Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дом для пацанов

21.11.2001
"Челябинский рабочий" помог многодетной семье Игоря Мотыгина обрести крышу над головой

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Копейск

Опекун девятерых детей обращался в "Челябинский рабочий" в самых отчаянных ситуациях. Наша газета не раз помогала большой семье. После этих публикаций губернатор Петр Сумин принял решение о выделении семье денег на покупку дома.

Недаром дом для этой необычной семьи искали больше месяца. Он и в поселке-то выделяется своей ухоженностью, основательностью.

"Челябинский рабочий" помог многодетной семье Игоря Мотыгина обрести крышу над головой

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Копейск

Опекун девятерых детей обращался в "Челябинский рабочий" в самых отчаянных ситуациях. Наша газета не раз помогала большой семье. После этих публикаций губернатор Петр Сумин принял решение о выделении семье денег на покупку дома.

Недаром дом для этой необычной семьи искали больше месяца. Он и в поселке-то выделяется своей ухоженностью, основательностью. Крепкий красивый забор, кирпичный гараж на две машины, десять соток огорода, баня.

Отца мы не застали, но ребята вели себя по-хозяйски. Тут же поставили на плиту чайник и повели смотреть "всю усадьбу". Малышня, захлебываясь от восторга, рассказывает про свою собственную комнату. Двадцатилетний Максим, главный помощник отца, утихомирив пацанов, берет бразды правления в свои руки. С гордостью показывает он мне просторный, в 40 квадратных метров дом с газопроводом, отоплением, водопроводом и всеми удобствами (это в деревне-то!).

Их прежний полуразвалившийся домишко в Потанино однажды ночью просто рухнул им на голову. Перепуганные грохотом, пылью, летевшей во все стороны, мальчишки вскочили с кроватей и испугались еще больше: их любимец Максим с трудом поднимался с постели с окровавленной головой. А в потолке в февральский мороз зияла сквозная дыра.

Несколько раз "Челябинский рабочий" возвращался к судьбе многодетной семьи Игоря Мотыгина (публикации от 19 января, 13 февраля 2001 года). В свои неполные сорок лет Игорь оказался опекуном девятерых брошенных мальчишек со страшной судьбой. Он воспитывает их уже шестой год.

Сколько слухов, сплетен и разговоров роится вокруг этой более чем странной семьи. Зачем молодому мужику подбирать с улицы никому не нужных пацанов от семи до семнадцати лет? Да еще стольких! Приютил трех осиротевших племянников, когда погибла их мать, посадили отца. Даже этот поступок в наш меркантильный век с трудом укладывается в голове. Но пустить в свой дом девятерых мальчишек - тут уж наверняка кроется корысть, жажда славы или какая-то ненормальность. Однажды даже с Мотыгина требовали справку о его сексуальной ориентации.

-- Если и есть у меня расчет, - иногда не выдерживает Игорь, - так на наше будущее. Что из этих пацанов выйдет, если опять рассовать их по интернатам? Опыт у них есть - снова ударятся в бега, начнут воровать, попрошайничать. Вот вам девять преступников.

А дома, он уверен, поставит парней на ноги. Вон старшие племянники Евгений и Виктор уже работают, оба женились, живут отдельно, а семье все равно помогают. Женя отдал новоселам свои старенькие "Жигули", чтобы возить старших ребят в прежнюю школу в Потанино - какой им смысл уходить из девятого класса. И Максиму так легче на завод добираться. Не сомневается Игорь: вытянет и остальных. Ведь все его третьеклассники, кроме Гришки, которого родной отец бил головой о стены, хорошо учатся.

Я не знаю, как удается это Игорю, человеку не то что без педагогического - вообще без высшего образования, водителю в прошлом. Собственная семья у него распалась, жена ушла. Личная жизнь не сложилась. Да и его собственное детство как две капли воды похоже на жизнь его пацанов: пьянки-гулянки отца, побои отчима, вечные неустроенность, голод, страх.

Может, именно поэтому ему и удалось создать для них другой теплый дом, за стенами которого можно спрятаться от своего страшного прошлого.

-- Гляну на голодного, сопливого бродяжку - сердце заходится от жалости. Возьму хоть обогреть. А потом разве оторвешь? Я-то ведь знаю, что их ждет. А пацаны все добрые, хорошие, неиспорченные.

Так он говорит о детях, которые были вокзальными попрошайками, мелкими воришками, нюхальщиками "Момента", бомжами, добывающими себе пищу в помойных баках. И, похоже, совершенно убежден в этом. Иначе разве стоило бы тратить столько сил, нервов на восстановление их документов. Теперь почти у каждого есть новенькие свидетельства о рождении, где в графах "отец" и "мать" стоят прочерки. А дни рождения каждому пришлось придумывать заново, а потом учить отмечать этот совершенно новый для них праздник.

Игорь верит в этих взрослых детей, которые тщательно обходят любое воспоминание о своем прошлом, иначе разве выдержал бы он столько судов по восстановлению утраченных жилищных прав, где он отстаивал интересы своих несовершеннолетних сыновей. Какие только начальственные пороги ни обивал Мотыгин, в какие двери ни стучался, прося помочь детям, по сути оставшимся на улице. Нет у нас в жизни проблемы тяжелее и больнее жилищной.

-- Знали бы вы, как мы этим летом намучились! Дождям конца нет - крыша течет, как решето. Сыро, мокро, холодно. Огород затопило, - рассказывает 18-летний Александр.

Наконец, губернатор подписал постановление о выделении многодетной семье Мотыгина 240 тысяч рублей на покупку дома в Копейске. Оговорюсь сразу, никаких прав на новый дом сам Мотыгин не имеет и иметь не будет - жилье закреплено исключительно за детьми.

-- Дом этот нам сразу понравился, - рассказывает заместитель главы администрации Владимир Бисеров. - Только хозяева выставили цену - 380 тысяч. Стали мы ее сбивать.

Дело в том, что этот участок копейского поселка Кадровик чуть не самый отдаленный, у озера Курлады, да и хозяева, немцы, уезжая в Германию, торопились с продажей. Так что удалось купить дом аж за 220 тысяч. Причем ребятам оставили диван и все люстры, гардины, даже шторы на окнах, а в придачу громкоголосого пса Тишку.

Вот почему таким обжитым и уютным выглядит дом, хотя и переехала-то семья неделю назад. А соседки надивиться не могут: "Все-то у них парни делают: и обед готовят, и белье стирают, и в магазин ходят. А хозяйка-то где?"

В трех комнатах, кухне с титаном, на просторной веранде и впрямь ни соринки, словно женская рука прошлась. Только нет у этих ребят, выросших в подвалах, притонах, на помойках, матерей - погибли или спились, бросив своих сыновей. Есть лишь один-единственный родной человек - Игорь Мотыгин, сумевший вырвать их из той страшной жизни, дать им первый настоящий дом. Потому все они от десятилетнего Гришки до 18-летнего Саши зовут его папаней и слушаются беспрекословно.

А на 20 тысяч, что остались от покупки дома, всем ребятам купили добротные зимние вещи. Так что все они одеты, обуты, живут, наконец, в нормальном теплом доме.

-- Мы теперь такое хозяйство заведем: купим кур, двух поросят. Огород засадим. Приезжайте к нам весной - сами увидите. n

Комментарии
Комментариев пока нет