Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Полуторка на прощание

29.11.2008
Когда первый человек полетел в космос, художник Игнатий Вандышев получил квартиру

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Это - дневник (сокращенный вариант) челябинского художника Игнатия Лукича Вандышева. Что касается комментариев, то - коротко и в конце. Только одно не отложу на потом - слова благодарности тем, кто сделал дневник художника достоянием всех. Это  О. Субботина и  Е.

Когда первый человек полетел в космос, художник Игнатий Вандышев получил квартиру

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Это - дневник (сокращенный вариант) челябинского художника Игнатия Лукича Вандышева. Что касается комментариев, то - коротко и в конце. Только одно не отложу на потом - слова благодарности тем, кто сделал дневник художника достоянием всех. Это О. Субботина и Е. Степанова, подготовившие дневник к публикации, и В. Боже, который напечатал его в третьем выпуске сборника "Челябинск неизвестный". Надо, к слову, признаться и в том, что в Челябинске не оказалось людей, которые по достоинству оценили бы и всю серию "Челябинск неизвестный", как и другие сборники документов, подготовленных Центром историко-культурного наследия.

Из дневника И. Вандышева

14 июля 1936 года. Живу неважно, недоедаю, денег нет. Сам болел почти весь июль. Нужна операция, но в городской больнице хирург не принял, сказал, что нет мест.

31 июля. Вот уже полмесяца, как Ирина находится в больнице. Творческая работа идет у меня преступно слабо. Картина "Уходящий Челябинск" и та идет тихо. Надо будет это дело двигать, а то с болью я совсем отстал от жизни.

9 октября. Когда писал второй натюрморт яблоко-виноградный, Ирина подметала пол и опрокинула мой натюрморт (теснота в квартире страшная). Полетела со звоном ваза, рассыпались яблоки и разлетелся виноград.

29 октября. Со старыми членами администрация не считается. Кто умеет подсыпаться, тот и получает и вслух, и втихаря. Многих берет зависть к тем, кто работает. Я все еще никакой работы не получил. Нет подхода, тактики. Пропадаю. Получается у меня или глупо, или грубо, так и сижу без работы.

3 марта 1937 года. Картину "Сталин с пионерами" заканчиваю. Как отнесется к ней критика?

27 сентября. Условия для творческой работы ужасные. В тесной конуре моя живопись разъедает здоровье мое и Ирины. Неудачник я в жизни.

12 декабря. Вчера вечером слушал выступление т. Сталина, а ночью во сне видел, что говорил с ним... Сегодня голосовать ходил за выдвинутых кандидатов.

24 июля. Позавчера получено сообщение из Москвы. Выставочное жюри сообщает, что из высланных на выставку 40 работ нашим кооперативом "Художник" принята на выставку только одна моя работа "Там, где был пустырь" (ЧГРЭС).

2 августа. Надо слиться с народом, быть его единицей, не отрываться, и тебя поймут. Замыкание - это бич творца-художника.

18 июля. Этим летом (с 28 июня по 9 июля) впервые в жизни съездил в дом отдыха "Каштак", питание замечательное.

9 сентября. Сегодня комиссия смотрела мои эскизы "Колчаковщина", в основном одобрены.

15 сентября 1940 года. Осуществилась моя мечта. Объездил Урал, прекрасный наш Урал. Десять суток до устали, до болезни работал. Сделал все же мало.

13 мая 1944 года. Сегодня я расстроен, недоволен собой, своей работой. Неудачно идет натюрморт "Сирень", а отсюда все нехорошие мысли: "Куда-то бежать в глушь, в тишь". В таком центре индустриального города такой бездарности жить ни к чему. Кошмар. Мать на одре болезни. Сестра больна. Сердится, что не помогаем. Живу неважно.

15 сентября 1945 года. Ну, вот, "Челябу" сдал, но надо кое-что просмотреть. Я остался в основном ею недоволен. Хотят отправить в Москву, на Всесоюзную, но разве ее там повесят? Ну, хоть прокатится туда-сюда мой уродыш. Ведь писал, думал - ничего, шла в работе, но когда понес - разочаровался. А после комиссии еще про меня с другими по радио сказанули да и сфотографировали.

21 апреля 1946 года. Эх, как бы кисти чародейские... Создать бы картину радости, радости искренней, лучезарной, прозрачной. Веселее, друзья-товарищи. Нам гибель грозила, но ее правая рука сразила. Мы воскреснем с природой.

8 июня. Какой же я художник - тряпка. Надо не тушить огонек, надо подкладывать угольков.

Вероятно, все же есть во мне какая-то искорка живописной жизни. Посмотрю на молодежь и вспоминаю свое прошлое: как я брыкался, совался туда, где добры люди находились, как они учили тому, чего я жаждал. Мое детство тоже сплошная жажда.

20 июля. Вчера унес в краеведческий музей к директору Горохову И.Г. картину "Старая Челяба" (зима). Он решил оставить ее у себя и показать надлежащим людям.

13 сентября. Выходной. Глупейший день получился. Простоял целый день за продуктами и не получил, а завтра повышение цен.

26 сентября. Пришел в 12 ночи вчера. Собрание по проработке постановления ЦК о журналах "Звезда", "Ленинград", кинематографии и проч., о вредных протаскиваниях подражания западноевропейскому упадническому искусству. Мою "Старую Челябу" некоторые (Сабуров, Мочалов) старались низвести до протаскивания вредной идеологии - мол, там много показано крепких стен, хорошо живущих...

Крепко сидит в наших корифеях, что Вандышев - это значит лубок, примитив, олеография.

16 октября 1947 года. Положение с жильем критическое. Хоть беги из Челябы, которую я люблю рисовать.

18 октября. Мы с Ириной оказались в комнатушке для нашего жилья, куда стащили свои пожитки. Все смешалось: чашки, ложки, горшки с жестянками с моим клеем, краской, мелом, с ночным горшком. Пишу часто на койке. От хозяйки дома, ее комнаты, ползут (особенно ночью) клопы и всякая нечисть...

1 января 1948 года. Ночью работал над эскизом "Ярмарка на Алом поле" (старый Челябинск). Меня тянет к многофигурной композиции, как-то веселее, больше жизни.

4 марта. На днях у меня было смятение духа. Нет здоровья у меня и у Ирины, а тут еще неприятности с квартирой, за которую нечем платить. Решаю подавать заявление на квартиру. Будет ли польза, но попробовать надо.

6 сентября. Мы опять остались без квартиры, опять необходимо искать жилье. Будем искать девятую квартиру с 1934 года.

14 сентября. Договорились с Морозовой о покупке дома. Заплатил 6000 рублей. На машине вечером переехали.

29 cентября 1950 года. Слушал передачу о писателе Остров-ском - авторе "Как закалялась сталь". Я настолько слушал напряженно, и так подействовало на меня, что я пал на стол, взревел, и у меня хлынула носом кровь. И что же это?

5 марта 1953 года. Великий Сталин скончался в 9 часов вечера 5 марта. Великое горе постигло советский народ и все прогрессивное человечество.

10 сентября 1955 года. Собираюсь писать виноград, но он очень дорогой - 30 руб.

18 сентября. Все же я на что-то негодую. Почему я сижу и замерзаю во время еще теплых осенних дней. Я сделал некоторую память для будущего поколения, запечатлел прошлое Челябы. И вот сижу точь-в-точь как в старой Челябе, в этой хлевушке, догниваю. А ведь можно из меня извлечь много полезного, если бы я не погибал прежде времени.

3 марта 1956 года. Купил полуботинки себе за 203 рубля. Сроду не носил подобного.

21 апреля. Попал в больницу. Признали воспаление легких. В больнице чувствовал себя плохо, пропал аппетит, взвесили, и мой вес - 56 кг 800 гр.

20 мая. Утром в 6 часов пробудился в постели, лежал, вглядываясь в пятна одежды, повешенной на вешалке, и у меня, не помню ладом, стал появляться образ, хотя весьма туманно. Потом стал проясняться сюжет все более и более осмысленней, в конечном счете получилась тема, которую я назвал "Первая борозда".

В тот же день вспомнил о Мише... Дым в квартире... На улице было тихо, и печка стала выбрасывать дым в помещение. Это все меня так расстроило, и я (без Ирины) заревел...

7 сентября. Начал ремонт жилья. Во время завтрака у меня гортанью пошла кровь, впервые так обильно. Оправился и продолжил ремонт. К вечеру устал.

24 мая 1957 года. Мне еще не удалось показать нашим ведущим художникам мои работы-эскизы "Пересыльная тюрьма" и "Первая борозда". Уж очень они заняты и не всем одинаково внимают.

28 июня. Грусть, тоска и обида за то, что ко мне не едут и не идут смотреть мои выставочные работы. У всех уже просмотрели и на принятые уже рамы надевают, а вот у меня не хотят смотреть.

Завтра продолжаю хлопотать по пенсии, видно, надо уходить с дороги. А работать буду, пока дышу... Как вредно действуют жизненные дрязги на искусство, а тем более для меня, маленького художника.

5 июля. Сегодня сдал на выставку две работы: "Челябинская пересыльная тюрьма" и "Челябинск в прошлом". Приняли даже с аплодисментами.

11 января 1958 года. Обещают сделать персональные выставки в феврале Фехнера, Челинцевой, Юдакова и мою.

2 августа. Что даст сама выставка, если она состоится? Прежде всего, никакой материальной помощи. Нам могут дать что-то в виде грамоты, как-нибудь разрекламируют. На собрании правления обещали даже банкет устроить. И как там сказали (Качальский), это ведь в первый и последний раз такая им выставка. В общем, заживо хоронят.

Лично я думаю, что не надо никакой формальной шумихи, а помогли бы приобрести место, где можно было бы сносно работать. Уж так надоело жить в гнилой конуре, в закутке, и тут же работать. То солнце режет, то тьма, то верх не видно у работы, а то низ мало освещен.

Как счастлива молодежь. Как кончают учебу, приезжают, устраиваются, и им дают квартиры. Знай работай! Их учили хорошо, их встретили прекрасно. Но я рад за них, что хоть им горькой чаши не придется испить.

В общем, не в рубашке я родился, а, говорят, в бане или в хлеву, вот где родился, видно, там и доживать придется. Она, эта избушка-гнилушка, переделана из скотной сарайки, где и голубятник был. Ну, хватит пессимизма. Работать надо.

14 сентября. Вчера, в субботу, была открыта наша выставка трех старейших. Как подобает, с красной ленточкой, малой речью, с нашими биографиями... Кое-кто (вынужденно) поздравил, потрясая за руку. Так все бедно, формально...

25 декабря. Сегодня вечером был у нас из Сталинского района уполномоченный, чтобы обследовать наше жилье на предмет того, чтобы дать нам квартиру.

31 декабря. Выставка с неделю повисит. В галерее сказали, что хлопоты о квартире начались с них. Директор галереи сказал, что звонили из обкома партии и спрашивали про мои жилищные условия.

1 января 1959 года. Провели мы с Ириной 1 января скромнее некуда.

27 августа. Сабуров сообщил мне в ССХ, что городские руководители идут мне навстречу, дают квартиру-полуторку на ЧМЗ и поддерживают персональную пенсию.

15 сентября. Сегодня два мировых события: т. Хрущев с сопровождающими отбыл в Америку и ледокол "Ленин" выходит в море. А 12 сентября запущена ракета на Луну.

На днях подсчитал по каталогу "трех старейших" - всех моих работ в картинной галерее на хранении и экспозиции 195.

22 января 1960 года. Ходил в райком насчет квартиры. Не был принят.

23 января. Ходил в райком насчет квартиры. Не был принят.

27 января. Опять ходил в райком. Квартиру обещают в первую очередь, но избушку должен оставить бесплатно.

8 марта. Квартира заглохла. Ожидали и бросили ожидать.

19 января 1961 года. Получил ордер на квартиру.

20 января. Сегодня получил ключи, посмотрели квартиру.

21 января. Переехали на квартиру. Улица 3-й Спутник, дом 18, квартира 47.

22 января. Вчера не успели заявить, что в квартире нет ни света, ни воды.

23 января. Были двое суток без воды и света на новоселье. Квартира по метражу и расположению нам понравилась.

15 февраля. Вчера ездили с Ириной в город, увидели на месте нашей избушки пустырь - ее не стало, наконец!

12 апреля. Сегодня радость, победа науки - первый советский человек полетел в космос.

18 мая. Включили газ. Второй день учимся с Ириной готовить пищу на газовой плите.

Работаю над эскизом "Большевик".

3 августа 1962 года. Сегодня начал зарисовку с пожарной вышки. Меня поразило зрелище: вокруг видно далеко-далеко, любуешься, как в панораме. Как вырос Челябинск!

12 мая 1963 года. Вызывали "скорую помощь". У меня было сильное щемление в груди. Жаль, что по-настоящему мне мое состояние здоровья не дает выполнить задуманные работы. Неужели все? Как хочется еще заглянуть хоть в недалекое будущее.

23 января 1964 года. Был со мной случай. Третий раз страшное щемление в груди. Вызывали "скорую помощь", а то бы...

Игнатий Лукич Вандышев умер через пять дней.

В заключение - несколько удивлений

Много раз я удивлялся и удивлюсь еще раз тому, как и почему в степном хуторе объявляется странный мальчик, который, один-единственный, заразится неизлечимой болезнью рисования. Откуда у него это взялось? Ведь в хуторе и далеко окрест его не было ни одной художественной бациллки, которая могла бы его заразить. Хутор был враждебен художественному творчеству, испытывал страх перед ним. Казаки почему-то считали, что тот, кого нарисовали, помрет. В родном хуторе мальчик оказался изгоем.

И все-таки кто-то (свыше?) "постановил" : один (из тысяч?) должен стать художником - удел (призвание? подвиг?), который не назовешь счастливым, но не назовешь и несчастным.

Я удивляюсь и тому, как кто-то (свыше?) наделил своего избранника, с одной стороны, полной беспомощностью перед "реалиями жизни", а с другой стороны, - неожиданной, глубоко спрятанной верностью самому себе, своему поприщу. Не раз "за свои художества" битый дедом, а потом всеми остальными, вплоть до коллег-художников, он пронес эту верность до конца своих дней. Иногда можно возмутиться его терпением жить в нищете, но, наверное, только он один знал, чем эта изнурительная бедность возмещается. Такой мягкий в одном и такой твердый в другом, он, я думаю, не мог бы удержаться на ногах, не упасть, если бы, очень смутно, не догадывался, что его страдания не напрасны.

Еще и то удивительно, что власть все-таки, в конце концов, очень поздно, но поняла, может быть, интуитивно, что Вандышев - особый случай. Ведь даже и коллеги так и не поняли, что такое художник Вандышев. Пока он не умер. Только смерть сняла пелену с глаз, и все увидели: Вандышев оставил нам не иллюстрации к истории Челябинска, не его старинные виды, а выстраданную любовь к городу, который был к нему так немилостив.

Более всего удивительно то, что наше общество, да и все человечество, так долго "застряло" на поклонении материальному и никак не поднимется до понимания духовного.

Ровно три года прожил Игнатий Лукич в долгожданной полуторке на самой северной окраине Челябинска, далеко-далеко от "старой Челябы", а через два десятилетия он, этот дом, был объявлен мемориальным как памятник культуры - именно потому, что в нем, в одной из полуторок, три года жил И. Вандышев.

Комментарии
Комментариев пока нет