Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Якушкин раскрывает тайны кремля

10.11.2001
Бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина заговорил через полтора года после того, как оставил государственную службу

Евгений КИТАЕВ
Москва - Челябинск

Встречу с Д. Якушкиным организовал клуб региональной журналистики "Из первых уст", она проходила в подмосковном пансионате "Липки". Выступление бывшего пресс-секретаря Б. Ельцина пишущая аудитория ждала с нескрываемым интересом: он был "голосом Москвы" в достаточно напряженный для верховной власти период и, безусловно, мог поведать о тайнах высшего политического истеблишмента. Любопытство подогревало и другое обстоятельство: на сегодняшний день Дмитрий Дмитриевич является, пожалуй, самым "не засвеченным" представителем "экс-рупоров Кремля" (если, конечно, не считать кремлевского долгожителя Вячеслава Костикова, он теперь тоже как-то не особенно на слуху).

Бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина заговорил через полтора года после того, как оставил государственную службу

Евгений КИТАЕВ

Москва - Челябинск

Встречу с Д. Якушкиным организовал клуб региональной журналистики "Из первых уст", она проходила в подмосковном пансионате "Липки". Выступление бывшего пресс-секретаря Б. Ельцина пишущая аудитория ждала с нескрываемым интересом: он был "голосом Москвы" в достаточно напряженный для верховной власти период и, безусловно, мог поведать о тайнах высшего политического истеблишмента. Любопытство подогревало и другое обстоятельство: на сегодняшний день Дмитрий Дмитриевич является, пожалуй, самым "не засвеченным" представителем "экс-рупоров Кремля" (если, конечно, не считать кремлевского долгожителя Вячеслава Костикова, он теперь тоже как-то не особенно на слуху).

Пять голосов первого президента России

Вячеслав Костиков, проработав два года, пресс-секретарь президента России был направлен послом в Ватикан, затем работал в финансово-промышленной группе "Московский Деловой Мир", холдинге "Медиа-Мост", Центре стратегического планирования группы АИФ.

Павел Вощанов, первый пресс-секретарь Бориса Николаевича, вернулся в журналистику. С его статьями имеют возможность знакомиться читатели нашей газеты ("Деловой вторник", где он публикуется, выходит вкладкой в "Челябинском рабочем").

На Центральном телевидении мелькает и Сергей Медведев, звездный час которого пробил после репортажей из "охваченной путчем" столицы.

Сергей Ястржембский, известность которого после "крепкого рукопожатия президента" перешагнула все мыслимые границы, ныне помощник В. Путина.

А кто же Дмитрий Якушкин, пропавший из поля зрения сразу после того, как сошел с властного Олимпа? Член правления МДМ-Банка, где работает с крупными клиентами. Однако в приватных беседах осведомленные организаторы журналистского клуба заметили: в кредитной организации он играет не заглавную роль, влияние его там, скорее, номинальное.

За минувшие полтора-два года Д. Якушкин нисколько не изменился. Такой же моложавый, подтянутый, в безукоризненно белой сорочке, каким мы его привыкли видеть на экранах телевизоров. Ведет себя соответственно - сдержанно. В зал, где его ждали, вошел быстрым шагом. Сел за стол с микрофоном, как это делал не раз, окинул взглядом аудиторию (чего от нее ждать?). Директор проекта и организатор журналистского клуба "Из первых уст" Ирина Ясина, дочь известного экономиста и экс-министра Евгения Ясина, почувствовав настроение гостя, попросила коллег выключить диктофоны. Когда это было сделано, "застегнутый на все пуговицы" Дмитрий Дмитриевич вздохнул свободнее.

Бывший пресс-секретарь бывшего главы государства знает, каким опасным может быть неосторожное слово. Даже сейчас, не являясь государственным человеком, говорит вдумчиво, сосредоточенно. Иногда его словно прорывает, тогда темп беседы меняется. Якушкин производит впечатление искреннего собеседника. Вспоминая случаи из "прошлой жизни", трет лоб, стараясь быть точным даже в деталях. Чувствуется, что некоторые эпизоды его особенно напрягают. Когда Дмитрия Дмитриевича что-то настораживает, он вновь становится прежним: дипломатичным, сохраняющим дистанцию. Во время такой "паузы" Якушкина спросили: "Вы подбираете слова?" "Да", - прозвучало в ответ.

Что было известно о нем до 98-го года? После окончания факультета журналистики МГИМО работал в "Комсомольской правде", в АПН, в "Московских новостях", на телевидении, вел программу РТР "Подробности". Потомок декабриста Ивана Якушкина, в честь своего знаменитого родственника назвал сына. Когда шел в пресс-службу Ельцина, наблюдатели предлагали аналогии такого рода: дескать, предок "казалось, молча обнажал цареубийственный кинжал", а праправнук пошел в услужение к другому самодержцу - Борису. Сам Якушкин на эти сравнения смотрел и, судя по всему, смотрит иначе. От подобных предложений, считает, не принято отказываться. Такой шанс (изнутри взглянуть на коридоры власти) человеку может выпасть однажды.

Передача ему "эстафетной палочки" от предшественника и вправду произошла почти на бегу. Обиженный С. Ястржембский, освобожденный от должности "в связи с переходом на другую работу", дал преемнику совет: никогда не следует отождествлять позицию главы государства с позицией других высокопоставленных обитателей Кремля, ссылающихся на Б. Ельцина. В том, что совет дельный, Дмитрий Дмитриевич скоро убедился.

Свердловский губернатор Э. Россель, беседуя с президентом с глазу на глаз, предложил запретить свободное хождение иностранной валюты и ввести вместо нее в обращение золотой червонец. У Бориса Николаевича, звучали и такие предположения, на этот счет не было никакой позиции. Но Россель после встречи заявил дежурившим у кабинета представителям информационных агентств: президент поддерживает идею. Пресс-секретарь понимал, какой переполох в стране может вызвать такое сообщение, но понадеялся на то, что СМИ отфильтруют губернаторские слова. Все так и поступили, за исключением одного из агентств, которое жахнуло по головам соотечественников скандальной новостью. Якушкину пришлось долго оправдываться, объяснять, что Россель неправильно истолковал Ельцина. Тот в долгу не остался. Со стороны могло показаться: отныне они с Эдуардом Эргардовичем - непримиримые противники. Но, сопровождая Б. Ельцина в одной из зарубежных поездок, оппоненты встретились в самолете лицом к лицу, и Россель, как ни в чем не бывало, завел абсолютно мирный разговор. Политические подмостки сродни театральным, демонстрируемые на них эмоции если не совсем бутафорские, то несколько преувеличенные.

Попадал ли Якушкин в неудобное положение, объясняя памятные экспромты первого президента? От этой темы, подумав секунду, Дмитрий Дмитриевич постарался уйти. Помощь пришла от Ирины Ясиной, которая сама возглавляла пресс-службу Центробанка в самый драматичный период - до и после августовского дефолта 98-го года. И ей случалось держать удар, когда руководство молчало, а говорить что-то было просто необходимо. Накануне финансового катаклизма события развивались с крейсерской скоростью. Еще накануне "черного дня" теплилась надежда изменить ситуацию. Однако стабилизационные кредиты не пришли. Президент же, посещавший одну из областей, заявил: дефолта не будет. Кто знает, возможно, его в тот момент еще не поставили в известность о неизбежном? Хотя работники Банка России уже абсолютно точно могли сказать: рубль не упадет - покатится вниз. Может пресс-секретарь пусть даже уважаемого ведомства что-то говорить вразрез утверждению первого лица государства? Пришлось искать очень дипломатичные формулировки.

Вообще же, продолжил рассказ Якушкин, он очень скоро почувствовал, что встал по другую сторону баррикад, нежели его бывшие коллеги. У Ельцина не было от него тайн. И все-таки некоторые этические соображения заставляли выстраивать сообразную обстоятельствам линию поведения. Однажды он был свидетелем тяжелого разговора тогдашнего председателя правительства Е. Примакова с Б. Ельциным. Евгений Максимович стал проявлять независимость в своих действиях, направил письмо в Государственную Думу, где изложил положения, которые не одобрил президент. Объяснение происходило в больнице. Якушкин, став невольным свидетелем тяжелого разговора и почувствовав неудобство от услышанного, вышел из палаты. Уже тогда, за несколько месяцев до отставки Примакова, без особого труда угадывалось: она неизбежна.

Во второй половине 90-х Ельцин часто болел. Информации, особенно по ключевым вопросам российской политики, недоставало, в Кремле нашлось мало охотников вызывать огонь на себя. А импровизировать на всю страну, говорить о крепком рукопожатии главы государства новому пресс-секретарю не хотелось. Он старался выходить в эфир, только накопив достаточную порцию информации, понимая, что тот минимум, которым может оперировать, будет пропущен мимо ушей, а главное (это, как правило, вопросы с мест) начнется после официальной части, воспринятой в качестве разогревающей прелюдии. Информационный вакуум представители СМИ компенсировали собственной активностью. При Б. Ельцине в коридорах власти существовал относительно свободный режим перемещений. Журналисты, нанеся визит одному чиновнику, просили не ставить на пропуске время выхода из его кабинета, отправлялись в "автономное плавание", гуляя по этажам, заходили к старым знакомым, подпитываясь знаниями, по косвенным признакам стараясь восстановить картину происходящего в Кремле и за его пределами. Особенно преуспели в этом сотрудники информационного агентства "Рейтер", которых даже учили читать документы вверх ногами, поэтому обитатели высоких кабинетов старались переворачивать свои бумаги "лицом вниз". Настоящие профессионалы по обрывкам фраз, случайным репликам могли нарисовать канву происходящих событий. Если проанализировать выступления ведущих изданий, то, отдает им должное Якушкин, они вполне адекватно отражали происходящие внутри Садового кольца процессы.

Журналисты свободно чувствовали себя в Белом доме, когда правительство возглавлял С. Кириенко. Демонстрируя открытость, Сергей Владиленович стремился быть публичным политиком, с удовольствием коллекционировал свои прозвища (помните: "киндерсюрприз"?). Несколько преувеличена сегодня и нелюбовь к СМИ Е. Примакова. Хотя, бывало, и обижался Евгений Максимович, слишком близко принимая к сердцу публикации и сюжеты о себе. Как-то, после очередной передачи "Куклы", он, действительно расстроенный, поделился своими переживаниями с Якушкиным. "Ну разве можно так?" - посетовал ему. Любил общаться с прессой (особенно прекрасной половиной, ее представляющей) В. Черномырдин. Причем иногда складывалось впечатление, и афоризмы его, и косноязычие - не более чем "домашняя заготовка" (быть может, считал, личность, не заболевшая официозом, вызывает больше симпатий?) Ирина Ясина, включившаяся в разговор, вспомнила, как Черномырдин около часа говорил без бумажки на каком-то закрытом форуме - речь была правильной, изложение - стройным, словно главный языкотворец всея Руси читал текст, подготовленный референтами.

Не любил выступать на публике и даже боялся СМИ уверенный в себе, на первый взгляд, экс-руководитель Центрального банка России С. Дубинин. Избегал контактов с прессой глава президентской администрации А. Волошин. Как человек в высшей степени прагматичный, Александр Стальевич полагает, что главное - результат, а не выбранные для его достижения пути, тем более не их широкое обсуждение. Нынешний премьер М. Касьянов нейтрален в своих симпатиях. Позиция такая: ну, если надо, спрашивайте. При этом глава Белого дома, без сомнения, умеет подать себя. Видом, жестами как будто показывает: смотрите, как хорошо сидит костюм, какая идеальная прическа.

:Теперь у Д. Якушкина нет никаких контактов с первым российским президентом. Но от осведомленных знакомых слышал, что Ельцин чувствует себя примерно так же, как раньше: то ничего, то не очень. В последний раз он появлялся на людях на одном из теннисных турниров. Что же касается собственных планов, о них Дмитрий Дмитриевич умолчал, это - личное. Хотя возвращаться в бывшую свою профессию (журналистику) у него точно нет желания, не может представить себя записывающим интервью действующих лиц нынешнего политического бомонда. Как говорится, знания вредят. Многих из них он имел возможность наблюдать вблизи, поэтому знает о них больше, чем они могут сказать о себе публично сами. Писать книги? Полтора года, по сути, хранил молчание. Его выступление в клубе региональной прессы - первое за последнее время. Нет сомнения, что он обнажил только верхушку айсберга, однако лихорадочно ставить на поток мемуары, судя по всему, не станет. Во-первых, выдавать чужие секреты неэтично. Пример Павла Вощанова, поведавшего о днях в Кремле, его не очень вдохновляет. Во-вторых, думает Якушкин, его воспоминания вряд ли нужны нынешнему обществу, не вызовут большого читательского интереса, поскольку и реалии теперь новые, и герои тоже. Но здесь он, наверное, все-таки не прав. n

Комментарии
Комментариев пока нет