкой округе. Но и свободный от службы, он, один, с детьми или со всей семьей, бывал на природе. "На лето семью потянуло за город. Филипповы соблазнили жену ехать в пос. Багровка - Хомутинино тож, верстах в 70-80 от Челябинска по направлению к Троицку. Там разные целебные озера и пр. и пр.Одно время предприимчивый врач из Троицка устраивал там целебный курорт". В мемуарах Теплоухова - вся география Южного Урала, его реки, озера, горы.

Встречается в "Челябинских хрониках" и потешная информация. Например, об известном исследователе Тунгусского метеорита Л.А. Кулике. Оказывается, он служил помощником лесничего в Сыростане. Не угодил местным мужикам: составлял протоколы, налагал штрафы, грозил судом. За что был наказан мужиками. В лесу сняли с него тулуп, продели в рукава шест, опять надели, опоясали. Так и шел помощник лесничего пять верст, как Христос на кресте. После того Кулик исчез из Сыростана. "Потом вдруг оказался профессором, состоит кем-то в Академии наук, разыскивает мифический Тунгусский метеорит, шумит в газетах".

Истинную ценность для истории и краеведения нашего края изданных в этом году мемуаров К.Н. Теплоухова еще предстоит оценить. n

Комментарии
Комментариев пока нет