Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Свято" или "свят-свят"?

01.12.2001

Шура Балаганов был мечтателем. Он думал, что физическому лицу Козлевичу все-таки должно что-то перепасть. Паниковский был реалистом, а потому понимал, что физическому лицу Козлевичу, несмотря на протесты сына лейтенанта Шмидта, ничего не достанется. Потому что денег, которые подзащитный обязан принести на блюдечке с голубой каемочкой, все равно на всех не хватит. Закон природы: на всех не делится.

Шура Балаганов был мечтателем. Он думал, что физическому лицу Козлевичу все-таки должно что-то перепасть. Паниковский был реалистом, а потому понимал, что физическому лицу Козлевичу, несмотря на протесты сына лейтенанта Шмидта, ничего не достанется. Потому что денег, которые подзащитный обязан принести на блюдечке с голубой каемочкой, все равно на всех не хватит. Закон природы: на всех не делится.

Люди, затеявшие российскую приватизацию в начале 90-х, тоже были реалистами. И они знали, что сколь ни широка страна моя родная, а лесов, полей и рек для всех будет мало. А также фабрик и заводов, магазинов, ресторанов и санаториев. Как бы ни старались заинтересованные летописцы представить ту, первую, волну приватизации народной, а придумана все же она была и проводилась в интересах относительно малой (в процентном отношении) группы лиц, совсем не большей части нашего народонаселения. Да это, впрочем, и не особенно скрывалось. Пассионарии "имущественной революции" говорили о необходимости сформировать средний (или даже не совсем средний) класс - ту политическую опору, которая сделает реформы необратимыми. А что это значит? Только то, что у одних должно быть больше собственности, чем у других. Здесь важны даже не абсолютные, а относительные величины. Примерно так: необходима прослойка или слой, который станет выделяться на общем фоне, из-за чего встанет по нужную сторону баррикад, будет держать порох сухим, а свой бронепоезд оставит на запасных путях.

Недавно я слушал в Москве известного в предпринимательских кругах Д. Зимина, который стоял у истоков создания крупнейшего оператора сотовой связи - компании "Билайн". Дмитрий Борисович, человек примерно одного круга, что и наши олигархи, сделал любопытное замечание о происхождении капитала в России. В общем, шутка его была следующей. Некто "новый русский" говорит: "Я могу рассказать о происхождении любого из своих миллионов... За исключением первого". Наверное, действительно, о первом не все состоятельные люди теперь вспоминают охотно, потому что добывался он не совсем, что ли, моральным, хотя, быть может, легальным и вполне законным путем. В то время, когда разрешалось все, что не запрещалось.

Это была чисто арифметическая задача. Кто виделся "завлабам", допущенным к управлению страной, кандидатами в средний (или выше среднего) класс? Наверное, не пролетарии и колхозное крестьянство. Несмотря на некую видимость равных возможностей, ваучерную приватизацию стали называть директорской, ибо самый прямой доступ к народной собственности получили большие и не очень большие начальники, располагавшие административным ресурсом и активно пускавшие его в ход. Именно они формировали передовые колонны предпринимателей и бизнесменов. Помню, как примерно в то время один из руководителей крупной челябинской организации, построивший свой бизнес на ее обломках, с воодушевлением произнес: "Все, собес закончился". В его устах это прозвучало, как предупреждение: теперь каждый - сам за себя.

Так за что же большинству россиян любить нашу приватизацию? За что вспоминать добрыми словами? Ведь для них она была не матерью, а мачехой, развернулась неласковой своей стороной. Это после нее появилось первое разочарование тем, что получилось в ходе рыночных преобразований.

Владимир Иванович Головлев, один из творцов этой приватизации, сказал после посещения областной прокуратуры: в материалах уголовного дела - литературное описание вредности экономических реформ в России в начале 90-х годов, в соответствии с духом этих материалов все, кто проводил вышеназванные реформы, должны быть привлечены к ответственности. Таков, как говорится, личный взгляд депутата Государственной Думы. Но, возможно, в чем-то он прав. Самим фактом расследования громкого дела, в результате которого, как было подмечено, могут прозвучать имена крупных федеральных чиновников, пощечину получила вся приватизация по Чубайсу, а круги от этого пошли по всей России. Другими словами, в масштабах страны с приватизации (в том виде, в котором она проводилась у нас) был снят гриф "свято". Впервые на государственном уровне, а не на кухнях ее свергли с Олимпа, открыли для критики, официально исключили из касты "неприкасаемых". Итак, герои вчерашних дней - уже герои вчерашних дней? n

Евгений КИТАЕВ, заведующий отделом экономики

Комментарии
Комментариев пока нет