Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Алексей Фатеев: "Гири "Колющенко" вовсе не золотые"

21.09.2001

Два года назад они вместе пришли на Челябинский завод имени Колющенко: бывший губернатор Вадим Соловьев, переучившийся в антикризисного управляющего, и его молодой учитель Алексей Фатеев (Фатеев А.Б. читал лекции группе антикризисных управляющих), согласившийся вместе поработать на проблемном предприятии. Вместе они сломали сопротивление собственника Сергея Бухдрукера, вместе выиграли десятки судов и наладили работу предприятия. Но:
24 апреля этого года на пресс-конференции Вадим Соловьев обвинил Фатеева в предательстве и попытке захвата власти.

Два года назад они вместе пришли на Челябинский завод имени Колющенко: бывший губернатор Вадим Соловьев, переучившийся в антикризисного управляющего, и его молодой учитель Алексей Фатеев (Фатеев А.Б. читал лекции группе антикризисных управляющих), согласившийся вместе поработать на проблемном предприятии. Вместе они сломали сопротивление собственника Сергея Бухдрукера, вместе выиграли десятки судов и наладили работу предприятия. Но:

24 апреля этого года на пресс-конференции Вадим Соловьев обвинил Фатеева в предательстве и попытке захвата власти. Алексей Фатеев ответил, что его действия - единственная возможность спасти предприятие от повторного банкротства. 11 мая 2001 года Арбитражный суд Челябинской области по ходатайству В.П. Соловьева отстранил Фатеева А.Б. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ОАО "ЧЗК". Скандал перерос в затяжной конфликт, который до сих пор не может разрешиться.

Сегодня Алексей Фатеев сам рассказывает, что произошло на "Колющенко".

Как поссорились Вадим Павлович и Алексей Борисович

-- Алексей Борисович, в конце апреля вы рассорились с Соловьевым, и для всех это стало большой неожиданностью. А что было на самом деле: внезапный конфликт или затяжное противостояние?

-- С лета прошлого года генеральный директор ЗАО "ЧЗК" рапортовал о выпуске 60 машин, хотя фактически собиралось 50-55 машин в месяц, а остальные доделывались в начале следующего месяца, и так по нарастающей. Тогда мы выяснили, что отчеты скрывают фактические результаты производства, то есть завод работает в убыток. В декабре мы предложили Вадиму Павловичу сменить директора. Соловьев осторожничал. Позже возникли вопросы по фирме "Кантекс-С", интересы которой представляли Ирина Вадимовна Соловьева и Сергей Александрович Коптеев. Они под предлогом пополнения финансовых ресурсов завода предложили за счет собственных средств поставлять на завод сырье и материалы. При этом цены на сырье, которое предприятие раньше закупало самостоятельно, выросли более чем на 30 процентов. Мы их пригласили и документально подтвердили наши расчеты, затем попросили возместить ущерб заводу в счет новых поставок. Это было в конце февраля. А через неделю уже Вадим Павлович выразил недовольство и заявил, что мы считаем деньги в чужом кармане. Он принял решение об отстранении нашей группы от контроля за финансово-хозяйственной деятельностью и оставил в ведении группы вопросы конкурсного производства.

Тем не менее проблемы на производстве нарастали, количество выпускаемых машин в марте упало до 24. На начало апреля группа разработала схему, при которой завод понес бы минимальный убыток и выпустил бы 24 готовые и 6 незавершенных машин, но подготовил бы базу для дальнейшей безубыточной работы.

Однако Соловьев продолжал настаивать на выпуске 60 машин, не учитывая при этом реальных финансовых возможностей предприятия.

Ударив кулаком по столу, Соловьев заявил, что Фатеев добивается банкротства ЗАО "ЧЗК" и завод обязан выпустить в апреле 60 машин. Просто как МММ - раз сказали, будет 60 машин, значит, ждите 60.

На 20 апреля стало очевидно, что план провален, отработали еще хуже, чем в марте. Оценив результаты собственной деятельности в апреле, Вадим Павлович решил, что группа антикризисного управления ему больше не нужна, и меня предупредили, что нас не будут допускать на территорию завода.

Чем это было чревато для нас? Ранее я подписал личное поручительство по кредиту Сбербанка для завода. В случае непогашения мне пришлось бы рассчитываться личным имуществом. Этот же кредит был обеспечен залогом - готовой техникой предприятия. Однако техника, находящаяся в залоге, была неправомерно передана от ЗАО "ЧЗК" фирме "Ирис", которая заменила фирму "Кантекс-С".

Кредиторам, которые поставляли сырье и материалы на завод, заявляли: с кем подписывали договор, с того и спрашивайте, доводя ответственность вплоть до физических лиц - менеджеров сбыта и снабжения. Кредиторы от этого были в шоке.

23 апреля нас предупредили о том, что не допустят на завод. Нами был сделан встречный ход: проведено собрание акционеров ОАО "ЧЗК", на котором были приняты решения об отстранении прежнего совета директоров и выборе нового в составе: Каспиров В.И., Мельникова Е.И. и Фатеев А.Б. На следующий день состоялось заседание совета директоров, где Каспирова назначили гендиректором, Фатеева - председателем совета директоров. Чтобы это решение сделать легитимным, мы пригласили руководителей цехов, цеховых комитетов и всем объявили о своем решении. Когда Вадим Павлович понял, что мы его опередили, его команда пыталась сначала не допустить собрания, а уже после он провел пресс-конференцию, где и обвинил меня в предательстве.

Как Фатеев завод "украл"

-- Главный лозунг кампании, развернутой против вас в СМИ: Фатеев вывел активы ЧЗК и нажил состояние. Что и куда было выведено? И чем закончилось уголовное дело?

-- В августе прошлого года были созданы предприятия, куда ОАО "ЧЗК" перевело активы в виде оборудования, оборотных средств и зданий на общую сумму в 150 миллионов рублей. Это решение было согласовано с комитетом кредиторов, подписано внешним управляющим В.П. Соловьевым и в дальнейшем одобрено кредиторами. То есть Вадим Павлович сам ездил в Екатеринбург, где обговаривал и контролировал схему создания нескольких предприятий.

-- Как же получилось, что после разрыва отношений Соловьевым был потерян контроль над активами?

-- Фактически контроль за всеми активами, находящимися в ЗАО "Уралпроминвест", осуществляло предприятие ЗАО "УралХолдинг", где директором был А.Н. Шабуров, человек Соловьева еще с работы по программе ТАСИС. "УралХолдинг" владел пакетом акций "Урал-проминвеста" более чем на 51 процент, где активы находятся и по сей день.

Цепь ошибок, допущенных Соловьевым, привела к потере контроля над активами. Когда Соловьев понял, что упустил инициативу и контроль, он лукаво "признался во всем" в прокуратуре, только чтобы прокуратура отняла активы и передала их обратно в ОАО "ЧЗК", ему в управление.

-- А почему обвинили в "краже" активов Фатеева?

-- Это самая обыкновенная клевета. Фактически активы как находились, так и находятся на территории предприятия, никто не стал собственником этих активов. Уголовное дело по заявлению Соловьева на действия, совершенные им самим, до сих пор не прекращено, но в рамках уголовного дела никаких фактов нарушения закона со стороны Фатеева и команды не установлено. Все документы подписывались лично Соловьевым В.П. На допросах он указывал, где можно найти документы, чтобы каким-то образом дискредитировать нашу группу. По указанным им адресам проводились обыски: в офисе, квартирах, даже у моей мамы. Ничего не нашли, потому что ничего и не могло быть.

В арбитражном суде шел процесс: прокуратура против ОАО "ЧЗК" и ЗАО "Уралпроминвест". Решение суда таково: первое - признать ничтожной сделку, совершенную внешним управляющим по передаче имущества, но последствия ничтожной сделки не применять; второе - заявление Соловьева В.П. о том, что документы подписывались им в состоянии заблуждения, во время судебного процесса не подтвердилось, что нашло отражение в определении суда. Это значит, что действия внешнего управляющего по выводу активов признаны незаконными, но имущество обратно не возвращено.

-- После решения Челябинского арбитражного суда об отстранении А.Б. Фатеева от процедуры конкурсного управления ваши оппоненты заявляли, что вы никогда не будете восстановлены, и вдруг вы снова конкурсный управляющий. Как это получилось?

-- Решением арбитражного суда 11 мая я был отстранен. В заявлении В.П. Соловьев указал, что он гарант стабильности бизнеса, а надежды, которые он на меня возлагал, я не оправдал и поэтому он считает нецелесообразным дальнейшее мое участие в конкурсном производстве. Данное решение мною было обжаловано.

Екатеринбургский окружной суд 10 сентября меня восстановил. Скорее всего, они будут еще раз подавать в суд ходатайство о моем отстранении. Но "гарантом стабильности" Вадима Павловича уже явно не назовешь.

Сибало-сибурский роман

-- В мае этого года сразу две крупнейшие российские промышленные компании - "Сибал" и "Сибур" - объявили о своем интересе к Челябинскому заводу имени Колющенко. Это совпало с разгаром вашего конфликта с Соловьевым. То есть каждый искал поддержку на стороне?

-- Еще в апреле, когда мы поняли, что своими силами заводу из кризиса не выбраться, наша группа занялась поиском инвестора за пределами области. В первых числах апреля мы провели первую встречу с представителями "Сибура", которые проявили интерес к покупке нашего предприятия. С целью создания на базе завода имени Колющенко центра по разработке и производству новой техники и для загрузки "Курганмашзавода" - одного из основных поставщиков комплектующих для "Колющенко". Выстраивался логичный цикл производства. И уже после конфликта с Соловьевым представители "Сибура" изучили ситуацию и выкупили контрольный пакет ЗАО "ЧЗК". В это же время они написали письмо губернатору, что создают машиностроительное подразделение, надеются на сотрудничество с губернатором и готовы выкупить все предприятия, участвующие в производстве дорожно-строительной техники. Эта сделка сразу снимала все вопросы с активами, долгами и т.п.

В это же время появились представители "Сибала", которые говорили, что они уже давно планировали забрать завод имени Колющенко и губернатор одобрил их вход на предприятие. Мы дистанцировались от разрешения спора по выбору инвестора до тех пор, пока не состоится встреча руководителей "Сибура" и "Сибала". По информации, которой мы располагаем, было принято решение, что на завод входит "Сибал". Во всяком случае, нам представители "Сибура", на тот момент владеющие контрольным пакетом ЗАО "ЧЗК", предложили всячески помогать "Сибалу", что мы и сделали. "РусПромАвто" - дочернее предприятие "Сибала" - провело переговоры и с нами, и с В.П.Соловьевым, взяло контроль над финансовыми потоками и приняло участие в подписании мирового соглашения от 7 июня 2001 года.

Позже у нас появилась информация о том, что "РусПромАвто" уже выкупил брянский "Арсенал", на котором тоже выпускаются автогрейдеры, и он изучает возможность производства машин там. Не проще ли в Брянске произвести технологическую подготовку и разместить производство, нежели поддерживать такое дорогостоящее и устаревшее предприятие, как "Колющенко"?

-- Откуда взялась эта информация?

-- Информация о приобретении завода была получена нами из СМИ.

Мы допускали мысль о том, что обязательства, которые "РусПромАвто" брал на себя по мировому соглашению два месяца назад (подписание актов сверки и погашение долгов ЗАО "ЧЗК" перед кредиторами), он просто не будет выполнять. Был большой риск того, что все активы ЗАО "ЧЗК" будут выведены их людьми в другое предприятие. Останутся одни долги и невыполненные обязательства.

Чтобы этого не произошло, 8 августа мы приняли решение об отстранении гендиректора Каспирова и ограничении полномочий первого заместителя генерального директора Холкина, которые не выполнили условия мирового соглашения. На законных основаниях мною как председателем совета директоров были изъяты печать и правоустанавливающие документы. На следующий день нами была проведена пресс-конференция с разъяснением ситуации.

На пресс-конференции я заявил, что если "РусПромАвто" серьезно настроен входить на завод имени Колющенко, то мы готовы передать контроль над ЗАО "ЧЗК" инвестору при условии, что он выполнит обязательства по соглашению: первое - подписать акты сверки; второе - подписать графики погашения задолженности перед кредиторами. Ни того, ни другого они не сделали.

"Великие" комбинаторы

-- Получается, произошло то, о чем вы пытались предупредить на пресс-конференции?

-- Только еще хуже. Они за-крыли периметр завода и не пускали членов совета директоров ЗАО "ЧЗК" и нового генерального директора А.С. Дувакина. В это же время были заказаны новая печать для ЗАО "ЧЗК" с литерой "2". "РусПромАвто" 13 августа зарегистрировал новое предприятие ЗАО "Челябинские строительно-дорожные машины". Генеральным директором стал Холкин С.М., продолжая работать в должности первого заместителя гендиректора ЗАО "ЧЗК", правда, уже с ограниченными полномочиями.

17 августа всех работников уведомили, что нужно увольняться с ЗАО "ЧЗК" и переводиться на ЗАО "ЧСДМ", причем часть людей была просто уволена с завода. Несмотря на то, что мы изъяли настоящие печать и паспорта самоходных машин, незаконная отгрузка техники с территории завода продолжалась. Для того, чтобы ввести в заблуждение правоохранительные органы, они стали перебивать номера на рамах грейдеров и продавать их с новыми паспортами самоходных машин.

По этому поводу мы сразу обратились в милицию, прокуратуру, налоговую инспекцию и полицию, написали губернатору и в администрацию президента. Мы пытались привлечь внимание властей и правоохранительных органов к тому, что происходит на предприятии. Кредиторы ЗАО "ЧЗК" приезжают, им продукцию не выдают и говорят: "Здесь ЗАО "ЧЗК" нет и не было". Хотя до сих пор единственным законным владельцем имущества, которое находится на заводе, является ЗАО "ЧЗК".

-- Яркий пример правонарушений - скандал с погрузчиком ТО-40 стоимостью 2 млн. рублей. Но ведь это не единственный пример?

В декабре прошлого года дорожное управление города Бугульма, Татарстан, оплатило погрузчик ТО-40. Все на заводе об этом знали. Это подтверждается перепиской. Деньги, которые получили от этих поставщиков, были сразу направлены предприятием на оплату сырья, заработной платы, энергии.

В августе текущего года директор бугульминского предприятия "Дорожник" А.Г. Зенов приехал за машиной, пришел к Холкину С.М. и спросил: "Где машина?" Холкин показал: "Вот она, на территории завода". У Зенова А.Г. был паспорт самоходной машины, выписанный ЗАО "ЧЗК". Когда он пришел утром и на том месте, где стоял погрузчик, ничего не увидел, он был в шоке. Обратился к Холкину, а тот ему сказал: "Вы машину покупали в ЗАО "Челпромфинансы", значит, они и украли". Александр Георгиевич пришел в ЗАО "Челпромфинансы", и они вместе стали искать погрузчик. Далеко его вывезти не смогли, и мы нашли погрузчик на одной из баз города. Так как его делали полгода, он один такой в городе и перепутать его ни с чем нельзя. Бугульминцы тут же приехали на эту базу, перекрыли выезд, вызвали милицию, чтобы выяснить, кому же принадлежит этот погрузчик. Люди, которые хотели его вывезти, предоставили паспорт самоходной машины от ЗАО "Завод сварочно-литейной продукции" (подписан Филоненко О.В., он же юрист В.П. Соловьева) и накладную, выписанную от ЗАО "ЧЗК" на получателя - фирму "Ирис". Эти документы вызвали сомнение у представителей правоохранительных органов, а покупатели из Татарстана тут же сделали заявление в ОБЭП о факте хищения. Далее из Татарстана привезли автоматчика, посадили его в этот погрузчик, а еще через два дня приехали еще два автоматчика и вывезли этот погрузчик с базы. Под Юрюзанью их встретил целый автобус с милиционерами, и только таким образом они смогли сохранить и доставить свой погрузчик в Татарстан.

-- После этого правоохранительные органы как-то отреагировали на этот скандал?

-- Пока никак. Мало того, есть еще более вопиющий факт. На ответхранении ЗАО "ЧЗК" находилось 7 машин ООО "Урал-стройкомплекс", который для погашения задолженности перед бюджетом передал все правоустанавливающие документы на них в налоговую полицию Снежинска.

Работник налоговой полиции по телефону получил подтверждение от руководства ЗАО "ЧСДМ", что машины с такими номерами стоят в цехе. Тут же этот работник был приглашен нами на ту же базу, где все перечисленные 7 машин стояли под погрузкой, в том числе четыре тяжелых грейдера с перебитыми номерами. Этот факт запротоколирован, и по этому поводу сразу было подано заявление в ОБЭП о хищении с ЗАО "ЧЗК" имущества. Но где эта техника сейчас, неизвестно, и пока реакции правоохранительных органов нет.

-- Зато в некоторых СМИ не утихают обвинения в адрес Фатеева в разжигании конфликта вокруг ЧЗК, организации скандалов.

-- Мы в первую очередь информируем правоохранительные органы, так как факты нарушения закона очевидны. Но действия правоохранительных органов крайне сдержанные. Тем не менее мы надеемся на адекватную реакцию властей. Мы считаем, что судьба завода должна решаться не в газетах, а компетентными органами на основании проверки законности тех или иных действий.

В то же время мы понимаем, что и общественность информировать о происходящем нужно.

Те несостоятельные факты, которые сообщают некоторые средства массовой информации, не достигают цели. У нашей группы уже сформировался иммунитет. Пытаясь нас дискредитировать, по сути, они делают нам рекламу, везде звучит фамилия Фатеев.

-- Вы можете предложить что-то конкретное для выхода из конфликта?

-- Мы отправили в юридическую службу "РусПромАвто" предложения, в которых указали законные пути выхода из создавшейся ситуации. ЗАО "ЧСДМ" должно стать правопреемником ЗАО "ЧЗК", отвечать по обязательствам ЗАО "ЧЗК" : подписать акты сверки со всеми кредиторами, установить графики погашения задолженности.

При соблюдении этих условий мы будем считать, что наша задача выполнена, интересы людей, участвующих в производстве дорожно-строительной техники, будут защищены. И мы будем иметь моральное право уйти с предприятия, как бы странно это ни звучало в ситуации с "Колющенко".

Беседовал Ф. ИНИН

Комментарии
Комментариев пока нет