Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

It's very far?

24.10.2001
Челябинскому художнику  Александру Данилову  Америка показалась Марсом

В галерее современного искусства "ОкNо" проходит выставка известного челябинского художника Александра Данилова, в которой он обобщил свой опыт постижения американской цивилизации.
В методических пособиях американских консульств в России для выезжающих в США, например, в деловую командировку есть глава "Культурный шок". В ней описываются возможные проблемы, с которыми может столкнуться нормальный человек в новой обстановке. Сначала это растерянность, переходящая в подавленность, невыносимая тоска по Родине, даже страхи, но затем - парадоксальное желание не возвращаться на Родину.
В этом смысле эмоции Александра Данилова, проработавшего в Америке несколько месяцев, не оригинальны.

Челябинскому художнику Александру Данилову Америка показалась Марсом

В галерее современного искусства "ОкNо" проходит выставка известного челябинского художника Александра Данилова, в которой он обобщил свой опыт постижения американской цивилизации.

В методических пособиях американских консульств в России для выезжающих в США, например, в деловую командировку есть глава "Культурный шок". В ней описываются возможные проблемы, с которыми может столкнуться нормальный человек в новой обстановке. Сначала это растерянность, переходящая в подавленность, невыносимая тоска по Родине, даже страхи, но затем - парадоксальное желание не возвращаться на Родину.

В этом смысле эмоции Александра Данилова, проработавшего в Америке несколько месяцев, не оригинальны. Ему, как и многим нашим соотечественникам, Штаты представились этаким Марсом, где жизнь не просто не похожа на нашу, но иная в своей сути. Поэтому главная проблема при столкновении с иной цивилизацией - языковой кризис.

Понимание - есть имманентная для современного искусства проблема. Теперь все в курсе, что задавать вопрос: "а что все это значит?" - неприлично. Но знать-то хочется. А значит, современное искусство поныне остается вещью, далекой от нужд простых людей. Вот как и Америка, которая на самом деле стала у Данилова метафорой постижения этого самого искусства.

Художник старательно исследует новые ощущения проверенным способом. Рукодельные книги стали не только "фишкой" Александра, обеспечившей ему славу далеко за пределами родного Челябинска. Книги - это вообще универсальная, мифологическая предметность для русского космоса. Даже отделавшись от текстов, эти книги сохраняли механическую память литературоцентризма. Их можно было перелистывать, изучать, плакать или смеяться над ними, и в том и другом случае - понимать. При соприкосновении с молодой американской культурой, по большей части визуальной и технологичной, геометрия становится более пассионарной категорией, нежели привычные нам смыслы, знаки и символы, в том числе и язык. Теперь место книг не на столе, а на потолке, откуда они свисают, беспомощно распластавши свои страницы. Попытка превратить экспрессию в текст спотыкается на первых же фразах вроде: "X-cuse me, but don't understand". Это написано в книге-инсталляции, что встречает посетителя галереи.

Далее метаморфозы идут плановым порядком. Снег оказывается горячим (томик "Snow is hot"), Луна превращается в подобие карманного фонарика (сборник миниатюр "Pocket Moon"), а пирамиды, какие любил устраивать Данилов на озере Аргази, - в спрессованные гербарии (книжка "A piramide"). И все это на фоне перманентной нью-йоркской улицы, что проецируется на стену с помощью видеопроектора. Здесь все чужое-непонятное, и нет нам места в этом многоэтажном холоде.

Но во всем этом есть хитрость демиурга. Объекты Александра Данилова остаются красивыми и человечными, что для контемпорари арт скорее нонсенс, чем правило. Вот и в названии выставки появился вопросительный знак - знак великодушного сомнения просвещенного человека. Да, очень далеко (структура английской фразы "It's very far" все же утвердительная), но, тем не менее, ничто человеческое этому Марсу не чуждо. Кто-то при этом вспомнит теракты 11 сентября, что в каком-то смысле есть апофеоз непонимания и современного искусства тоже.

Айвар ВАЛЕЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет