Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Хорошо, если директор говорит "плохо"

06.11.2001
Копейскому машиностроительному заводу 60 лет

Как он родился
На гербе Копейска изображены отбойный молоток и шестерня. "Читать" герб надо именно в такой последовательности. Слышал недавно: некая дама из областного центра герб раскритиковала: устарела символика, нарушены каноны геральдики...

Копейскому машиностроительному заводу 60 лет

Как он родился

На гербе Копейска изображены отбойный молоток и шестерня. "Читать" герб надо именно в такой последовательности. Слышал недавно: некая дама из областного центра герб раскритиковала: устарела символика, нарушены каноны геральдики... В общем, не то.

А о чем безмолвствует челябинский верблюд? Чем лучше? Тем, что может нести ездока и поклажу, неделями не требуя еды и питья?

В Советском энциклопедическом словаре выпуска 1987 года город Копейск Челябинской области значится как добытчик бурого угля, имеющий завод горно-шахтного оборудования и пр. Именно в такой последовательности: шахты, завод. Правда, в словаре ошибка: написано, что на 1985 год город имел 100 тысяч населения. Неправильно. Даже по недавней предварительной переписи - в сентябре этого года - в Копейске живут 133 тысячи 164 человека. Увы, с 1985 года населения не прибывало, город не обошла российская доля. Не подсчитано, сколько в городе бывших и настоящих шахтеров и машиностроителей, но абсолютное большинство - это точно.

Может быть, когда-нибудь отбойный молоток станет редкой находкой, как кость мамонта. Но сейчас он хранит тепло рук, как отцовский инструмент. Табличку бы к нему в городском музее: "можно трогать руками". Подержите, может быть, поймете, как давались стахановские нормы "уральской кочегарке". Нет, не в музее. Там, в преисподней.

А шестерня вечна, как рычаг Архимеда. Дай Бог заводу отметить еще столетие шестидесятилетия.

Поселок Челябинские копи статус города с областным подчинением обрел в 1935-м. А в 1941-м, в ноябре, сюда прибыли эвакуированные из Украины Горловский и Бердянский машиностроительные заводы. Горловский сразу же слился с местным рудоремонтным. Есть приказ наркома угольной промышленности СССР: "Копейский рудоремонтный завод комбината "Уралуголь" именовать: "Государственный союзный машиностроительный завод имени С.М. Кирова в г. Копейске", передав его из комбината "Уралуголь" в ведение Главуглемаша.

Назначить:

т. Катеринича Ивана Трофимовича директором машиностроительного завода имени С.М. Кирова в г. Копейске"...

Позднее, в августе 1957-го, к заводу имени Кирова был присоединен переименованный в Строммашину Бердянский машиностроительный завод - в городе окончательно сформировалась отрасль угольного машиностроения.

С Горловским заводом в 1941-м в Копейск приехало 500 рабочих. Некоторые после освобождения Донбасса уехали на родину. Многие остались. Оставшиеся и ныне здравствующие горловцы помнят Катеринича в лицо. Многие из разных поколений заводчан помнят фамилию. Иван Катеринич - легенда завода, хотя директорствовал всего с 1941-го по 1943-й. Недавно Георгий Васильевич Симаковский, скоро ему исполнится 90, рассказал в газете:

-- Был октябрь, дожди. Дороги забиты отступающими войсками, но мы вскоре догнали директора завода И. Катеринича, машина которого застряла на дороге. С ним было 25 грузовых машин, на которых везли незавершенку - несобранную военную продукцию. В вагоны ее грузить запретили. А грузовые машины разрешалось пропускать только в сторону фронта. Вот тогда Катеринич (хитрый цыган) придумал сделать документы, якобы это эвакуируется военный завод N 25. Отпечатали на машинке приказ, и нас пропускали на Восток.

Рисковал "хитрый цыган". С НКВД в любые времена шутки были плохи.

Где-то во второй половине 70-х завод уже был награжден орденом и приобрел мировую известность, на нем проходил всесоюзный межотраслевой семинар по экономии металла. Заводчане первыми разработали соответствующий стандарт. Семинар - не событие. К тому времени подобные мероприятия проводились на заводе едва ли не каждый месяц: то областные, то отраслевые, то межотраслевые. Приезжали делегации из-за рубежа - мало кого волновало, кроме городского руководства. Событие - приезд Катеринича.

Заводоуправление высыпало за ним - посмотреть, когда он в сопровождении свиты направился по цехам. Был он в то время, говорили, директором завода тяжмаша в Краматорске. Шел по пролету шестого цеха, руки в бока, пиджак только накинут на плечи, на лацкане слева - звездочка Героя Соцтруда. Токари выключали станки. Он приостанавливался, и все сопровождение, как на стену, натыкалось. Катеринич остановился, о чем-то начал говорить, не было слышно - рядом трещал перфоратор, рабочий долбил пол под фундамент нового станка. Ему крикнули - не услышал. Катеринич сделал пальцы кольцом, свистнул. Рабочий поднял голову, замер от удивления. В свите засмеялись. Кое-кто пробовал повторить, совали пальцы в рот... Взрослые пацаны.

Начальник Узбекхлопкомаша с запоминающейся фамилией Тётушкин сказал тогда о семинаре:

-- Не ожидал. Думал: как всегда - туфта для галочки. Честно сказать, намеревался водки попить с мужиками, контакты навести. Вам-то здесь что экономить: металлурги под боком, любой металл, черный, цветной - пожалуйста. А у вас, смотрю, серьезно. Даже партком инициативу проявляет. У нас как-то парткомы от производства в стороне держатся.

Что бы ни писали, ни говорили - веришь, конечно, вот они, живые свидетели, старики уже, но представить трудно: концом ноября подписан приказ, а в первых числах декабря пошла уже военная продукция. Стужа лютая. Всего два крытых помещения, станки, их больше трехсот, под открытым небом. Ветер, снег. Люди работают днем и ночью - при свете фонарей. Руки, ноги коченеют; "танцуют" на поддонах, досках, дуют в пальцы, металл жжет... Слезы выступают от напряжения, от холодного ветра, от злости, боли, жалости к себе. С фронта тяжелые сводки: отступают наши. В город приходят похоронки...

Именно в те дни 1941-го родился завод. Не печатью в приказе. А в сознании, единении людей. В годы войны на заводе работало более полутора тысяч человек: мужчины, женщины, мальчишки, девчонки - награждены медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." Доблесть рождена долгом. Перед теми, кто дрался на передовой - как бы ни было тяжело тебе, там еще тяжелее, перед теми, кто никогда с войны не вернется, перед теми, кто за соседним станком, верстаком, опухший от голода и холода.

Долг - понимание не ума, понимание сердца и передается через кровь.

С первой детали, сделанной обмороженными руками, началось восхождение.

Живая легенда

Еще одна живая легенда завода - Николай Иванович Доброносов.

Начал работать в 1943-м пацаном. Сирота. Сын завода. В 1966 году первым из заводчан награжден орденом Ленина. А в 1971-м - второй орден Ленина и золотая звездочка Героя Социалистического Труда. Мог бы заседать в президиумах, красоваться на всяких встречах, слетах, совещаниях - приглашений было полно, его это раздражало: "Я - токарь, мое место за станком, а не за столом - штаны протирать". Журналистов старался избегать. Ездил по заводам Урала - здесь от приглашений не отказывался - с чемоданами, тяжелющими, ручки не выдерживали, полными резцов, собственных приспособлений, метчиков, сверл, лерок. Рассказывал и показывал методы скоростной обработки. Секретов не держал. Однажды пришел к начальству: "Чем я на одного ученика время трачу, пока объясняю, показываю, лучше это же время потрачу сразу на нескольких. Дайте группу". Подумали, посчитали: да, выгодно. Стал Николай Иванович освобожденным токарем-наставником. Сейчас бы это назвали "мастер-классом". Освобожденным, однако, только значился. В свободную минуту вставал за любой свободный станок делать план. С него, Николая Ивановича Доброносова, зародилось групповое наставничество. Есть фотография: Доброносов за станком в кругу ребят. Фотографии, пожалуй, лет 25. На заводе награжденных - тысячи. Среди них есть и те, что на фотографии, бывшие ученики Николая Ивановича.

Наставляли молодых, кто как умел. Василий Чугаев, шлифовщик. Толковый работяга, резкий. Мастера его побаивались. Однажды сменщик, молодой парень, не убрал станок. Чугаев внушал при всех, не повышая голоса: "Это мой кормилец-поилец, - похлопал по блестящей станине. - Прошу уважать, как своих маму и папу. Еще раз так сделаешь, больше не подходи. Для тебя здесь я - начальник кадров. Понял?.."

Это было позже, в 70-х. А в марте 1946-го заводу за неоднократные победы было вручено на вечное хранение переходящее Красное знамя Государственного комитета обороны.

В 1947 году завод стал серийно выпускать врубовую машину КМП-1 (Копейская мощная пульсирующая). За ее создание группа конструкторов: Я.И. Альшиц, А.А. Рафалович, Г.И. Алешин, Н.А. Шурис - была удостоена Сталинской премии. К январю 1948 г. завод выпустил уже 500 машин КПМ-1 - мощный рывок в угледобыче.

Запомним: родина первого шагающего экскаватора, изготовленного в Советском Союзе, - город Копейск, машиностроительный завод имени С.М. Кирова. Первенец родился весной 1948 года. Вот что по этому поводу написал в местную газету т. Андриенко, начальник экскаваторного цеха: "Теперь, когда первый в Советском Союзе отечественный шагающий экскаватор смонтирован и сдан на заводские испытания, с удовольствием можно отметить большую работу, проделанную нашим коллективом. В течение 40 дней упорной борьбы и дерзаний всего коллектива создавался этот мощный и сложный движущий агрегат, суточная производительность которого определяется в 3000 куб.м. Чтобы выполнить эту работу вручную, потребовалось бы 900-1000 человек. Мощность шагающего экскаватора равняется 400 лошадиным силам. В трудных зимних условиях, под открытым небом, приступили мы к этой ответственной и совершенно новой для нас работе, преодолевая все трудности. В процессе созидания первого шагающего экскаватора коллектив приобрел большой опыт. Теперь мы чувствуем уверенность в работе. А впереди у нас очень и очень много работы".

Письмо т. Андриенко - все слово в слово. Лучше заикаться на бумаге, нежели хромать в работе. Можно понять работяг и их начальника. Машина не входила ни в какие пролеты. Сколотили настил под февральским небом, каждое утро разгребали, сметали нападавший снег, пахали до темноты в небе и в глазах, уходили продрогшие, шатаясь от усталости. Без инструмента мухи не убьешь. А какой был инструмент, ведь 1948 год. "Измерь микрометром, отмерь мелом, отруби топором". Тем дороже победа. Какое ликование было, когда новорожденный сделал первый шаг! Имя ему ЭШ-1. Первый в Советском Союзе.

Можно представить, как вдохновил успех. Впору горы сворачивать. В последующие 10 лет завод полностью обновил уже солидную к тому времени номенклатуру горно-шахтного оборудования. Начали выпускать врубовку "Урал-33" (она до сих пор в ходу) - стала базой для создания врубовых и врубонавалочных машин с использованием в различных горнотехнических условиях. Освоили серию погрузочной машины УП-3, создали очистной комбайн "Урал-2М". Освоение серийного производства проходческих комбайнов ПК-3, чуть позже ПК-3М - это уже отдельное направление в механизации проходки, то есть подготовки очистного фронта. Машины "Урал-33", "Урал-2М", К-56М, К-56МГ, "Караганда7/15", УП-3 были отмечены дипломами и медалями ВДНХ СССР.

В 1958 году завод направил в Брюссель на Всемирную выставку свой ПК-3М и привез оттуда золотую медаль. Этот же комбайн заработал золотую медаль на Международной ярмарке в Лейпциге. С помощью его чешские горняки шахты "Дукла" установили мировой рекорд: за 31 рабочий день прошли 860 погонных метров горных выработок.

Рекордсменов, вероятно, увенчали лаврами... Сочтемся славою.

У нас другие задачи. Чтобы покорять сияющие вершины коммунизма, нужна энергия. А за ней надо было карабкаться в противоположную сторону - покорять недра. Для тех, кто ходит по земле, людей "поверхностных", глубина, возьмем, 400 метров - это отметка минус 400 метров. Для горняков это - "плюс". Чтобы глубоко лезть, надо глубоко мыслить. Чем глубже - тем глубже.

Нужны еще новее техника, соответствующее оборудование, инструмент. На заводе монтируются поточные линии, оборудуются механизированные участки, рядом с допотопными, но все еще доблестными ДИПами (догоним и перегоним) устанавливаются спецстанки, станки с ЧПУ (числовым программным управлением) и т.п. Среди этого "т.п." - резцы круглого сечения (РКС) для комбайнов - породу грызть. Поговаривали, что Владимир Иванович Крутилин, в ту пору директор завода, побывав в командировке в Америке, слямзил резцы у американцев. Если и так, правильно сделал. В такую даль ехать - хорошо не только голову наполнить, по возможности и карманы.

Молодое пополнение

Молодое оборудование требовало молодых кадров, легче находят общий язык. Под боком - горный техникум, сейчас горный колледж, который копейчане с глубочайшим почтением именуют "кузницей кадров". И совсем рядом, впритык к заводскому профилакторию, - филиал Челябинского политехнического института. В этих заведениях молодое пополнение проходило черновую обработку, дальше - по технологии: термообработка, то есть закалка, шлифовка в цехах и лабораториях. То, что по окончании техникума ребята вставали за станки, никого не удивляло.

Сережа Габеев. Молоденький комсомолец, с пушком на губе, краснеет, смущается, как девочка, все близко к сердцу принимает. В своей комсомольско-молодежной бригаде нянчился, обхаживал станки с ЧПУ. Сколько лет прошло? Буквально на днях - фотография в газете. Не Сережка, солидный дядя Сергей Акимович Габеев - лучший токарь-оператор завода.

Люди и техника взаимно осваивались. Притирались. Случались на этой дороге и проколы.

Какой-то из московских НИИ разрекламировал новшество: ЭКоДУ - электронная контрольная диспетчерская установка. (Потом мастер московского завода "Динамо" Юрий Кортнев в книге "Показательный процесс" раздолбал это новшество в пух и прах. Но это было потом). На заводе решили внедрить. Суть в чем: наверху сидит диспетчер с пультом и переговорным устройством. Внизу в цехе у каждого станка - истукан тоже с кнопками и переговорным устройством. Случилась у станочника заминка: агрегат забарахлил, инструмент понадобился, заготовки кончились - не бежит к мастеру, а нажимает кнопочку, сообщает диспетчеру, тот уже решает по обстановке.

Для пробы смонтировали ЭКоДУ на одном из механических пролетов. Понадобилось токарю в ящике с инструментом покопаться, резец заменить - отключает станок, у диспетчера тут же загорается лампочка: "В чем дело?" Токарь: то-то и то-то. Ну а в туалет пойти? Не оставишь же станок невыключенным - жрать энергию вхолостую. Говорят, диспетчера в первый же день чуть кондрашка не хватил. Станочники отнеслись уважительно: вначале покусали у истуканов проводки, лишь потом посворачивали башки.

Кем-то сказано: колесо изобрел шарлатан, четыре колеса - гений. То же самое о шестеренке(ах). Надо суметь их сцепить, чтобы получился механизм, работающий с максимальным КПД.

Иван Васильевич Гаев. "Не голова, а научно-исследовательский институт" - это про него. Слесарь-инструментальщик. Может, где-то кем-то еще работал, но в истории завода - легендарный слесарь. Обыкновенный рабочий, без "высочайшего" образования, но напридумывал столько, сколько штат научных сотрудников с научными степенями вряд ли напридумывает за пятилетку. Шутка, конечно. Но на заводе, что ни год, констатировали: "Опять Гаев весь премиальный БРИЗовский фонд в карман положил".

Около трехсот рацпредложений, десятка два изобретений, с точностью до единицы, наверное, сам Иван Васильевич не скажет. "Заслуженный изобретатель СССР" - это точно. По науке он даже чертить не умел, помогала дочь, работница завода, окончившая Челябинский политехнический.

Конечно, не все на заводе - Гаевы, но рационализаторская работа была и остается на первом месте среди прочих инициатив. Тем более сейчас. Когда-то завод сотрудничал с семнадцатью институтами, сейчас плотно - с двумя: ЦНИИПодземмашем и ВНИИПТтяжуглемашем. Остальные измельчали, растеряли научный потенциал, сотрудничают, но плодотворить не способны, контрольные функции, не больше; основное - проектирование и изготовление - легло на головы заводских инженеров.

А тогда, в 70-х, один из специалистов ЦНИИПодземмаша, сидя в кабинете начальника бюро проходческих комбайнов (как раз пошло в серию семейство ГПК - на уровне мировых стандартов), признался: "Мы, институт, можем спроектировать такую машину, которой сейчас в мире равных нет, но штука в том, что пока завод изготовит, освоит, она уже никому не будет нужна, устареет. Все нужно делать вовремя. Мы работаем со многими предприятиями отрасли, и если у остальных на освоение уходит в среднем семь лет, у вас - в полтора раза меньше. У вас здесь светлые головы, без всякого леща говорю".

За создание и освоение промышленного производства горной техники Государственной премии СССР удостоены Г.В. Симаковский, В.И. Крутилин, Р.В. Благовещенский, П.Ф. Ноздрин.

Плановая экономика

Работал завод в три смены, как и вся промышленность СССР, в режиме плановой экономики: декада - спячка, вторая декада - раскачка, третья - горячка. Аритмия, понятно, производительность не повышала. Субботники в конце месяца не повышали настроения. Производительность, однако, росла. Если взять десять предперестроечных лет, завод 15 раз становился победителем Всесоюзного соцсоревнования, переходящих Красных знамен ЦК КПСС, Совмина СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ не счесть. Что способствовало? Естественно, технические мероприятия. Завод пусть не скоро, как хотелось бы, но неуклонно обновлялся. Новая термичка, новые 11-й, 16-й цехи, новые складские помещения, автоматизация, механизация участков - всего не перечислишь. Расширение и улучшение социальной сферы. Весь город свидетель: первые девятиэтажки - дело рук заводчан. "Ленинградские" дома с шикарными по тому времени квартирами - тоже. Заводской санаторий-профилакторий, пионерлагерь "Орленок", база отдыха на Сугояке, детские сады, ясли, спорткомплекс, лыжная база. Что еще? Четверть, если не треть коллектива, составляли ветераны: фронтовики, участники трудового фронта, кадровые работники, пришедшие на завод в первые годы после войны.

И еще... Вряд ли забыли работяги четвертого цеха один из субботников. Аврал в конце месяца, план горит. Начальство на ушах, станочники смурные. И вдруг - хохот на шлифучастке. Все потянулись туда. На металлическом щите, где обычно пишут станочники готовую номенклатуру, написано мелом:

Весь участок заманали

Два веселых чудака:

Шихов шарит на гитаре,

Жуков пляшет гопака.

Шихов - начальник участка, отродясь гитары в руки не брал. В тот день, как все начальство, озабоченный. Жуков - мастер, весь в поту, надо то, надо другое, хоть разорвись...

Работяги все подходят, смех не умолкает... Появляется Шихов: "Мужики (еклмн), кончайте базар, вы что собрались..." Увидел написанное, понять не может. Смех еще дружнее. Кто-то хотел стереть. Тут и сам начальник участка не выдержал, за-смеялся: "Да ладно, оставь на память"... Веселее дело пошло.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 февраля 1976 года завод награжден орденом Трудового Красного Знамени. Завод - монополист: выпускает 85 процентов проходческой техники, производимой в СССР. В основной номенклатуре еще погрузочные машины, врубовые машины, солевые комбайны. Везде, где работает заводская техника, созданы ОФТО - отделы фирменного техоб-служивания.

Около проходной - громадный планшет: от Копейска лучи к городам, куда завод отправляет продукцию: Краснодон и Владивосток, Ереван и Магадан, Макеевка и Мурманск, 45 городов - лучи по всему Союзу. Рядом еще планшет: экспорт завода - кроме соцстран Англия, Голландия, ФРГ, Швеция, Испания, Италия, 32 страны, забрались аж в Эфиопию и Гвинею. Удивлялись: развитые капстраны, у которых технологии и обрабатывающая техника на порядок выше, покупают наши машины, сработанные на тех же ДИПах, их еще много оставалось?!

На заводе каждый второй если не гвардеец пятилетки, но победитель соцсоревнования, если не лучший по профессии, то ударник коммунистического труда, у каждого третьего если не орден, то медаль, не медаль, так знак. На торжественных собраниях, куда приходили в выходных костюмах, посмотришь со стороны президиума - в глазах рябит от наград, не стеснялись надевать; посмотришь из зала на президиум, где в основном ветераны, - у каждого, почти как у Брежнева, рядом с боевыми награды за труд.

Загордились: "Наш Крутилин к первому секретарю горкома дверь ногой открывает". Ерунда, конечно. Оба уважаемые в городе люди, ни сами, ни другим этого не позволят. Но надо ж понимать: наш директор - это НАШ, он всем директорам директор.

Забрали директора. В Москву - начальником Союзуглемаша.

Чуть раньше забрали туда Ивана Васильевича Бахарева, он и там стал заместителем Крутилина.

Возглавил завод Павел Алексеевич Овсянников, светлая ему память. Репутация: умница, интеллигент, конструктор божьей милостью.

Радужная открылась перспектива. На базе завода имени Кирова намечено строить гигант ППБО - завод подземного проходческого бурового оборудования. Постановлением Совмина СССР ППБО включен в десятку первоочередных объектов. Над проектами корпят 32 института. Заводская верхушка, выполняя текучку, мечтательно кумекает: кузницу, литейку вынесем из центра, не будет шума и пыли, оставим только мехобработку. Копейские градостроители уже смастерили макет проспекта Коммунистического: высотные дома, широкая улица, троллейбусы идут аж в Потанино, до самого озера. Секретарь обкома заявляет на встрече с журналистами: "Не сегодня-завтра Копейский ППБО объявим ударной комсомольской стройкой". Начинался 1985 год.

"Процесс пошел"

Один за другим "гаснут" лучики на планшетах у проходной. Вскоре их совсем убрали. Но еще хуже: исчез блеск в глазах заводчан.

Не так давно Владимир Иванович Марьин, бывший слесарь, пенсионер, будучи чуть навеселе, рассказывал: "Зашел как-то в четвертый цех, он самый крупный на заводе, е-мое, пусто, ни души. Пошел по пролету - от шагов гул. Станки с ЧПУ - под чехлами. Заглянул к сварщикам в кабину - пусто. Где-то жесть: "скрип-скрип" - как будто по телу режет. Шум в ушах, честное слово, будто станки разговаривают. Кто-то из компании: "И мертвые с косами стоят" - невеселые смешки.

Работы мало, заработка - соответственно. Молодежь уходит. Вот тогда-то про все эти дела бывший литейщик, ушедший с завода по профзаболеванию, Николай Васильевич Гвоздев рассудил:

-- ...трепаный рынок. Я на него смотрю, как Ленин на буржуазию. За что? Там купил - здесь продал, здесь купил - там продал. А делать кто будет? Один вон сказал, не буду говорить, кто: осенью стабилизация наступит. Как раз! Жди! Осень - лет через восемь. Мне вот больше всего пацанов жалко. Сбивают их с панталыку спекуляцией. Им делу учиться надо. Торговать бросят, что умеют? Это дело - щелкнул по подбородку: "Батька пропил мою шубу, я пропил его кафтан..." Сам грешен, проходили эти университеты. Не-ет, если так дело пойдет, то получим дырку от бублика.

Заводом руководит Ярослав Иванович Чабан. Мастеров называли "сержантами индустрии", а он начинал здесь младшим офицером - механиком, заместителем начальника цеха. Говорят, на одной из заводских конференций крепко врезал руководству. И... назначили начальником производства завода. Перебросили на мебельную фабрику - директором. Завод хирел. Чабан вернулся замом по экономике. В 1987-м стал директором. Устная характеристика: крут, упрям, вдумчив, осмотрителен, 777 раз отмерит. Голос поставлен: скажет - слышно всем. Хитер... В самые худшие времена перед проходной, на территории завода, будто вылизано. Порядок рождает уверенность.

Я. Чабан: - Нет, социалку, собственные штаны заложу, не брошу. Ты молодой, смотрю, зуб золотой... А ветераны?.. Сейчас зуб подлечить сколько стоит?! А где вообще им лечиться, кроме как в профилактории? Вон Павел Алексеевич Овсянников, больной, вернулся - рядовым конструктором. Как я ему в глаза смотреть буду? Вообще ветеранам? Они же все это делали. Для молодежи вон на Сугояке - база, лыжная база, спорткомплекс, детям - "Орленок", а старикам?.. Нет, есть рубеж.

Это был 1995-й, пожалуй, самый тяжелый год. Но даже тогда завод не прекращал строить жилье. Строительство простаивало иногда, как и цехи, но не прекращалось. За последние десять лет построено около 40 тысяч кв. метров, сдано 6 домов. В ноябре сдается седьмой - 69 квартир, новоселье приурочили к юбилею завода. И уже заложен следующий.

В цехе, про который рассказывал Марьин, сейчас совместное предприятие по производству машин для соледобывающей промышленности - "Курс" : Копейский машзавод (в 1993-м завод имени Кирова стал именоваться ОАО "Копейский машиностроительный завод") - "Уралкалий" - "Сильвинит". Здесь делают новейшие машины: щеленарезную "Урал-50", почвоподдирочную "Урал-60", для подземных складов "Калий-4500", проходческий комбайн "Урал-70"...

Последние пять лет медленно, но стабильно, без срывов растет общий объем продукции, меняются только соотношения: для угольщиков, соледобытчиков, для коммунальщиков и запчасти горно-шахтного оборудования. Растет численность персонала: 1996 год - 3419, 1997-й - 3433, 1998-й - 3558, 1999-й - 3747, 2000-й - 3789, на сегодня - 3933 человека. Растет заработок, сейчас средний превышает 3000 рублей. Но...

Я. Чабан: - Если я скажу, что дела идут нормально, меня гнать отсюда надо в три шеи. Если вон там каждый, кого встретишь, скажет: "Нормально" - я подумаю, что делать, чтоб не было хуже. Все.

Петр Георгиевич Тырсин, технический директор завода: - Климат отвратительный. (За окном пролетает снежок). Я имею в виду экономический. Угольщики в подвешенном состоянии, платить не могут, а у нас основная доля продукции для них. Кто-нибудь сейчас может определенно сказать, что будет с угольной промышленностью? Кто даст гарантии, что завтра нам не урежут газ, электроэнергию, не взвинтят тарифы? С "Уралкалием", "Сильвинитом" связаны тесно. Машины для них делаем - в мире нет аналогов. Они это понимают. Если порвут с нами, им понадобится лет 10 и сотни миллионов долларов, чтобы выйти на сегодняшний уровень. С Кузбассом неплохие отношения. Сейчас сделали для них КП-21 - это средний проходческий комбайн. КП-25, тяжелый, тоже у них работает.

Что значит тяжелый? Представьте слона, который уперся в стену и рушит хоботом - вверх, вниз, влево, вправо. Хобот - во, туловище - во. То же самое комбайн, но с обратными пропорциями: хобот - во, а туловище - во. Десятилетиями конструкторы убирали из "туловища лишнее - по граммам", чтобы машина была мощная, но как можно меньше весила, потребляла минимум энергии. Угольные пласты все глубже - породы крепче. Отсюда требования к машинам.

П. Тырсин: - Для угольщиков технику делаем, можно сказать, себе в убыток. Но делаем. Как китайцы говорят: чтобы твердо стоять, надо бежать во все лопатки. Остановимся - упадем. Техника понадобится, где ее брать? Будут брать у других. Вот и делаем. 80 процентов проходческой техники по России - наши. Уступать не намерены. Выполняем заказы для Испании, Югославии, Румынии. А вообще, кто поймет, сейчас полно посредников...

Чабан что сказал? "Плохо"? Правильно. Если так сказал, значит, мобилизован.

На заводе скрупулезно подсчитали: с 1942-го по 2000 год изготовлено: проходческих комбайнов - 12048 штук, погрузочных машин - 17712, врубовых машин - 14073, солевых комбайнов - 859 штук. Это не считая непрофильной продукции: санитарно-очистительные машины ("мусоровозы"), навесное и прицепное оборудование для дорожного строительства, для метростроевцев, коммунальщиков, товары народного потребления и т.д. Если директор "мобилизован", счет продолжится...

Владимир НИКОЛАЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет