Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Привет из позапрошлого века

02.12.2008
В поселке Кувалжиха за последние сто лет почти ничего не изменилось

Виктор РИСКИН Геннадий ЯРЦЕВ

Кыштымский городской округ

Если не считать асфальтированную дорогу и двух стоящих у нее телефонов-автоматов, то придется признать: цивилизация обошла Кувалжиху стороной. Здешние жители по-прежнему топят дровами печи, белье полощут на речке, а до ветру ходят во двор. Ни водопровода, ни почты, ни медпункта, ни магазина. Зато у бывшей "улочной" - 83-летней Нины Ивановны Головиной - есть рация.

Рожденный под стук колес

При нас Нина Ивановна проверила средство связи с Кыштымом: "Буря", "Буря", ответьте "Буре-26"! У меня корреспонденты.

В поселке Кувалжиха за последние сто лет почти ничего не изменилось

Виктор РИСКИН Геннадий ЯРЦЕВ

Кыштымский городской округ

Если не считать асфальтированную дорогу и двух стоящих у нее телефонов-автоматов, то придется признать: цивилизация обошла Кувалжиху стороной. Здешние жители по-прежнему топят дровами печи, белье полощут на речке, а до ветру ходят во двор. Ни водопровода, ни почты, ни медпункта, ни магазина. Зато у бывшей "улочной" - 83-летней Нины Ивановны Головиной - есть рация.

Рожденный под стук колес

При нас Нина Ивановна проверила средство связи с Кыштымом: "Буря", "Буря", ответьте "Буре-26"! У меня корреспонденты. Как слышите?"

Кувалжиха - это железнодорожный разъезд. Появился одновременно с железной дорогой Екатеринбург-Челябинск. По некоторым данным, 250 километров проложили будто бы в феноменально рекордный срок - за два года (в 1894-1896 годах). Два десятка жилых строений тянутся вдоль трассы. Улица одна. И то без названия. Зато дома пронумерованы. Условное "административное деление" села - до речки и после речки. Вокруг густой лес, откуда еще пару лет назад слышался вой волков. Зайцы и по сию пору перебегают дорогу. Примета времени - несколько богатых коттеджей, построенных на месте полуразвалившихся хибар.

Первым из встретившихся нам оказался Алексей Батищев. Высокий, крепкий, со шкиперской бородкой, в тельняшке и бушлате.

-- Да не моряк я, - засмеялся Алексей Иванович, - а шахтер с Донбасса. Мы жили в Кыштыме, а потом квартиру продали и купили здесь домишко на одно окошечко. Так и живем со своей Александрой Алексеевной. У каждого из нас пенсия - по 3100. Корову держим. Но собрались от нее избавляться: сил уже нет, ведь нам по 67 лет.

Булка хлеба за проезд

Супруги Батищевы оказались людьми богатыми: родили и воспитали восьмерых детей. Те подарили родителям 11 внучат. В остальном же старшие Батищевы надеются только на себя. Алексей Иванович ловит рыбу и за 2000 рублей в месяц подрабатывает на водокачке местного ГОКа.

В поселке нет магазина. Слабая поддержка - продуктовый ларечек, поставленный местным предпринимателем. Но и в нем почти ничего нельзя купить - только хлеб да несколько видов крупы.

-- Приходится в Кыштым ездить, - делится своими проблемами Батищев, - а билет на автобус стоит 13 рублей в одну сторону. Получается, я две булки хлеба отдаю за проезд. А нам их на два дня хватило бы.

Добраться до Кыштыма можно еще и поездом. Кто помоложе или у кого денег нет, идут пешком. Всего-то шесть километров.

Следующей нашей собеседницей была Алевтина Анатольевна Рыбина. Вместо ответа на вопрос о том, сколько ей лет, зашлась смехом: "У-у-у! Лучше спросите, как нам тут живется?" И сразу же ответила: "Нормально. Муж Борис - дежурный электрик на радиозаводе. Дочь Наталья - в Челябинске. Она у меня майор милиции. Закончила два института: педагогический, а затем юридический. Сын Алексей - электрик в Озерске. Держим корову, теленка, двух поросят, кроликов. Еще трех кошек и двух собак".

Алевтина Анатольевна и поведала нам про волков. Хищники выли так жутко, что собаки по конурам прятались. Нынче волчьих песен не слыхать. Потому, видно, и зайцы осмелели: через дорогу туда-сюда сигают.

Помыться - в Челябинск!

Кувалжиха - не первая точка на карте севера области, куда завел нас экспедиционный маршрут. Почти все села похожи. Не только бытом - непритязательным и даже сверхскромным. Но и отношением к приезжим. В том числе и к журналистам. В городе от назойливого корреспондента чаще норовят отмахнуться. А селяне встречали нас открытой, доброжелательной улыбкой, добродушным смехом. Они ничего не утаят, все расскажут и не будут пугливо сторониться объектива фотокамеры.

Именно так отозвалась на предложение поговорить Роза Ильинична Хамидулина.

-- Фамилия пишется с одной буквой "л", - предупредила, стоя за плетнем, голубоглазая кувалжанка. - Муж был татарином, а я русская. Здесь 52 года живу из своих 74. После окончания Челябинского железнодорожного техникума 40 лет проработала на станции, заслужила пенсию - 4400 рублей. Подспорья никакого: в хозяйстве ничего, кроме кроликов. В прошлую зиму держала поросят. Дочь Галя - в Челябинске, сотрудник психбольницы. Буквально вчера навещала, помогала.

В будни же Роза Ильинична управляется сама. Воду возит из ключика, расположенного в километре от поселка. На постирушки берет уже поближе, из речки. А вот на счет помыться напряг: бани нет. Приходится ездить к дочери в Челябинск, благо Хамидулиной как бывшей железнодорожнице положен бесплатный проезд.

С кем бы мы ни заговаривали, все советовали обратиться к "улочной старосте" Головиной: "Вон ее дом, последний после речки!"

Не успели мы подъехать к воротам, как калитка распахнулась, и на улицу буквально выскочила раскрасневшаяся, удивительно бойкая для своих лет старушка.

-- Погоди фоткать, - закричала на нас Нина Ивановна, - дай нос вытру: уходилась, дрова складывая. Обычно мне колотые привозят, а тут цельные чурбаки. Пришлось помощника нанимать. Весь день парень рубил, да не закончил. Я с ним и не расплатилась. Попросил только 50 рублей на сигареты.

Нине Ивановне вопросы задавать ни к чему: она сама рассказывала все, что накопилось за 55 лет ее деятельности на посту "улочной".

-- Видите дорогу? Это я добилась, чтобы ее заасфальтировали. Речка была заросшей, так я самого Щекочихина (главу Кыштымского городского округа. - Прим. авторов) позвала. Вячеслав Яковлевич приехал и распорядился трактор послать. Сначала "Кировец" пришел. Я говорю трактористу: не лезь, увязнешь. Не послушался, застрял. Пришлось останавливать машины с длинным кузовом и вытаскивать. Потом "Беларусь" подогнали. Он-то нам и почистил речушку.

В доказательство Нина Ивановна быстро-быстро провела нас мимо плетня в сторону реки. На самом деле: дно очищено, а на новых мостках 60-летняя Люба, дочка Нины Ивановны, полощет белье.

Головина - человек упорный. Обязательно добьется поставленной цели.

-- Хотели котлован у дороги вырыть, - всплеснула руками "улочная", чтобы пожарным воду брать. Уже приехали, присмотрели место. Даже копать начали. Ну, тут я и поднялась: "Вы что, хотите, чтобы в эту дыру машины слетали или пьяный мужичонка навернулся?! Вон речку чистите, оттуда и воду берите!".

Серьезные городские начальники прислушались к мнению авторитетной не только в Кувалжихе старосты. И отступились.

"Я - "Буря-26"!"

Нине Ивановне 16 января исполнится 84 года.

-- Больше меня улочной не называйте, - высказалась после объявления своей даты рождения наша собеседница, - все, сдала я пост. Теперь никакая я не староста. По возрасту вышла.

По лукавому блеску в глазах легко было догадаться: чудит улочная! Да разве она со своим характером бросит Кувалжиху на произвол судьбы? Хоть и имеется пара телефонных автоматов, а чуть что - односельчане бегут к ней, потому как у нее есть рация - самое надежное средство связи. Порой и бежать к Нине Ивановне не надо. На прошлой неделе она увидела, что у соседа загорелся гараж, тут же бросилась к рации: "Буря", "Буря", я - "Буря-26".

Таких, как Нина Ивановна, принято называть уходящей натурой. Всю войну проработала, шестерых детей подняла.

-- Мне 16 лет не исполнилось, а я уже была помощником машиниста паровоза, - вспоминает Головина. - По три тонны уголька в топку бросала, а получала килограмм хлеба на сутки. В 1947 году замуж вышла.

Карьеру "улочной" она сделала 55 лет назад. После того, как выбила для поселка автобус в город (прежде туда добирались только пешком или на поезде). С той поры ее и определили на бессменную должность главной по поселку. Однако жилище начальницы разъезда Кувалжиха никак нельзя назвать презентабельным. Нет, что касается чистоты и порядка, то хоть сейчас на выставку достижений сельского подворья: огромный двор ухожен, поленницы соштабелированы, как для парада. Огород радует ровностью гряд и отсутствием последствий уборочной страды - вырванной ботвы и мелкой картошки. Но в остальном:

-- Дом мы ставили с мужем 40 лет назад, - охлопывает узкими ладошками стены родного жилища Нина Ивановна, - шлакозаливной. Потому и дал трещины. Мне бы какую квартирку в городе: Неужто не заслужила?

Еще как заслужила! Как и многие, вернее, немногие оставшиеся кувалжане (или кувалжцы?). Поселок, основанный в период строительства ветки Екатеринбург-Челябинск в конце позапрошлого века, так в том веке и остался. И только два торчащих таксофона, рация в доме бывшей "улочной" да асфальтированная дорога указывают на время, которое, пусть медленно, но движется. Правда, мимо разъезда с убаюкивающим названием Кувалжиха. Как стук колес пролетающих мимо поездов: ку-вал-жи-ха, ку-вал-жи-ха:

Комментарии
Комментариев пока нет