Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Театр для исследования

01.11.2001
Режиссер Челябинского ТЮЗа Олег Хапов учится профессионально  заниматься жизнью

Ирина КАМОЦКАЯ
Челябинск

Последние дни чинную тишину Челябинского ТЮЗа то и дело нарушают невообразимая какофония звуков, шумные возгласы, крики и гвалт. Полным ходом идут репетиции "Старшего сына" Александра Вампилова. Под руководством Анны Розенберг прорезывается голос персонажа по имени "дворовая команда" - этакого современного театрального хора будущего спектакля. Постоянно задумчив художник Антон Сластников. Ему предстоит решить практически неразрешимую задачу - использовать в оформлении современные по фактуре синтетические материалы, не нарушив строжайших требований пожарных.

Режиссер Челябинского ТЮЗа Олег Хапов учится профессионально заниматься жизнью

Ирина КАМОЦКАЯ

Челябинск

Последние дни чинную тишину Челябинского ТЮЗа то и дело нарушают невообразимая какофония звуков, шумные возгласы, крики и гвалт. Полным ходом идут репетиции "Старшего сына" Александра Вампилова. Под руководством Анны Розенберг прорезывается голос персонажа по имени "дворовая команда" - этакого современного театрального хора будущего спектакля. Постоянно задумчив художник Антон Сластников. Ему предстоит решить практически неразрешимую задачу - использовать в оформлении современные по фактуре синтетические материалы, не нарушив строжайших требований пожарных. Всегда спокоен (хотя бы внешне), уравновешен (по крайней мере наружно) постановщик спектакля Олег Хапов. В этой интонации и прошла наша беседа.

-- Второй сезон вы - режиссер ТЮЗа. Почему решили уйти из Камерного театра?

-- Все очень просто. Работать хочется. Главная причина моего ухода из Камерного театра, хотя я его очень люблю, - необходимость проверить себя в самостоятельной серьезной режиссерской работе.

-- Вы пришли со своей творческой программой?

-- Конечно. Мой идеал - это театр, соединяющий, казалось бы, несоединимое: углубленный психологизм с яркой сценической формой. Это театр честного актерского существования на сцене. Без этого нам не будет доверия. Далеко не все это, кстати, понимают.

-- Принято различать театр, говорящий о жизни и уводящий от нее, дающий возможность отвлечься, забыться.

-- Такое противопоставление, по-моему, вообще ложно. Человеческая жизнь - это органическая почва театра. От нее мы не можем никуда уйти. Она питает наше восприятие, каждый художественный образ.

-- Вам близок театр критикующий или утверждающий?

-- Театр исследующий. Любой жанр, самый легкий, предполагает исследование человека. Даже если спектакль о любви - любовь становится проблемой. Куда нас это исследование заведет? Это вопрос.

-- А специфика театра юного зрителя, его аудитории не пугала?

-- Пугала и сейчас продолжает пугать. Но это не отталкивает от работы, не вызывает желания закрыться. Наоборот. Хочется доказать, что нас - взрослых и юных, отцов и детей - связывают очень крепкие нити. В конце концов, мы же все - люди. У нас есть общие проблемы. Мы, например, часто бываем неискренни, закрываемся от других. Нас обижают, пинают. Это одинаково больно и для взрослых, и для детей. Мне очень хочется помочь им справиться со всеми этими проблемами.

-- А кто из драматургов соответствует вашему идеалу театра?

-- Шекспир прежде всего. Я обязательно к нему приду. К "Гамлету", "Ромео и Джульетте".

-- По мнению некоторых критиков, сегодня не время шекспировских трагедий, сегодняшнему человеку не до размышлений о смысле жизни...

-- Вряд ли возможно так просто ответить на вопрос, когда человек больше задумывается о вечном, о душе. Может быть, чем лучше материально живет, тем меньше задумывается. А вот жизненно важные решения приходится принимать практически каждому. Это и есть гамлетовская ситуация. Гамлет для меня - это молодой человек, входящий в мир, стоящий перед необходимостью принять поворотное для всей своей жизни решение.

-- Александр Вампилов из этого же круга драматургов?

-- Конечно. Хотя к "Старшему сыну" я пришел, отчаявшись найти для работы современную пьесу. И я встретился с Наумом Юрьевичем Орловым, которого бесконечно уважаю, которому бесконечно доверяю. Он назвал "Старшего сына" : "Перечитай, присмотрись, вдумайся". И я перечитал. Гениальный Вампилов написал потрясающую вещь. Начинается пьеса как комедия положений, как какая-нибудь современная итальянская или французская "хорошо сделанная пьеса" : двое пацанов заявляются в дом, и один из них выдает себя за сына главы семейства. А завершается все как мощнейшая трагедия. Как "Король Лир". Называется такой жанр очень просто - жизнь.

-- Многим памятен телефильм с участием неповторимого Евгения Леонова.

-- Фильм замечательный. Но я хочу на сцене гораздо большего, максимально заостренного столкновения характеров и обстоятельств. Герои Вампилова вполне соотносимы с сегодняшними социальными типами. Последнее время я очень много общаюсь с молодыми людьми. Я вижу, как они рвутся приобрести определенный социальный статус. Ведь сегодня человек без машины, сотового телефона и посещения ночных клубов просто не воспринимается как полноценный. И молодые люди вынуждены играть в этих крутых, вынуждены соответствовать стандарту телевизионных мальчиков из рекламы, вынуждены доказывать свою состоятельность. Они просто рвут себя на части. Почти никто из них не достигает внутренней и внешней гармонии. И тогда появляется негатив, выплескивается в психических срывах, даже вандализме. Психологи кричат сейчас об этом. Только их никто не слышит. И мне тоже это больно.

-- Напрямую соотнося героев прошлого с нашим днем, театры выработали уже некоторые стереотипы. Герои Островского, например, то и дело ходят по сцене в красных пиджаках, делают козу...

-- Конечно, эти внешние атрибуты - не главное. Об Островском я тоже много думал. Он притягивает к себе прозрачностью, ясностью мысли. Его идеи кристаллизуются до понятного визуального состояния. Связаны они с нынешней жизнью действительно напрямую. И тогда, и сегодня, в период дикого первоначального накопления капитала, множество людей богатеет не за счет интеллекта, а благодаря связям, волевым качествам. Сама по себе воля - это замечательно. Но к чему она приводит без души - вот за этим и интересно проследить. Другое дело Чехов. Он тоже современен, но не напрямую. Он дает возможность разрабатывать сложные психологические ходы, дает больше пространства для самостоятельных ассоциативных поисков актера.

-- Кто-то из современников или мыслителей прошлого помогает вам в жизни и творчестве?

-- Ключевое слово для меня сейчас - воин. Я сейчас завоевываю пространство. ТЮЗ для меня - новая территория. Воин не в смысле применения насилия. Воин идет по пути сердца. Так пишет Карлос Кастанеда. Он учит профессионально заниматься жизнью. Жизнь - это нами же организованное событие. А все остальное - от лукавого.

-- Уже есть ощущение, что кто-то в коллективе поддерживает, понимает?

-- Надеюсь, что я не ошибаюсь. Есть такое ощущение. Прежде всего это директор театра Роза Захаровна Орлова. Хотя у нас один на один и бывают стычки. Мне было бы гораздо труднее работать, если бы не актер Андрей Анашкин. Это молодой человек, который хочет сознательно выстраивать свою жизнь, разбираться в профессии. А человек без интереса и мне неинтересен. Вообще театр, как и все в жизни, нужно делать по большому счету. Сейчас много говорят о зрителе, клиповости его сознания. Но не этот вопрос главный. Главное - моя самоотдача. Сегодня, в современном театре, где актер получает нищенскую зар-плату, требовать самоотдачи и горения очень сложно. Но и не требовать этого невозможно. Это равносильно саморазрушению театра. n

Комментарии
Комментариев пока нет