Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Как "причесать" тариф?

22.11.2008
Экономия на энергетике может продлить кризис на 1,5  -  2 года

Повышение с Нового года коммунальных тарифов планировалось еще с весны. Оно никем не скрывалось, но внимания к себе не привлекало. Несмотря на то что удар по кошельку людей изначально рассчитывался серьезный: 27 процентов роста ежемесячного платежа за тепло, воду и свет. Впервые увеличение тарифного барьера возмутило политические круги в середине осени, когда, по меткому выражению одного госчиновника, "мы вдруг узнали, что у нас кризис". Реакция на тарифный рост последовала немедленно.

Экономия на энергетике может продлить кризис на 1,5 - 2 года

Повышение с Нового года коммунальных тарифов планировалось еще с весны. Оно никем не скрывалось, но внимания к себе не привлекало. Несмотря на то что удар по кошельку людей изначально рассчитывался серьезный: 27 процентов роста ежемесячного платежа за тепло, воду и свет. Впервые увеличение тарифного барьера возмутило политические круги в середине осени, когда, по меткому выражению одного госчиновника, "мы вдруг узнали, что у нас кризис". Реакция на тарифный рост последовала немедленно. Мэр Челябинска Михаил Юревич создал рабочую группу, которая сейчас разбирается с тем, насколько запросы энергетиков обоснованны. Еще ранее правительство области направило в федеральные структуры предложения, как сдержать рост тарифа не в ущерб экономике. Причем идеи согласовало с производителями тепла и электричества. Какова реакция сверху? Можно ли обуздать тарифы? К чему приведет тарифная "заморозка" на уровне региона без поддержки федеральных властей? Об этом в интервью "Челябинскому рабочему" говорят председатель Государственного комитета Единый тарифный орган Челябинской области Сергей Юрьевич Образцов, генеральный директор ОАО "Челябэнергосбыт" Вячеслав Павлович Середкин, заместитель генерального директора ОАО "МРСК Урала" - директор филиала Челябэнерго Игорь Владимирович Бутаков, заместитель генерального директора ОАО "ТГК-10" Павел Васильевич Киселев.

Дешевизна заморозит котельные?

-- Сергей Юрьевич, первый вопрос к вам. Как все-таки сформировались тарифы, которые в последнее время вызвали столько споров?

Сергей Образцов. Расчет тарифов начинается еще в марте года, предшествующего планируемому. Минэкономразвития России определяет индексы роста затрат по статьям, а ФСТ (Федеральная служба по тарифам) - индексы стоимости топливно-энергетических ресурсов. На основании этих данных идет расчет тарифов. В итоге рост стоимости газа на 2009 год был запланирован на уровне 20 процентов. Индекс изменения заработной платы - 13,2 процента. Остальные затраты - 8,3 процента. Кроме того, в нашей области давно существует перекрестное субсидирование платы за энергоносители. Причем в гораздо большем объеме, чем на остальных территориях страны. В частности, оно применяется для бюджетных организаций.

-- Это хорошо или плохо?

Сергей Образцов. Федеральная служба по тарифам нам уже указывала на недопустимость слишком глубокого перекрестного субсидирования. Было дано указание с 1 августа привести тарифные меню на электрическую энергию к требованиям общепринятой методики, что неизбежно влечет повышение тарифа для бюджетных потребителей на 70 процентов. Путем сложных переговоров нам удалось лишь отложить сроки изменений. С учетом всех этих факторов постановлением от 5 августа 2008 года ФСТ установила предельные индексы изменения тарифов для Челябинской области. В частности, рост тарифов на электроэнергию для населения предусмотрен в интервале от 22,7 процента до 27,3 процента. При этом рост среднеотпускных тарифов на электричество - 13,3 процента, на тепловую энергию - 18,5 процента. В сентябре, выступая на Законодательном собрании, я озвучил прогнозы изменения тарифов на услуги ЖКХ. Действительно, темпы роста для населения предусмотрены более высокие, чем для некоторых других категорий потребителей.

-- Почему?

Сергей Образцов. Потому что, кроме федеральных программ сокращения перекрестного субсидирования, есть еще требования Фонда содействия реформы ЖКХ. Когда из федерального бюджета выделяются деньги на капитальный ремонт жилья, принимаются во внимание графики сокращения перекрестного субсидирования. Когда мы учли все названные факторы, у нас получился рост коммунальных платежей на уровне 27 процентов, жилищных - 12 процентов. Суммарно жилищно-коммунальные платежи в среднем по области вырастут на 22,9 процента. Но это прогнозы. После того как мы их оформили, ситуация изменилась. Наступил кризис. Губернатор дал задание найти все возможные ресурсы для того, чтобы ограничить тарифный рост. В результате решено убрать из тарифа инвестиционную составляющую энергокомпаний, хотя эти затраты необходимы. В нашей области есть договоренность, что если на федеральном уровне тарифы на топливно-энергетические ресурсы будут заморожены, то тогда и цены на наши коммунальные услуги не повысятся.

-- И энергетики на это идут?

Сергей Образцов. Они с этим согласны. Даже несмотря на то, что будут вынуждены своими силами перекрывать собственные убытки от инфляции. Она по итогам года прогнозируется на уровне 12 процентов. Мы готовы идти на замораживание тарифа, хотя у теплоснабжающих организаций уже сегодня есть убытки. Например, возникает опасность, что акционерное общество "Облкоммунэнерго", которое содержит около 170 котельных, в случае, если тариф будет убыточным, просто откажется от их обслуживания. А когда муниципалитеты берут обслуживание на себя, тариф не снижается, а растет.

-- Что еще можно сделать на уровне области: чтобы и котельные не заморозить, и людей от лишних расходов уберечь?

-- Проанализировав составляющие тарифа по статьям, мы пришли к выводу, что в состоянии варьировать лишь 5 - 10 процентов стоимости услуг. Подчеркну: стоимости услуги, а не роста тарифа. Остальное жестко регламентируется.

Кризис с продленкой

-- Федеральное правительство, несмотря на просьбы региона, все-таки благословило рост цен на голубое топливо на 20 процентов?

Вячеслав Середкин. Тарифы на газ в следующем году повысятся дважды: с 1 января и с 1 июля.

-- Какие риски влечет отказ энергетиков от инвестиционной составляющей в тарифе?

Игорь Бутаков. Риски существовали и ранее. Вспомним 90-е годы. Мы практически ничего не строили, а с долгами за газ и топливо рассчитались только в 2006 году. Соответственно только в последнее время мы начали наверстывать 18-летний пробел в строительстве, хотя оборудование амортизируется в среднем за 20 лет. Приведу пример: подстанция Каширинская - первая, введенная нами за 21 год. Поэтому программа повышения надежности электросетевого комплекса в объеме 400 миллионов рублей (инвестсоставляющая в тарифе), одобренная губернатором, для нас, безусловно, важна. Отказ от этой программы влечет ограничение электроснабжения потребителей как в Челябинске, так и в других городах области. Не хотелось бы людей пугать, но есть красноречивые примеры. Москва, где в течение полутора десятилетий не обновлялись энергоустройства, в 2005 году столкнулась с серьезной аварией. В Катав-Ивановске в ноябре 2006 года из-за сбоя в системе электроснабжения 14 тысяч жителей трое суток находились без электричества и тепла. Отказ от инвестиций снижает тариф на 1,5 копейки. Вместе с тем сегодня, например в городе Кусе, положение с надежностью устройств немногим лучше, чем в Катав-Ивановске перед аварией 2006 года. Другой момент - нам всем, в том числе власти, бизнес-сообществу, необходимо находить ресурсы для того, чтобы готовиться к нормальной жизни после кризиса. Если этого не будет, кризис может продлиться на 1,5 - 2 года дольше, чем в других странах. Причина - энергодефицит.

-- Отказываясь от инвестиций, мы продлеваем кризис?

Игорь Бутаков. По сути, да. Строительство среднего энергообъекта, который необходим уже сегодня и будет еще более необходим тогда, когда экономика продолжит интенсивный рост, - 2 года. Так вот, если подстанцию и сетевую инфраструктуру, которые призваны снабжать электроэнергией новостройку "Западный луч" в Челябинске начать строить не сейчас, а через два года (когда, по прогнозам, завершится кризис), то потребители смогут воспользоваться электричеством лишь через четыре-пять лет. То есть сдача домов в эксплуатацию откладывается. И так по всем отраслям экономики.

-- Как сложившаяся ситуация скажется на развитии генерирующих мощностей?

Павел Киселев. Здесь положение несколько иное. Большинство генерирующих компаний, в том числе ТГК-10 реализуют инвестиционные проекты на средства, которые заплатил инвестор при ее приобретении. За счет этого и осуществляется основной объем финансирования. В этом случае речь о дополнительной тарифной нагрузке не идет. В дальнейшем, безусловно, потребуются целевые заимствования.

-- Но пока вы чувствуете себя уверенно?

Павел Киселев. В настоящий момент относительно уверенно, если говорить об инвестициях. Но кризис не может не повлиять на текущую деятельность генерирующих компаний.

Игорь Бутаков. Хотел бы отметить, что даже если генерирующая компания будет заниматься вводом новых мощностей, а сетевые ресурсы, которые находятся в нашем ведении, развиваться не будут, то частные инвесторы потеряют стимул вкладывать в генерацию.

Один в кризис не "гавань"

-- Насколько решение федерального правительства по замораживанию тарифов на энергоносители и железнодорожные перевозки могло сгладить остроту проблемы инвестиций и повышения надежности устройств? Правда ли, что вы бы и тариф сдержали на прежнем уровне, и деньги на обновление получили?

Вячеслав Середкин. Решение правительства от 6 мая о повышении цен на услуги естественных монополий (газ, электроэнергию, транспорт) до 2011 года никто на самом высоком уровне (ни в правительстве, ни в администрации главы государства) не подвергал сомнению. Или слабость голоса регионов, или позиция советников, которые не дают информацию высшему руководству, обусловило то, что политика доведения внутрироссийских цен на услуги естественных монополий до уровня мировых осталась, несмотря на кризис. Процесс на федеральном уровне идет впереди нас. Еще недавно на заседании комитета по промышленности ЗСО обсуждали обращение к Владимиру Путину с просьбой поддержать ограничение роста тарифов монополистов. В тот же день, 6 ноября, стало известно, что решение о росте тарифа на газ в 2009 году уже принято.

-- Почему центр не обратил внимания на просьбы региона?

Вячеслав Середкин. Трудно сказать. Но обсуждается такой формат: так как Европа от газа частично отказывается, то средства на свои инвестиционные программы Газпром начинает искать за счет внутреннего потребителя. В то же время, когда говорим о росте на 22 процента, необходимо смотреть, сколько реально будут платить жители. В Челябинской области тарифы на электроэнергию для населения одни из самых низких в России. Для нашей компании самый серьезный риск - быстрый рост тарифов. Могут возникнуть неплатежи. В условиях кризиса они уже появляются.

-- В решении правительства уравнять внутренние цены на газ с внешними есть здравая логика? Возможно, оно, действительно, работает на прогресс отечественной экономики?

Вячеслав Середкин. На прогресс Газпрома явно работает.

Павел Киселев. Кроме того, не стоит забывать и о требованиях, предъявляемых России для вступления в ВТО.

Сергей Образцов. Согласен с Павлом Васильевичем в том, что уравнивание тарифа на газ между внутренними и внешними рынками - это требование ВТО. Позиция правительства заключается в том, что нам полностью необходимо уйти от перекрестного субсидирования (а ведь разные цены на газ - также пример перекрестного субсидирования: на внутреннем рынке цена в разы ниже, чем на мировом). Задача логичная при развитии, но во время кризиса эта позиция вызывает вопросы.

-- Разве перекрестное субсидирование столь ущербно? В чем его минус с точки зрения "докризисной" логики?

Сергей Образцов. В том, что потребитель не знает, сколько реально стоит необходимая ему продукция. Предположим, население потребляет газ по цене 1,5 тысячи рублей. Реально он стоит 6 тысяч. Разумеется, никто его не экономит. Другой момент: перекрестное субсидирование, казалось бы, направлено на защиту бедных. На самом деле, оно действует в пользу богатых, потому что, если цена ресурса занижена, то соответственно тот, кто его больше потребляет, получает больше льготы.

-- Вячеслав Павлович, к вам вопрос как к законодателю, имеющему голос во власти. Кроме Челябинской области в правительство кто-нибудь стучится?

Вячеслав Середкин. Сводной информации нет. Но очевидно: тот жар, который мы снизу подаем, наверх доходит с опозданием. Чего стоит заявление в середине сентября одного из столичных официальных лиц о том, что кризис миновал?! Потом начали говорить, что ситуация в мире нас не касается и мы имеем дело вообще не с кризисом. Понятно, что высшему руководству не всегда приятно слышать правду о серьезных проблемах. Но, когда плохо, нужна конкретика снизу. Чтобы реагировать оперативно.

-- Павел Васильевич, а правда, что производство тепла вам ничего не стоит, потому что это побочный продукт? Следовательно, и цены поднимать не имеет смысла. Так, по крайней мере, говорил мэр Челябинска Михаил Юревич.

Павел Киселев. Специалисты поймут, что тепло не является побочным продуктом. Тот состав оборудования, который нам приходится эксплуатировать (в частности, оборудование челябинских ГРЭС или ТЭЦ-1) предполагает совершено диаметрально противоположную ситуацию: здесь электричество является побочным продуктом, потому что они технологически ориентированы именно на производство тепла. Позиция, о которой вы говорите, не нова. В прошлые годы, когда обострялись вопросы тарифного регулирования, такой посыл уже направлялся. Можно ответить следующее. Сегодня официально на уровне Федеральной службы по тарифам утверждено: объем недофинансирования тепла в Челябинской области составляет больше миллиарда рублей.

-- Простые люди испытывают кризис, связанный со снижением доходов. Например, оттого, что человека сократили с предприятия. Означает ли это, что поступление платежей от предприятий и населения снизится? Если да, то насколько это опасно? Не остановит ли такая ситуация котельные зимой? У нас предусмотрены на этот случай региональные "подушки безопасности"?

Вячеслав Середкин. Отдельно взятым субъектам федерации кризис не обойти.

-- Но есть реальность: федеральное правительство нас не слышит. Так что - замерзать?

Вячеслав Середкин. Возможности избежать катаклизмов, конечно, есть. Главное, не заниматься популизмом и не изображать, что защищаешь людей, а добиваться от федеральных структур тех изменений (в тарифах, налогах), которые бы облегчили прохождение кризиса и промышленности, и населению. А призывать не платить энергетикам вообще безответственно. Мы это уже проходили в 90-е годы.

-- И все-таки мы сможем пережить первую кризисную зиму без энергетических потрясений?

Игорь Бутаков. Безусловно, пока у нас есть все необходимое, чтобы избежать нештатных ситуаций. Зиму переживем, но в дальнейшем многое будет определять то, насколько затянется кризис. Надеюсь, 90-е не повторятся. В то время решение вопроса, насколько быстро бригада выедет на место повреждения, зависело от количества бензина.

Подготовил Андрей САФОНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет