Новости

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Оборонная инициатива

16.11.2001
Уральская оборонка карабкается из кризиса. Ее вытягивают "новый курс" президента Путина и собственные корпоративные планы директоров-рыночников

Военно-промышленный комплекс СССР был махиной, идеально вписывающейся в жизнь огромной державы. В былые времена ВПК производил около трех четвертей валового внутреннего продукта СССР, имея заводов, производящих фронтовую авиацию, к примеру, на 30 процентов больше, чем весь остальной мир.
Система управления огромным комплексом напоминала великолепно устойчивую фигуру - пирамиду. Ее вершиной была совместная Коллегия по родам войск, похожая на современный совет директоров крупной компании.

Уральская оборонка карабкается из кризиса. Ее вытягивают "новый курс" президента Путина и собственные корпоративные планы директоров-рыночников

Военно-промышленный комплекс СССР был махиной, идеально вписывающейся в жизнь огромной державы. В былые времена ВПК производил около трех четвертей валового внутреннего продукта СССР, имея заводов, производящих фронтовую авиацию, к примеру, на 30 процентов больше, чем весь остальной мир.

Система управления огромным комплексом напоминала великолепно устойчивую фигуру - пирамиду. Ее вершиной была совместная Коллегия по родам войск, похожая на современный совет директоров крупной компании. В среднем звене располагались руководители производственных объединений (ПО), далее - директора оборонных заводов. Но самым главным, что заставляло эту махину работать (и чего нет сейчас, а без этого никакие реформы, заказы или управленческие ноу-хау не спасут оборонку от умирания), была четко определенная государством миссия: ВПК должен обеспечивать государство средствами защиты и нападения, необходимыми для отражения угроз его существованию.

Но "пришло время разбрасывать камни". В 90-е развалились и СССР, и его ВПК. Началась приватизация, и мощные ПО рассыпались на отдельные заводы. На этом процесс не остановился, и ранее жестко связанные между собой серийные производства и конструкторские бюро (КБ) стали абсолютно самостоятельными единицами. "В результате, - рассказывает генеральный директор челябинского ОАО "Электромашина" Олег Бочкарев, - сложилась уникальная по своей нелогичности ситуация: разрозненные производственные площадки и КБ стали работать каждый сам по себе".

Осознав после первой чеченской кампании, чем может обернуться конверсия, государство стало перестраивать ВПК. Реально, как полагают специалисты, пока сделан только один шаг - военно-промышленный комплекс переименован в оборонно-промышленный (ОПК). Настоящего, единого, комплекса еще нет. Но уже есть надежда, что он будет.

Что есть сейчас

По данным на 2000 год, в составе ОПК России насчитывается 1700 предприятий. Из них несколько десятков являются головными - то есть замыкают кооперационные цепочки, в которые иногда выстраиваются сотни заводов. Доля государственных унитарных предприятий (ГУП) и АО со стопроцентным госучастием составляет около 40 процентов, абсолютно частные предприятия - около 30 процентов, остальные имеют смешанную форму собственности. Объем производства в 2000 году в среднем составил 25 процентов от уровня 1990 года. Госзаказ составляет 10-15 процентов.

Вывод, казалось бы, очевиден: "оборонка" действительно находится на стадии умирания. Но на самом деле это не совсем так, поскольку формальные цифры не дают настоящей картины. Четкий рисунок получается при спуске на самый низ - на уровень предприятия.

Примерно с 1998 года, когда процесс совершенно самостоятельной реструктуризации ОПК, вернее, борьбы за выживание, шел полным ходом, стали появляться устойчивые экономические субъекты. Среди них была и челябинская "Электромашина" (ЗЭМ).

Справка. АО "Электромашина" - российский монополист по производству электрооборудования для бронетанковой техники. В Челябинске предприятие существует с 1941 года после эвакуации из столицы Московского электровозоремонтного завода. Пик развития - 1989 год: производственные площади - 7 тысяч гектаров, численность работающих - около 8 тысяч человек. До 1991 года в состав ПО "Электромашина" входили: Челябинский агрегатный завод, СКБ "Турбина", СКБ "Ротор". Пик падения - 1996 год. Конец 2001 года: численность трудового коллектива - 2407 человек, объем произведенной продукции за 8 месяцев по сравнению с таким же периодом 2000 года вырос в 2,1 раза. Все последние годы стабильно растут объемы продаж, размер заработной платы, количество занятых на производстве.

Подъему "оборонки" помогли разные причины. По словам О. Бочкарева, самый большой плюс в 1998 году дал обвал рубля. В то время в объемах продаж ЗЭМа внутренний госзаказ составлял не более 10 процентов, все остальное шло на экспорт. Курс доллара искусственно занижался, поэтому у завода снижались доходы и не оставалось средств на пополнение оборотного капитала.

Затем произошли долгожданные изменения в госполитике. Примерно с 1999 года страшный для оборонных предприятий лозунг - "Танки нам не нужны, будем делать кастрюли!" (автор экс-премьер Виктор Черномырдин), который, кстати, емко передает суть конверсии, стал забываться. А со стороны государства появилась четкая установка - надо делать новые образцы вооружений. Правда, по данным гендиректора ЗЭМа, госзаказ в сопоставимых процентах с тех пор почти не увеличился: было 7-10 процентов, стало 10-15 процентов. Но по физическому объему он стал значительно больше: если раньше было, условно говоря, 2-3 млн. рублей, то теперь - 25-30 млн. рублей. Однако самый радостный для оборонщиков поворот событий - государство стало рассчитываться по заказу, естественно, с задержками: от обещанного крайнего срока проходит и полгода, и 9 месяцев. Но люди, не получавшие денег по 5-6 лет, на такие сроки особого внимания не обращают.

Самым существенным рычагом для толчка ЗЭМа в сторону увеличения всех производственных показателей стал "индийский контракт", согласно которому ЗЭМ стал поставщиком комплектов электрооборудования. (Напомним, что договор на поставку в Индию 310 танков Т-90С подписан в Дели в 2000 году. Основными исполнителями контракта являются Челябинский тракторный завод - поставка дизельных двигателей и нижнетагильский "Уралвагонзавод", который осуществляет сборку техники. Стоимость контракта не разглашается, но, по мнению аналитиков, она должна превышать $800 млн.).

Даже при определенных успехах ЗЭМ так же сильно зависит от государства, как и любой завод, производящий какие-либо вооружения. Ничего самостоятельно, минуя Рособоронэкспорт, продавать за границу предприятие не может. И неизвестно, насколько "Электромашине" было бы сейчас хуже, если бы правительство не подписало "индийский контракт". Становится очевидно, насколько решающий голос и заинтересованная поддержка государства помогают нашей оборонке "выстоять и победить".

Мелкие, но упрямые

На успех, как водится, стали слетаться алчные мотыльки из торгово-посреднических структур, почувствовавшие, что оборонка нынче может давать вполне серьезную норму прибыли. В итоге группа акционеров и "аффилированных" (дружественных) с ними лиц, проявляющая неодолимый интерес к ЗЭМу, сумела собрать 26-процентный пакет акций предприятия, переманив на свою сторону одного из топ-менеджеров - бывшего заместителя гендиректора. На сегодняшний день структура акционерного капитала ЗЭМа выглядит так: 49 процентов плюс "золотая акция" принадлежит Российскому фонду федерального имущества (РФФИ), около 18 процентов - собственность трудового коллектива завода, 5,5 процента - у гендиректора и остальное - "у оппозиционно настроенных акционеров".

Со стороны все выглядит довольно курьезно. Скромная пенсионерка, которая, однако, является мамой "неверного" топ-менеджера, завладевает более чем 19-процентным пакетом акций "Электромашины" (рыночная стоимость пакета, по подсчетам экспертов, составляет порядка $0,4 млн.). Но этого ей кажется мало, и она обращается в челябинское территориальное управление Министерства по антимонопольной политике (МАП) с просьбой позволить ей приобрести еще 35 процентов акций ЗЭМа. И местный МАП, уважая старость, но забывая, что ЗЭМ - полугосударственное предприятие, удовлетворяет ее ходатайство. Областная прокуратура вовремя спохватывается, отменяет решение МАП и привлекает работников управления к дисциплинарной ответственности. Не смирившись с поражением, "оппозиционеры" (числом в два десятка человек), несмотря на мизерность своих голосов (в совокупности они представляют чуть более 12 процентов голосующих акций), продолжают ежемесячно собирать внеочередные общие собрания акционеров (всего их состоялось уже пять), пытаясь если не сменить Бочкарева на "своего" человека, то максимально осложнить ему жизнь. Но пока все остаются при своем - представители государства аккуратно голосуют за Олега Бочкарева и его команду, коллектив ЗЭМа старается хорошо работать, не особо вникая в проблемы руководства, а мелкие акционеры качают свои законные права в ожидании, у кого первого сдадут нервы. По некоторой информации, спокойствие может обойтись заводу в крупную сумму в валюте. Это - если нервы первыми сдадут у Бочкарева. Правда, хорошо знающие гендиректора люди утверждают, что нервы у него крепкие.

Пилотный проект

Примерно год назад вице-премьер Илья Клебанов, курирующий в Правительстве РФ вопросы ОПК, сообщил широкой общественности, что в стране "будет разработана новая программа реструктуризации ОПК, которая стартует в 2001 году. В соответствии с ней в ближайшие четыре-пять лет будут созданы вертикально-интегрированные структуры, а из 1700 предприятий оборонного комплекса останется 40-50 холдингов, финансируемых государством:"

Многие частные предприниматели, работающие в оборонке, сильно забеспокоились - кто станет писать программы создания интегрированных компаний? Чиновники, не обладая всей полнотой информации о состоянии дел на каждом предприятии, не смогут принять правильного решения, а "частники" будут тянуть одеяло каждый на себя. Но в правительстве предприняли грамотный шаг, поручив самим директорам предприятий разработать механизм управления отраслью. На этой волне в Челябинской области даже появилась Ассоциация предприятий оборонной промышленности (О. Бочкарев - ее вице-президент - прим. ред.).

"Электромашина" одной из первых решила проявить инициативу в реформировании ВПК, воссоздав прежний единый комплекс: ЗЭМ, Челябинский агрегатный завод, СКБ "Ротор", СКБ "Турбина". Тем самым продемонстрировав, как именно будут работать будущие холдинги ОПК.

Однако быстро создать объединение не получилось - помешало различие в организационно-правовых формах: слить воедино АО и ГУПы никак нельзя. Последние надо акционировать. После принятия Правительством РФ в октябре Программы реформирования ОПК до 2006 года акционирование, надеются на заводе, пойдет ударными темпами. ФГУП СКБ "Ротор" станет стопроцентно государственной акционерной компанией в 2002 году, "Турбина" - несколько позже. Процесс пошел.

Где "путеводная звезда"?

Казалось бы, что все уже почти хорошо - оборонка по собственной инициативе (а теперь еще и с поддержкой правительства) постепенно реструктуризируется. И главная задача государства - создать условия для активных предприятий и объединений: принять нормальный закон о холдингах, акционировать в пользу эффективного менеджмента ГУПы, создать реальную конкурсную систему размещения оборонного заказа. Остальное все установится само собой.

Но нет. Практически все директора, в том числе и суперуспешных предприятий, убеждены, что участие государства в развитии производства необходимо. При этом оборонщики требуют не простого увеличения оборонного заказа, как раньше, а более серьезной вещи. "Надо определиться, какие вооружения потребуются в будущем - ракетные, или танковые, или ядерный комплекс, - убежден О. Бочкарев, - соответственно этому определению пойдет развитие ОПК". Итак, от государства требуется четкая программа вооружений, которая, как в зеркале, должна отражать не менее четкую военную доктрину.

Судя по тому, что в правительстве определились с планами и сроками по развитию ОПК, свое 60-летие, которое "Электромашина" отмечает 16 ноября, предприятие может встречать, уверенно глядя в будущее.

Ольга СОКОЛОВА

P.S. Состоявшееся вчера "очередное внеочередное" (уже четвертое за последние месяцы) собрание акционеров ОАО "Электромашина", созванное по инициативе группы "акционеров-оппозиционеров", вновь подавляющим большинством голосов (72 процента акций) подтвердило полномочия нынешнего совета директоров и генерального директора Олега Бочкарева. Выдвинутого его оппонентами бизнесмена из торговой корпорации "Логос" В. Васенина поддержало незначительное число акционеров, контролирующих около 26 процентов акций "Электромашины". Как заявил специально прилетевший из столицы представитель государства в ОАО, заместитель генерального директора Российского агентства по обычным вооружениям Игорь Голованов, "Бочкарев является одним из самых молодых и перспективных директоров в отрасли и мы намерены поддерживать его и впредь".

Комментарии
Комментариев пока нет