Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В ожидании открытий

09.10.2001
Магнитогорский фестиваль "Театр без границ" миновал экватор

Владимир СПЕШКОВ
Магнитогорск

...Из вороха соломы появился дикий барин с бутылкой водки в руках. Отхлебнул из бутылки, извлек все из той же соломы гитару и затянул "Шумел камыш" на неплохом русском.

Магнитогорский фестиваль "Театр без границ" миновал экватор

Владимир СПЕШКОВ

Магнитогорск

...Из вороха соломы появился дикий барин с бутылкой водки в руках. Отхлебнул из бутылки, извлек все из той же соломы гитару и затянул "Шумел камыш" на неплохом русском. Так начиналось чеховское "Предложение" в театре из австрийского города Оттенсхайм (офф-программа "Театра без границ"-2001).

Магнитогорский фестиваль миновал экватор. За первые девять дней из шестнадцати сыграно почти два десятка спектаклей. Хороших и всяких разных. Для суждения о последних член фестивального жюри профессор Юрий Рыбаков сформулировал фразу, ставшую крылатой: "Как говаривала в таких случаях моя бабушка: отворотясь - не насмотришься!" А я предложил уточнить название фестиваля: театр без эстетических границ.

Но на самом деле ждать от фестиваля, взявшего на себя задачу представить достаточно полную панораму театра глубинной, провинциальной России, одних побед и даже некой общности тона и стиля не приходится. Он разный. И интересен своими крайностями, сценическими "полотнами" большого и традиционного стиля и лабораторными исканиями малой сцены.

О "полотнах". Ульяновская драма привезла "Обрыв" И. Гончарова в постановке режиссера Ю. Копылова и художника С. Шавловского. "Даль свободного романа" постигается в этом огромном спектакле по всем законам традиционного русского театра: с живописью декораций, массовыми сценами, дуэтами и монологами, редким актерским ансамблем. Движение этого спектакля как течение большой реки: им нельзя не быть захваченным. Он о любви, даже о любовной лихорадке и о предчувствии всех тех катастрофических перемен, что ожидают постгончаровскую Россию.

Если ульяновский спектакль дорог сильными страстями и тонкими психологическими подробностями, то "Мертвые души" Н. Гоголя Новокузнецкой драмы поразили космическим холодом масштабных сценических пейзажей, в которых Чичиков, Ноздрев, Коробочка и прочие - лишь песчинки мироздания, пусть и живописные. Мне кажется, что режиссер О. Пермяков и художник Н. Вагин поставили свои "Мертвые души" как поэму о смерти.

А вот "Раба своего возлюбленного" Лопе де Вега Оренбургской драмы (режиссер Р. Исрафилов) - это квинтэссенция солнечной, яростной, чувственной стихии. Здесь не подражают жизни, здесь преобразуют ее по законам театра, в котором танец гораздо более естественное проявление страсти, чем слово. Прекрасная, молодая, очень красивая труппа. Редкие постановочные возможности (богатый спектакль). Восторженный зрительский прием. Посреди гомона и веселья накатывает чувство тоски по сценической паузе, тонкости, подробности. Этому фестивальному спектаклю подобное не дано, но в других проявлено в полной мере.

"Большие радости пока связаны со спектаклями маленьких театров", - заметила член фестивального жюри, искусствовед и художник Ирина Уварова. Двое актеров из Малого драматического театра "Театрон" Екатеринбурга Татьяна Бунькова и Андрей Ушатинский (он же режиссер спектакля) разыграли пьесу современного драматурга О. Юрьева "Мириам: и все такое" как историю о неистребимости человеческого стремления к счастью, уюту, любви, о том, что нормальная жизнь прорастает, как трава сквозь асфальт, вопреки всем катаклизмам. Столь же обаятелен был другой дуэт: актеры Андрей Киндяков и Андрей Пашнин из красноярского "Отдельного театра" сыграли пьесу Д. Липскерова "Школа с театральным уклоном" (десять лет назад в Челябинск спектакль по ней привозил "Ленком", он назывался "Школа для эмигрантов") про победу богатого воображения над бедной реальностью, про то, что самые фантастические приключения дарит человеку его фантазия.

Судя по всему, Красноярск вообще место театральных исканий. Тамошняя драма привезла на фестиваль "путешествие по пьесам Евгения Гришковца" "ОдноврЕмЕнно" (режиссер Алексей Крикливый). Небольшой синий кабинет, украшенный картами и наполненный вполне узнаваемыми предметами недавнего советского быта, здесь стал пространством всей жизни. Невероятно смешной спектакль вдруг "тормозил" посреди хохота, и в мгновения внезапных пауз каждому было дано подумать о частном и главном. Надо сказать, что в Красноярской драме очень органичные, тонко чувствующие современный стиль сценического существования актеры. Иные не сыграли бы такого автора, как Гришковец.

Фестивальная публика и критика хорошо приняли "Квадратуру круга" В. Катаева, которую привез Челябинский камерный театр. Главные комплименты достались сценографу Ирэне Ярутис: модерн и авангард в ее решении сосуществуют очень уместно, оправданно и красиво. Отметили небанальность замысла режиссера "Квадратуры:" Владимира Гурфинкеля и стильную работу актера Андрея Абрамова в роли Флавия. И конечно, красоту актрисы Алины Тягловской: просто боттичеллиевская Венера в солдатской шинели времен военного коммунизма!

Театр из города Нягань привез "Дым четверга" по мистической драме Натальи Скороход (серьезное режиссерское достижение челябинца Евгения Ланцова, хорошие актеры, особенно актрисы). "Школа злословия" Ричарда Шеридана в Тюменской драме оказалось точной копией челябинской постановки тех же режиссера и художника (Аркадий Кац и Татьяна Швец). Но, на мой взгляд, в Челябинской драме получилось более стильно и качественно.

...Фестиваль ждал спектакля-события, который бы взбудоражил его, быть может, слишком плавное течение. Он имел место в день шестой: Екатеринбургская драма сыграла "Ромео и Джульетту" Шекспира в постановке Николая Коляды. Спектакль-ритуал с невероятной энергией, спектакль - круговая порука (у меня нет сомнений, что его участников связывает нечто большее, чем профессия, такое создается только в атмосфере любви), спектакль - гимн молодости и счастью. Абсолютно трагический по звучанию: в первые же мгновения на сцене появятся гробовые доски, заточенные, как бритвы, ножи и пластмассовые могильные цветочки. Весь китч и сентиментальность современной массовой культуры Коляда-режиссер переплавляет в самые чистые и самые яростные эмоции. И в самую долгую овацию "Театра без границ"-2001. Во всяком случае, пока самую долгую.

Вчера на фестивале был сугубо челябинский день (наш ТЮЗ играл "Отцы и дети", а мастерская новой пьесы "Бабы" - "Дворовую девчонку"). Есть ощущение, что количество фестивальных событий переходит в качество. И на горизонте - спектакль-открытие. Не буду гадать, с какой стороны его ждать, из Омска, Самары, Назрани, Цхинвали, Иркутска или Петропавловска-Камчатского. Поживем - увидим. n

Комментарии
Комментариев пока нет