Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Екатерина ГЕНИЕВА: "Мы ищем сокровища..."

31.10.2001
Фонд Сороса в программах и лицах

Лидия САДЧИКОВА
Екатеринбург-Челябинск

На встречу с президентом Российского Фонда Сороса Е. Ю. Гениевой в Екатеринбург поручили отправиться мне, хотя Екатерина Юрьевна ждала мою коллегу А. Никитину. Но Алевтине помешала болезнь.

Фонд Сороса в программах и лицах

Лидия САДЧИКОВА

Екатеринбург-Челябинск

На встречу с президентом Российского Фонда Сороса Е. Ю. Гениевой в Екатеринбург поручили отправиться мне, хотя Екатерина Юрьевна ждала мою коллегу А. Никитину. Но Алевтине помешала болезнь. Может, и хорошо, что я заменила ее. Сама она постеснялась бы вынести на газетную страницу те похвальные слова, что прозвучали в ее адрес. А умолчать о них несправедливо, ибо Алевтина, по сути, стала инициатором новой программы Фонда Сороса. Однако все по порядку. Полтора года назад, беря интервью у объехавшей полмира госпожи президента, наша журналистка полушутя спросила: "Не приедете ли в южноуральский Париж?" "Ах, как бы мне хотелось увидеть вашего губернатора и пригласить его на белый танец!" - в тон ей ответила Гениева. Идея ее "зацепила" : почему бы не провести в селе Нагайбакского района книжную ярмарку, подобную парижским или франкфуртским салонам?

-- В это мало кто верил, - вспоминает Е.Ю. Гениева. - Мне говорили: "Такая даль, кто туда поедет?" Но оказалось, что эта затея необходима не только жителям тех мест или фонду, но и книгоиздателям. Когда я увидела 24 крупнейших издательства Москвы и Петербурга с их продукцией мирового уровня, мировых премий в селе Фершампенуаз, то поняла, что мы поступили правильно, своевременно и оправданно. Это торжество философии Фонда Сороса и его миссии - любыми способами, не выходящими, естественно, за правовые и этические рамки, способствовать развитию гражданского общества. Чем отличается село Фершампенуаз от какого-нибудь подмосковного села? Ничем, кроме одного: оно находится в гораздо менее привилегированных географических и социальных условиях, нежели, допустим, Мытищи. Но если мы заявляем, что строим в России гражданское общество, тогда надо ехать и в Фершампенуаз! Это было больше, чем ярмарка. Энтузиасты, которых там немало, словно получили некий импульс. Да и мы тоже: идеи, которые рождались во время южно-уральской акции, мы там же и опробовали. Она послужила толчком к созданию новой программы "Село". Надеемся, что проект будет активно развиваться, мы готовы для этого предоставлять различную помощь и средства. Они для этого и существуют.

-- Продолжаются ли ваши контакты с южноуральцами?

-- Мы в курсе всех дел Парижа и Фершампенуаза, нам это небезынтересно, ведь это "наши" регионы. Мы плодотворно сотрудничаем с районной администрацией, и я рада, что Сеилов победил на выборах и стал главой. Контакты продолжаются, и довольно постоянные. Спасибо Алевтине Никитиной за ее идею. Помню, и сама она была в удивлении, узнав, что в селе, название которого из престижно-рекламных целей мелькает по французскому телевидению, нет никаких французских книг. Вроде они там никому не нужны, никто не читает по-французски. Но: Когда-то Ломоносов вышел из поморской деревни Денисовка, чтобы стать основателем российской науки. Какой Ломоносов или Эйнштейн появится на Южном Урале? Не знаю. Однако мы с моей помощницей Евгенией Михайловной Росинской обратились во французское посольство. И оттуда в южноуральский Париж приехали книги и альбомы о Франции, о ее столице. Заведующая парижской библиотекой Людмила Арапова, как мы ей и обещали, съездила в большой Париж, посетила крупнейший библиотечный и культурологический центр имени Жоржа Помпиду. Я убеждена, что она оттуда привезла в свою малюсенькую библиотеку впечатления и вдохновение. Ведь ее роль для людей, там живущих, не менее важна, чем у директора областной научной библиотеки. Только нужно ей немного помочь, что мы и делаем, регулярно высылая туда книги. Кстати, благодаря нашей ярмарке крупные издательства и книготорговые организации почувствовали большой интерес к Челябинску и Челябинской области. Они намерены открывать у вас свои магазины. Мы - за, только при условии: не "трогать" территорию "наших" библиотек, куда при содействии Пушкинской программы мы намерены поставлять книги по доступным ценам.

-- В общем, пока все довольно оптимистично.

-- Не совсем. Одно из самых печальных впечатлений - посещение картинной галереи в Фершампенуазе. Там маловато картин. Кому адресовать упреки и надо ли? Решили помочь. В Фершампенуаз мы отправим картины современных российских художников. Они также горячо откликнулись на наш призыв, как и книгоиздатели в прошлом году, многие готовы подарить свои картины селу. И еще. Унылый вид голых школьных стен натолкнул нас на мысль обратиться за помощью к директору Эрмитажа Михаилу Пиотровскому. Он тут же дал указание сделать копии лучших картин мировой живописи для сельских школ, библиотек, музеев. Совместно с Пушкинской библиотекой работаем над тем, чтобы собрать для школ портреты великих русских писателей. Их лица дети должны видеть каждый день. То есть мы хотим формировать личности. Для людей, которые этому способствуют, фонд учредил премию "За подвижничество". Одним из ее лауреатов стал директор детского дома в Фершампенуазе Евгений Фурашов.

-- Екатерина Юрьевна, полагаю, что из российской глубинки вы не только Фершампенуаз полюбили.

-- Не только. Я полюбила, например, директора сельской библиотеки в Спасское-Лутовиново. Красивая, молодая женщина, которая хотела стать актрисой, но побоялась сдавать экзамены. Когда я спросила: "Чем мы можем быть полезны?", она ответила: "Есть у меня одна мечта". Ну, думаю, сейчас услышу о нехватке книг, стеллажей, компьютеров, наконец. "Помогите, - говорит, - пожалуйста, получить театральный сценарий повести "А зори здесь тихие". "И что дальше?" - изумилась я. "Все", - отвечает. "На что ж вы будете ставить? Нужны деньги, мы можем дать грант". - "Екатерина Юрьевна, какие деньги! Я нашла пять девочек, они одеты, обуты, они и будут играть". Вот люди, которыми наша земля жива! И потому так важна сейчас программа "Село". Мы постепенно осваиваем сельские местности, вовлекая все больше российских регионов в культурологическую и просветительскую деятельность.

-- Как вы находите "объекты", которым предоставляете различные гранты? Наверное, есть и, так сказать, просители?

-- Давайте слово "просители" уберем. У нас есть грантописатели - категория, с которой очень трудно "бороться". Приспособились писать свои сочинения чуть ли не каждый год в надежде выжать деньги из фонда. Мы научились "расшифровывать" их замыслы. Но если человек, написав хорошую заявку на грант, доказал, что его деятельность интересна и полезна обществу, ему трудно отказать. Так что, с одной стороны, мы имеем то, что называем заявками, с другой - "поле" проектов, на котором сами начинаем "пахать". Мы их называем операциональные проекты. Скажем, идея программы "Малые города" родилась внутри фонда. Когда мы предложили ее мэрам малых городов, те засомневались. Тем не менее мы начали эту программу и уверены в ее успехе. У нас есть еще несколько типов собственных проектов, которые, как нам кажется, обустраивают наше общество, тем более, что деятельность фонда распространяется практически на всю страну. За 15 лет его существования в России потрачен миллиард долларов- это колоссальная сумма. Но главное - открытие людского потенциала. Есть замечательное выражение английского поэта Чосера, оно переводится примерно так: "Мы все время ищем сокровища благих". Вот и мы ищем таких людей, которые на предложение: "Хочешь, дадим тебе грант?" отвечают: "Не надо, найдите мне сценарий "А зори здесь тихие". Но мы все равно для тех девочек и их бескорыстной наставницы что-нибудь сделаем. Хотя бы повезем их в Москву, где в театре они увидят свой любимый спектакль.

-- А меня, наоборот, подмывает задать вам, уж простите, меркантильный вопрос: может ли "Челябинский рабочий" рассчитывать на новый грант для дальнейшего развития?

-- Не смущайтесь, это отнюдь не меркантильный вопрос. Наша деятельность рассчитана на то, чтобы продолжать поддерживать акции, если они соответствуют условиям проводимых нами конкурсов. У Фонда Сороса нет ограничений на получение грантов, их может быть хоть 20, хоть 30 - ровно столько, сколько есть идей, задач или проектов, достойных поддержки. Но их необходимо сформулировать, составить бюджет, и они должны вписаться во временные и содержательные рамки той или иной программы фонда.

-- Насколько сам Сорос приближен к осуществляемым вами проектам? Ну, например, знает ли он о существовании Челябинска, "Челябинского рабочего"?

-- Конечно, знает. Мы о своих грантополучателях всегда все знаем. Я только что вернулась из Праги с одной деловой встречи, в которой участвовал и господин Сорос. У него феноменальная память. Когда начался брифинг для прессы, он поразил меня тем, что стал рассказывать о драме редактора газеты "Советская Калмыкия". Он помнит, что мы эту газету поддержали. И только уточнил у меня: "А мы продолжаем с ними сотрудничать?" Нашему фонду и людям, которые в нем работают, наш босс абсолютно доверяет. Ясное понимание цели - едва ли не самая замечательная отличительная черта Российского Фонда Сороса.

-- Сам он, как мне кажется, иногда воспринимается как легенда, как фигура, стоящая в ряду людей-мифов, подобных Хаммеру или Нобелю.

-- Ну, что вы! Джордж Сорос ныне живущий, совершенно реальный человек, причем весьма симпатичный, с ярко выраженными эмоциональными реакциями. Впрочем, его имидж действительно несколько мистифицирован. Потому что существует как бы несколько Соросов. Первый - Дьердь Шварц, как его назвали при рождении. Он сын венгерского юриста, во время второй мировой войны спасшего большое количество еврейских семей от гитлеровского уничтожения путем юридических ухищрений и даже махинаций во имя спасения людей. Дьердь (теперь весь мир знает его как Джорджа Сороса) воспитывался в значительной степени на образе России. После первой мировой войны его отец провел довольно много времени в Верхоянских лагерях, откуда бежал и долго странствовал по России, стремясь добраться до Венгрии. Он шел очень сложными путями, ошибочно поддавшись неправильному пониманию, куда текут сибирские реки, и оказался в Петрограде, успев поработать там в каких-то революционных советах. Вот почему история семьи Шварц так связана с Россией. С самого раннего детства Сорос слышал рассказы об огромной, неизведанной и какой-то манящей стране. Это влияние осталось у него на всю жизнь.

-- Так ведь его фонд работает не только в России.

-- Верно. Он на сегодня существует в 44 странах мира. Но самый большой по средствам, по количеству программ, по объему деятельности - российский фонд.

Имя Джорджа Сороса Дьердь получил во время второй мировой войны, когда его отец, любитель эсперанто, стал искать вымышленную фамилию для сыновей, чтобы тайно переправить их в Англию. Сорос в переводе с эсперанто - "стоящий по правую руку от престола". А по-венгерски - "кто там следующий?" (подразумевается, что в очереди). Вот такое сочетание высоты и приземленности было свойственно практичному и очень хорошему человеку, каким был отец Джорджа. Недавно вышла его книга "Маскарад, или Игра со смертью в нацистской Германии", которая объясняет, какие корни у этого семейства.

-- И как же вы, Екатерина Юрьевна, общаетесь с этим человеком-легендой?

-- Очень просто. Мы регулярно говорим по телефону, причем не только я звоню ему, но и он мне. Видимся на деловых встречах, которые проходят и в России, и в других странах. Но кроме контактов, которые и должны быть у основателя фонда и руководителя фонда, меня с ним связывает чисто человеческая дружба. Я, признаться, испытываю к нему огромную симпатию и большую привязанность, причем взаимную, что не всегда характерно для формальных отношений. Сорос очень душевный человек, хотя сентиментальным его не назовешь. Людей он меряет довольно странно: "Это хороший человек" или "Это вполне хороший человек", причем с разными интонациями. Обычно я отвечаю, что хороший человек - не профессия. Однако для него такое интуитивное понимание человеческой природы очень важно, хотя нередко приводит к совершению управленческих ошибок.

-- Вы еще хотели сказать о "других" Соросах.

-- Да-да. Он как бы состоит из нескольких персон: финансист, бизнесмен да еще и рыночный игрок, причем гениальный, хотя эта его звезда уже закатилась, ведь ему почти 72 года. Правда, он в замечательной физической форме, живет по древнему завету "Здоровый дух в здоровом теле". Обожает большой теннис и в этой игре запросто загоняет в угол молодых соперников. Каждый день обязательно делает зарядку. Очень любит гулять, но не бесцельно. Он боготворит природу, заряжается от нее энергией. Это гулянья, какие были у древних философов, они служат развитию мысли. Часто после тяжелого дня мы вместе прогуливаемся по улицам Петербурга либо Москвы, на ходу обсуждая что-то. Точнее, это не прогулки, а: хождения с разговорами.

"Следующий" Сорос - тот, который, безумно разбогатев, пришел к мысли, что миллионеры тратят деньги, а миллиардеры делают историю. Он и для России фигура историческая. Благодаря его поддержке, например в области компьютеризации, совершен скачок в совершенно другую историческую реальность. Так кто он? Спонсор? Меценат? Благотворитель? И ему, и нам, его сподвижникам, более подходящим кажется слово "филантроп". Хотя по статусу и юридически наш фонд, конечно, благотворительный. Но по желаемой нами цели - институция, которая дает толчок развитию проектов. Для этого важно найти партнера, который выступит на равных правах с нами, если даже будет уступать нам в финансовом отношении. Дело ведь не в деньгах, а в количестве вложенных усилий.

-- Как ваши благородные деяния вершатся в условиях нынешнего мирового катаклизма, вызванного террористическими атаками, войнами, политическими конфликтами?

-- Сорос очень остро реагирует на происходящее. Трагедию в Косово пережил как личную. Довольно долго искал пути выхода, используя возможности своих фондов. Многие программы, в частности в Южной Европе, продиктованы событиями в бывшей Югославии. Недавно мы с ним обсуждали, что может сделать фонд в борьбе против безумия террористов. Нужны новые программы по отношению к Средней Азии и Северному Кавказу. Мир в сложном положении, а вина подсознательно или даже сознательно возлагается на ислам. А виноват исламский фундаментализм. Собственно, фундаментализм в любой религии страшен. Но не дай Бог, чтобы общество сделало непростительный перекос в сторону возложения вины на то, что виной не является. Разве немецкий народ виноват в том, что в Германии был нацизм? Повинны фашизм, Гитлер и его окружение... Итак, что же собираемся мы делать практически? Во-первых, усилить наше присутствие в образовательных программах в пограничных республиках Средней Азии, а также на Северном Кавказе. Причем намерены "спуститься" на тот уровень, когда личность формируется: детский сад, начальная школа. Во-вторых, в фонде развивается программа "Горячие точки".

-- Давайте вернемся к "мирной" теме: как все же можно получить грант? С чего начинать?

-- Нужно встретиться с одним из наших координаторов. Они представляют Фонд Сороса в 33 классических университетах провинциальной России от Владивостока до Твери. Рекомендую также следить за нашими публикациями в печати. В них мы информируем о наших конкурсах, на участие в которых можно подать заявки. Особенно в "Российской газете", которую, как мы выяснили, в условиях финансового дефицита все-таки выписывают библиотеки в различных регионах. Наш фонд не элитарный, как иногда принято думать, тем более что программы постоянно меняются. Когда-то мы много внимания уделяли ученым, новым технологиям, Интернету. Сейчас в большей степени - самым обычным людям. Начали разрабатывать программу "Соловки" : публикации, выставки, рассказ об этом трагическом острове, о котором чрезвычайно полезно знать, чтобы не повторять страшные ошибки. Видите, как быстро разрушилось то, что казалось нерушимым, - американская мечта. К сожалению, мы часто не предполагаем, какие последствия имеют наши поступки. Да и не можем этого знать. Поэтому важно защитить себя от возможных негативных последствий. Фонд Сороса стремится внести свой вклад в решение самых острых проблем. n

Джордж Сорос, финансист и филантроп, социальный мыслитель, автор ряда книг и статей, родился в 1930 году в Венгрии. В 1947 году эмигрировал в Великобританию, где окончил Лондонскую школу экономики. После отъезда в 1956 году в США Сорос учреждает международный инвестиционный фонд "Quantum Group", с которого начался его финансовый успех. В 1979 году он основал "Open Society Fund", положивший начало сети благотворительных фондов во многих странах планеты. Основополагающая ценность и центральная идея этой деятельности - становление открытого общества в посткоммунистическом мире. Центральный офис расположен в Нью-Йорке.

"Челябинский рабочий", участвуя в программе Фонда Сороса по поддержке российских СМИ, выиграл конкурс и получил грант, результатом чего стала возможность выпускать субботние номера газеты в цветном варианте.

Комментарии
Комментариев пока нет