Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Безнадежно больные

30.10.2001
Как общество может облегчить их страдания и удлинить жизнь?

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

Каждые две минуты в России умирает один онкобольной. Страшная цифра. Она может стать меньше или больше, но никакие успехи медицины не изменят этой вечной проблемы. Человек смертен, и необходимость оказывать ему помощь в финале жизни будет всегда. Как организовать эту помощь - об этом разговор с профессором, доктором медицинских наук Георгием Новиковым, который уже 14 лет профессионально занимается проблемами безнадежных больных.

Как общество может облегчить их страдания и удлинить жизнь?

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Каждые две минуты в России умирает один онкобольной. Страшная цифра. Она может стать меньше или больше, но никакие успехи медицины не изменят этой вечной проблемы. Человек смертен, и необходимость оказывать ему помощь в финале жизни будет всегда. Как организовать эту помощь - об этом разговор с профессором, доктором медицинских наук Георгием Новиковым, который уже 14 лет профессионально занимается проблемами безнадежных больных. Он создал первый в России противоболевой кабинет, возглавил первый паллиативный центр и курсы обучения при академии имени И. Сеченова, уже шестой год издает журнал "Паллиативная медицина и реабилитация".

-- За последний год в России умерло 302 тысячи онкобольных. 75 процентов из них уходили в муках, страдая от боли, страха, неухоженности. А рядом с каждым из них мучились и страдали как минимум два родственника. Вот и посчитайте, сколько тысяч людей постоянно нуждается в паллиативной помощи. Но в стационарах ее получала лишь двенадцатая часть безнадежных больных. Думаю, после такой статистики вопрос о необходимости нашего движения отпадает сам собой.

В последние годы в онкологии происходит очень серьезная эволюция. Десять лет назад мало кто говорил о помощи больным с метастазами в печени, головном мозге, обреченными считали пораженных костными метастазами. Сегодня все эти пациенты успешно лечатся. Но есть предел, когда возможности специализированного лечения исчерпаны, больной в последней, терминальной, стадии не живет и не умирает, мучается, страдает сам, изводит окружающих. Вот тогда улучшение качества его жизни и выступает на первый план.

-- Или встает вопрос об эвтаназии. Ведь, наверное, и вам не однажды приходилось сталкиваться с просьбами больных о смерти?

-- Это всегда крик души от беспомощности и тяжелых страданий, которые переживает пациент. Если эти страдания можно облегчить, нормализовать другие психоэмоциональные расстройства в организме, то не будет и вопроса об эвтаназии. Ведь она является проявлением несовершенства медицинских подходов к улучшению качества жизни этих больных. Но сегодня, с появлением на свет пролонгированных анальгетиков, можно адекватно контролировать любую боль, ведь ксефокам, фентанил, например, действуют уже не 7 и даже не 12, а 72 (!) часа. Отлично работают и анальгетики периферического действия.

Конечно, всегда будет существовать взгляд, что человек не должен мучиться и не должен страдать. Но мы не присутствовали при появлении на свет этого человека и точно так же не можем насильно навязывать ему жизнь или отнимать ее.

Так что будущее, я думаю, все-таки не за эвтаназией, а за совершенствованием методик улучшения жизни безнадежного больного.

-- Дело, наверное, еще и в том, что существуют примеры, когда безнадежные больные вдруг выздоравливают или живут годами.

-- К счастью для больных и к сожалению для медицинской общественности, такие примеры есть. Они лишний раз свидетельствуют, что общество не готово целиком и полностью оценить тяжесть этих пациентов и не настроено на улучшение качества их жизни. Ведь если это есть, продолжительность жизни даже погибающего больного увеличивается от 2 недель до 16 месяцев. Это - почти буквальная цитата из диссертации главного онколога Смоленской области Владимира Ивановича Соловьева. 25 лет он руководил онкологией, а потом понял, что онконаука несовершенна, так как, единожды обратившись к онкологу, пациент вынужден обращаться к нему до конца своих дней. И ушел в паллиативную медицину, создав для нее одну из лучших в стране законодательную базу.

-- На съезде в Челябинске выступал еще один удивительный человек - башкирский онколог Нурзала Хакиятов, который на собственные деньги за десять лет построил хоспис в своей деревне Салаватово. То есть в вашем движении в основном работают онкологи?

-- В нашем движении сегодня несколько сотен врачей, как правило, даже не онкологической специальности. Это люди, у которых открыто сердце, - только они готовы сутками помогать безнадежным. Они работают в хосписах, кабинетах противоболевой терапии, отделениях паллиативной помощи, патронажных бригадах - вот тот единый организм, который представлен сейчас в России. Все его составляющие должны быть компонентом онкослужбы, так как любое новое дело сопровождается серьезными ошибками: были в регионах случаи неправильной диагностики и лечения, были случаи суицида и пациентов, и медперсонала. И те, кто дистанцируется от специалистов, вновь и вновь наступают на те же грабли. А с другой стороны, как только официальная медицина уходит из какой-то сферы, ее тут же занимают экстрасенсы, сектанты и просто шарлатаны. Этот грустный опыт человеческих трагедий у нас тоже есть.

Но ситуация с подготовкой кадров изменилась - с 1999 года при Московской академии им. И. Сеченова открыт первый в России курс, который профессионально готовит врачей для паллиативной помощи. Время, когда россиян обучали волонтеры из Великобритании, США, прошло. Уровень подготовки у нас в академии по утвержденному стандарту достаточно высок. Специализация бесплатна, с получением диплома гособразца. За последние годы в России защищено около 30 диссертаций по паллиативной медицине.

-- Георгий Андреевич, уж простите некорректный вопрос, неужели вам, врачу-практику, интереснее бумажная, организационная работа?

-- Мне, анестезиологу-реаниматологу, подготовленному академиком Петровским, очень трудно было заниматься бумагами. Но, понимаете, лучше ими заниматься и иметь законодательную базу. Вот вам пример: раньше приказы по отпуску наркотических анальгетиков (главное спасение онкобольного) готовились Минздравом раз в десять лет. Теперь они меняются каждые три года, последний вышел в январе 2001-го. Есть результат? Что же касается всего остального, то опыт создания онкопомощи в стране показывает: есть этапы, через которые нужно пройти: это законодательная база, подготовка кадров, создание общественной организации. Вместо двух альтернативных движений - всероссийских ассоциации врачей и движения "Хоспис" - на съезде в Челябинске нам удалось объединить усилия всех в одно движение - разум победил. И задача наша - развитие системы паллиативной помощи в России с привлечением не столько властных, сколько финансовых структур, которые бы могли этому делу помогать, как это происходит во всем мире. Поэтому мы и назвали наше движение "Милосердие. Хоспис. Паллиативная медицина" по аналогии с тем, как у нас в стране раньше было, - "Мир. Труд. Май".

-- Но ведь если у нас в России как минимум 120 тысяч онкобольных страдают хронической болью, где ж взять такие деньги на новые хосписы для них?

-- Да не нужно никаких больших капитальных вложений. Необходимо просто перепрофилировать коечный фонд под специализированные койки системы паллиативной помощи. Они уже находятся на бюджетном финансировании. Исследования показали, что стоимость их будет немногим выше терапевтических. Но за этим будущее. В цивилизованных государствах на 300 тысяч населения должен быть один хоспис. Правда, у нас эта модель не работает. Но по мере увеличения числа паллиативных коек, на мой взгляд, будут расширяться и их полномочия. Это будут отделения не только для онкобольных, но и для всех нуждающихся с хроническими заболеваниями в терминальной стадии. Любой человек должен иметь право на достойную смерть. Хватит того, что человек рождается в слезах, от нас с вами зависит, чтобы он не умирал в слезах. n

Комментарии
Комментариев пока нет