Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Идиотский" Мольер

13.11.2008
Сегодня в Челябинском театре кукол имени Валерия Вольховского премьера "Мнимого больного" - первого за много лет спектакля для взрослых

Александр Заболотный, режиссер:

--  Острее, ритмичнее. Ритм должен быть острый, чтобы кишка выскакивала изо рта. Иначе будет кукольный театр, который никому на фиг не нужен.

Галина Ульянова, актриса:

--  А нам нужен кукольный театр. И он нам нравится.

Сегодня в Челябинском театре кукол имени Валерия Вольховского премьера "Мнимого больного" - первого за много лет спектакля для взрослых

Александр Заболотный, режиссер:

-- Острее, ритмичнее. Ритм должен быть острый, чтобы кишка выскакивала изо рта. Иначе будет кукольный театр, который никому на фиг не нужен.

Галина Ульянова, актриса:

-- А нам нужен кукольный театр. И он нам нравится.

Александр Заболотный:

-- Ну, тогда давайте ставить детскую сказочку, а не Мольера.

Андрей Дрыгин, актер:

-- А разве это не кукольный театр?

Александр Заболотный:

-- Это игра в кукольный театр. Куклы - внутренний мир героев. Этакое "а что скажут люди?".

Андрей Дрыгин:

-- Ну вот, теперь более-менее понятно.

Александр Заболотный:

-- Это другой театр, идиотский. Его мало кто знает и почти никто не понимает.

Александр Заболотный любит слово "идиотский". Голоса должны быть идиотскими и движения тоже.

-- Слушай, давай ты все время через что-то прыгаешь, - предлагает он актрисе Марианне Захаровой. - Может, это даст ту характерность, которой нам так не хватает. Зачем прыгаешь? А просто идиотка! И каждый раз радуешься, потому что это перепрыгнуть невозможно. Никто не может, кроме тебя.

Я стала ходить на репетиции к Заболотному. Мне нравилось его слушать, поскольку он обладал уникальным, идиотским, чувством юмора. Которым не обладал никто, кроме него. Репетировали "Мнимого больного" Жана Батиста Мольера. Для театра кукол имени Вольховского это важный спектакль, поскольку предназначен не детям, а взрослой аудитории. Именно такие спектакли "для взрослых" сделали в свое время славу челябинскому театру. О возрождении традиции вечерних спектаклей говорили давно, но это были только слова, а дела не было. И вот:

"Пьеса Мольера - полная фигня", - актриса Арина Жарикова показывает мне записи первых бесед с режиссером. Сначала на репетициях вычеркивали все ненужные и лишние слова. Потом вышли на сцену. Актерам театра кукол необходимо было стать драматическими актерами, поскольку кукол не было.

-- А где же куклы? - спрашивали актеры.

-- Будут, будут, - обещал Заболотный.

-- Кукольный спектакль - это ведь не тот, где непременно должны быть куклы, - объясняет мне Арина Жарикова. - Для меня кукольный - тот, где на первом месте действие. А в драматическом - слово, мысль. С этой точки зрения во всех наших театрах есть кукольные спектакли. Мой персонаж - Белина, молоденькая жена престарелого главного героя. Я решила для себя: Белина - это лисичка.

В бутафорском цехе все уже почти готово.

-- А где же ж...а? - интересуются актеры.

-- Ж...а шьется, к ней пришиваются ручки.

Мне показывают несколько вариантов этой части тела. В первоначальном варианте белоснежная красавица должна была стать главной героиней спектаклей, а в итоге осталась сидеть за кулисами.

-- Сложно делать спектакль на выезде. Ты чего-то напридумывал, приезжаешь - декорация не та, костюмы не те, актеры ведут себя немного по-другому, чем ты себе воображал.

Поговорить спокойно Александр Заболотный согласился только после генеральной репетиции спектакля.

-- Александр Александрович, вам текст Мольера понравился или не очень?

-- Трудно сказать, я же сильно испортил пьесу. Не люблю длинные витиеватые предложения. Сам с трудом разговариваю и слушаю такое с трудом. И так спектакль довольно большой, а если бы мы весь текст оставили, он бы всю ночь шел. Думаю, Мольер этого и добивался со всеми этими интермедиями и разговорами. Раньше больше времени уходило на слушание текста, а сейчас интересно живое действие. У всех клиповое мышление: и у детей, и у взрослых.

-- Вы на репетиции все время боялись, что начнется "кукольный театр". А что это такое в вашем понимании?

-- В этом спектакле иногда проскальзывает безумная любовь к театру кукол, смешанная с сильной усталостью от него. На мой взгляд, Коля Архипов в сцене первого появления Диафуаруса смог замечательно передать это чувство. Наверное, ему так же надоело, как и мне.

-- В этом спектакле вы придумали для всех персонажей очень много действий. В конечном счете они стали важнее слов, и именно на режиссера Заболотного, а не на драматурга Мольера реагирует зритель. Мне интересно, как из множества трюков, подмигиваний, подпрыгиваний и так далее складывается философский пласт спектакля.

-- Видимо, это происходит подсознательно. Весь репетиционный процесс ведет к определенному финалу спектакля. За все время работы режиссером я никогда не знал заранее, каким будет финал.

Олеся ГОРЮК

Комментарии
Комментариев пока нет