Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дом, где рождаются заводы

06.12.2001
Сегодня Челябгипромез отмечает свое 60-летие

Потоки раскалённого металла,
Вобрав в себя души моей тепло,
От чертежей моих берут начало...

Рождение "воюющего" металла
..

Сегодня Челябгипромез отмечает свое 60-летие

Потоки раскалённого металла,

Вобрав в себя души моей тепло,

От чертежей моих берут начало...

Рождение "воюющего" металла

...Всего лишь десять дней оставалось до трагически начавшейся войны, когда Совет народных комиссаров утвердил своим постановлением строительство Бакальского металлургического завода на Першинской площадке в городе Челябинске. Этапы работ были рассчитаны на мирное время. Но с 22 июня все понятия мирного времени будто враз канули в прошлое, и события развивались с той стремительностью, которую можно увидеть разве что в кино.

В августе - октябре 1941 года в Челябинск прибывают группы эвакуированных проектировщиков с южных заводов страны.

10 октября ночью эшелон, в котором один из переоборудованных товарных вагонов был занят большой группой проектировщиков Мариупольского филиала Гипромеза с семьями, прибыл, после 20 дней жизни на колёсах, на станцию Челябинск.

Работники филиала Воинов, Азаренко, Шульга, Артюх, Ивлиев, Гинцберг, Хлебников, Ципунов, Сахаров и др. вошли в бакальскую бригаду Гипромеза, созданную для проектирования Бакалстроя, как в то время именовали нынешний Челябинский металлургический комбинат.

Третьего декабря эта бригада обрела наименование Бакальский (впоследствии - Челябинский) филиал Гипромеза.

В Челябинск была командирована группа работников Центрального Гипромеза (Москва), возглавляемая М.В. Лившицем, назначенным главным инженером проекта будущего металлургического завода.

Но в основном состав бригады пополнялся эвакуированными проектировщиками с юга страны (Астромьевский, Осадчий, Рабинович, Берман) и из Ленинграда (Шишкин, Дроздов, Лякав). Многие из них прибывали в Челябинск вместе с эшелонами оборудования.

В конце 1941 года и начале 1942-го проектировщики филиала приступили к выполнению рабочих чертежей первоочередных объектов завода: ремонтно-вспомогательных цехов, электросталеплавильного N 1, прокатного N 1, железнодорожного цеха, энергохозяйства.

Чтобы судить о масштабах работы и темпах проектирования, напомним, что в конце 41-го года на площадке будущего завода и соцгорода стояли нетронутый лес и болота. 1 мая следующего года был уложен первый бетон в фундамент электросталеплавильного цеха, а 19 апреля 1943 года была выплавлена первая сталь завода.

Для проектировщиков, строителей, заводчан в те дни был популярным лозунг "Ударим бакальской сталью по врагу!"

И они делали всё возможное, а порою, казалось, и невозможное, чтобы самоотверженной работой приблизить столь желанный час пуска завода.

"Тогда без ГОСТов и инструкций монтаж готовых уже конструкций решали на бегу. И лозунгом слова звучали: "Челябинской уж скоро сталью мы угостим его, каналью - ударим по врагу", - вспоминал о тех горячих днях будущий начальник сталеплавильного отдела Вениамин Михайлович Кузнецов.

В августе 1942 года работники филиала строитель Воинов и доменщик Лифщиц в составе комиссии Бакалстроя НКВД выехали в Липецк для участия в демонтаже и эвакуации оборудования и металлоконструкций двух доменных печей.

Обе домны, сменив место жительства, вошли в строй действующих в 44-м году, одна - в апреле, вторая - в декабре.

Проектную документацию разрабатывали в минимально возможном объёме, нередко отдельные строительные работы вели по эскизам, а то и просто по указаниям проектировщиков непосредственно на площадке.

В процессе работы был создан новый сокращённый тип рабочего чертежа военного времени.

Проектировщики (да и все) в то время работали с предельным напряжением, по десять - двенадцать часов в сутки. Кроме сжатых сроков решение задач осложнялось множеством других причин. Львиную долю чертежей эвакуированных объектов приходилось переделывать, привязывать к новым условиям, вносить изменения, которые удешевляли и ускоряли строительство, экономили металл и другие материалы, приходилось к тому же заменять многие строительные материалы, исходя из местных условий, приспосабливать металлоконструкции, заготовленные для других заводов и т.п. Проектировщики проводили со строителями специальную учёбу. Они читали лекции для командиров Стальстроя, знакомили их с типами строительных конструкций, оборудованием, особенностями возводимых цехов, последовательностью их строительства и монтажа.

Дружный коллектив проектировщиков преодолевал трудности и другого рода: работали в тесном бараке, не хватало карандашей, оборудования, столов. Чего, например, стоит такой приказ по филиалу: "В связи с отсутствием туши нижеперечисленным копировщикам предоставить отпуск с 24 апреля по 1 мая без оплаты содержания".

Ко всему ещё добавлялась бытовая неустроенность. Прибывшие с юга проектировщики и их семьи не были подготовлены к жестокой уральской зиме, многие не имели даже валенок.

До сих пор работающий в институте Илья Яковлевич Хлебников вспоминает: "Почти все годы войны зима на Урале была очень холодной - морозы 35-40 градусов, да ещё густые туманы над тёплым Миассом: Образ жизни у нас был простой: хочешь кушать картошку и овощи - вырасти на своём огороде. Нужно топливо для "буржуек" - возьми на конном дворе лошадь с санями, наруби в лесу дров и привези. Требуется в баню - шагай на мельзавод, в кино - в маленький барак-клуб. В город можно было попасть либо пешком, либо после "голосования" на попутной машине".

Сорок второй год был годом испытаний проектировщиков на жизнестойкость и работоспособность, их умения преодолевать трудности на производстве и в быту. И время показало, что коллектив успешно прошёл "акклиматизацию" в сложных условиях на уральской земле:

Правительственные комиссии, принимавшие объекты на заводе в 1944 году, неизменно давали отличную оценку качеству технической документации филиала Гипромеза и отмечали примерную оперативность при выдаче проектов строителям.

Первые послевоенные

Израненной стране, тысячам её новостроек металл требовался в огромных количествах. Надо было поднимать из руин разрушенные города, возводить гидростанции, увеличивать производство тракторов и других машин. Задачи металлургов в мирное время были не менее сложными, чем те, что они решали совсем недавно, выпуская "воюющий металл".

Первое послевоенное десятилетие отмечено на Челябинском металлургическом заводе вводом в строй большого числа значительных и сложных объектов.

В эти годы были задуты ещё две доменные печи, стали выдавать металл два мартеновских цеха, выдали продукцию три коксовые батареи, прокатный цех N 2 с блюмингом, термический цех.

Вошла в строй действующих вторая очередь ТЭЦ.

Челябинский филиал стал проектировать ещё одно предприятие - Челябинский трубопрокатный завод, делал проектные работы на заводе "Теплоприбор".

В 1946 году в связи с бурным развитием завода и соцгорода был образован новый район Челябинска - Металлургический. Большие масштабы приобрело жилищно-бытовое и культурное строительство. Выстроены больница, хлебозавод, Центральный клуб Челябметаллургстроя, кинотеатр "Металлург" на 500 мест, разбит парк культуры и отдыха металлургов. В 1948 году пущен трамвай "Соцгород - завод", а через несколько лет трамвайные пути нового района соединились с городскими. Впервые в Челябинске для бытовых нужд жителей был дан газ: жители Соцгорода получили коксовый газ.

С каждым из этих объектов были связаны заботы проектировщиков Челябинского филиала Гипромеза.

А условия работы в первые послевоенные годы оставались прежними. Из воспоминаний главного инженера проекта Р.И. Сазоновой:

"Год 1947. Поступаю на работу в Челябинский филиал Гипромеза. В приземистом бараке (филиал только в одном его крыле, а в другом - управление капитального строительства завода) работает горстка - человек 50 проектировщиков: Наша чертёжная техника - доска на столе и рейсшина с головкой. Когда инженер-конструктор Е.А. Морозов изготовил себе пару роликов (с помощью товарищей с завода) и натянул тросик на рейсшину - ещё больше поднялась производительность у этого скоростного чертёжника. Заказываем себе такие же ролики:

Копировальное бюро многочисленно. Других методов размножения чертежей не было: Карандаши хранились у начальника, и чтобы получить новый, конструктор предъявлял ему огрызок (достаточно полно ли израсходован - такой жёсткий режим экономии). Синьки печатались в застеклённой рамке на солнечном свете. А если день пасмурный - беда!.. Работали очень дружно, с огоньком, с шуткой. А за ошибки доставалось здорово:

В 1948-1955 годах филиал пополнился большой группой молодых специалистов. Среди них Ю.В. Сотников, И.М. Пятыгин, Н.К. Долгая, Э.А. Самигуллина, Т.Ф. Стрехнина, М.С. Шнейдерман, К.И. Андросова и др. Резко вырос филиал и в 1953 году: занял второе крыло барака. Очень напряжённо работали, но и отдыхать умели: построили волейбольную площадку - игры собирали много болельщиков. Летом в единственный выходной на открытой грузовой машине выезжали на озеро, за грибами, за ягодами:"

Расцвет института

В 1957 году Челябгипромез стал самостоятельным проектным институтом.

Он переселился из барака в новое производственное здание рядом с заводом.

В институте работает 340 человек.

Созданная в военные года, отличающая проектировщиков атмосфера коллективизма, взаимопомощи, бескорыстия, доброжелательности была господствующей в институте, пожалуй, до начала восьмидесятых годов.

Вот хронология дальнейшей трудовой биографии института.

1958 год - доменная печь N 5 объёмом 1719 куб. м и электросталеплавильный цех N 3.

1961 год - электросталеплавильный цех N 2.

1964 год - блюминг "1300".

1965 год - непрерывно-заготовочный стан 900/700/500.

1968 год - мелкосортный стан 250.

1969 год - кислородно-конверторный цех.

1971 год - проволочный стан 250.

1972 год - реконструкция доменной печи N 1. С увеличением её объёма в 2 раза (применение при реконструкции метода надвижки печи на свой фундамент было событием в Челябинске и его окрестностях).

Это всё объекты Челябинского металлургического завода, вскоре ставшего крупнейшим в Европе заводом качественных сталей, где сталеплавильное производство было представлено всеми известными способами производства стали - от мартеновского до плазменного.

В последующие годы на заводе были построены по проектам Челябгипромеза цех холодной прокатки нержавеющего листа, термический цех N 2, кузнечно-прессовый цех, электросталеплавильные цехи N 5 и N 6, плазменно-дуговые печи в ЭСПЦ-3.

Проектирование нетрадиционного для Челябгипромеза передела - метизного - было поручено институту в 1969 году. Взявшись практически за совершенно новое для себя дело, коллектив с честью выдержал испытание.

С ростом требований к качеству металла совершенствовалась и техника сталеварения.

Если в первенце сталеплавильного производства ЧМЗ - ЭСПЦ N 1 в 1943 году были установлены дуговые открытые печи, то спустя 15-20 лет (срок сравнительно небольшой) уже только в ЭСПЦ-3 насчитывалось четыре различных способа производства высококачественного металла, а ещё спустя 10 лет в этом цехе было освоено и работало шесть различных способов производства особо чистого металла.

Термины "вакуумная металлургия", "вакуумная гигиена", "плазма в металлургии", "плазменный металл" постепенно вошли в лексикон не только проектировщиков-технологов, но и строителей, отопленцев, электриков института.

Челябгипромез (вместе с заводом) первым в стране освоил новый источник энергии - плазму - в металлургии. В 1969-1985 годах несколько печей ЭСПЦ-3 были переведены на плазму. Плазма научилась плавить сталь. Она обеспечивала и качество, и экологию, и экономику.

В проекте ЭСПЦ-6 для ЧМК впервые в стране были применены аргонокислородное рафинирование нержавеющей стали (по технологии германской фирмы "Крупп") и непрерывная разливка широких слябов. Понимая, что чёрную металлургию трудно назвать "другом природы", Челябгипромез прилагает в эти годы много усилий, чтобы сократить негативное воздействие проектируемых объектов на окружающую среду. В этом плане особый интерес представляет совместная с Челябинским металлургическим комбинатом программа экологического оздоровления ЧМК на базе реконструкции и технического перевооружения его основных цехов: закрытие морально и физически устаревшего ЭСПЦ-1 после освоения производства нержавеющей стали в ЭСПЦ-6 и реконструкции ЭСПЦ-2, вывод из эксплуатации мартеновского цеха N 1 после ввода непрерывной разливки в конверторном цехе и т.п.

...Михаил Александрович Ярцев, возглавлявший институт с 1965 по 1987 год, пришедший в Челябгипромез с должности главного электросталеплавильщика ЧМЗ, был блестящим металлургом, кандидатом технических наук, сильным, волевым руководителем, уважаемым "во властных структурах" (как сейчас говорят), яркой личностью.

Не случайно заявки изобретателей института хорошо "знали дорогу" в Госкомитет по делам изобретений и открытий, а авторские свидетельства, выдаваемые комитетом - дорогу в Челябинский Гипромез.

Не случайно первым из проектных организаций Министерства чёрной металлургии ещё в 1970 году Челябгипромез был признан победителем Всесоюзного социалистического соревнования проектных институтов со всеми вытекающими присуждениями.

Не случайно в 1972 году Михаил Александрович подписал приказ "О введении в действие "Рекомендаций для руководителя по поведению и взаимоотношениям с подчинёнными".

Не случайно специалисты Челябгипромеза в разное время работали на строительстве объектов металлургии и в проектных фирмах в Индии, Египте, Германии, Болгарии, Польше, Нигерии, Пакистане.

Не случайно семь раз (17 работников) Челябгипромез получал самую престижную в СССР премию для проектировщиков - премию правительства "За выдающиеся проекты и строительство по ним".

И не случайно в 1978 году Челябгипромез переехал в новое производственное здание - высотку на главной улице Челябинска, в трёхстах метрах от центра города. Специалисты института сами спроектировали свой комплекс, где кроме производственных помещений на 1250 человек были прекрасный конференц-зал со всей его инфраструктурой (театральная часть), гараж, спортивный зал, столовая, почтовое отделение.

Институт получил крепкую материально-техническую базу, хорошую чертёжную технику, в его автопарке был даже автобус "Икарус", на котором трудящиеся выезжали на базы отдыха или на сельхозработы, но : но главным богатством института, его основным "капиталом" оставались люди - высококвалифицированные специалисты, металлурги-технологи, механики, строители, энергетики, геологи, экономисты.

Среди них И.Я. Хлебников, М.С. Шнейдерман, Н.Д. Бабаев, В.А. Завьялов, Ю.В. Сотников, В.Н. Лебединцев, В.Д. Гришин, А.И. Таубе, Ю.И. Шевченко, И.Н. Хаит, В.Г. Романов, Ю.М. Трахтенберг, В.С. Немытов, В.М. Кузнецов, В.А. Королёв, В.И. Гридневский, В.А. Долдин, В.М. Явич, кандидаты технических наук Л.В. Андреюк и А.Л. Рабинович и многие, многие другие.

Проекты, опередившие время

В начале 80-х Челябгипромезу была поручена сложная и интересная работа, которая называлась "Схема охраны природы Челябинской области", а на первом этапе - городов Челябинска и Копейска. Охране подлежало три среды - воздух, вода и почва.

:В здании института - непривычно безлюдно и тихо. Отдыхали "раскалённые" за неделю кульманы, "электроники", шариковые ручки. А в кабинете главного технолога отдела очистки промышленных сточных вод - хозяин кабинета Александр Рабинович и старший инженер отдела Фаина Прилуцкая в четыре руки быстро пишут - вокруг лежат листы исписанной бумаги.

Отдел очистки стоков - одно из главных "действующих лиц" в выполнении схемы. Объём работы огромный, сроки сжатые - вот и работает молодёжная команда, возглавляемая главным технологом, "невзирая на время" - по вечерам, после рабочего дня, по выходным, как сейчас.

В работе над схемой завершался важный этап - анализ существующего положения. Будут приведены к общему знаменателю выбросы всех предприятий, выведен так называемый индекс вредности каждого предприятия, что даст затем возможность разработать инженерно-технические мероприятия по охране природы, определить их очерёдность и стоимость.

Пока Рабинович с Прилуцкой заканчивали пояснительную записку (она получилась объёмом 150 страниц - вот какой "роман" можно написать о реке Миасс), девушки в отделе выполняли графическую часть. Ира Шорина, Оля Ступак, Мила Лапина, Света Иванова, которая вообще-то работает в другой группе, но стала добровольцем, изъявив желание помочь, и ей не отказали, поскольку человек она добросовестный, чуткий, легко схватывает задачу и, что немаловажно, красиво чертит:

Работая над схемой, институт вышел на важную и интересную проблему.

В условиях острого дефицита воды в Челябинском промышленном узле удалось найти надёжный источник промышленного водоснабжения.

...В 1975 году на Южном Урале случилась засуха. Единственным источником покрытия дефицита воды Челябинского промузла стало озеро Увильды - одно из многочисленных озёр края, но его жемчужина, особенно милое сердцу уральца.

Но в том печально-памятном году озеро Увильды было "сработано" на 3,5 метра, едва ли не на четверть своего объёма.

Но и в нормальные годы "жизненных сил" реки Миасс давно не хватает, чтобы поить миллионный город и другие населённые пункты Челябинского промузла.

Переброска части стока реки Уфы в Аргазинское водохранилище (конечно, минуя Увильды) - не панацея от всех водных бед. Она лишь ослабит напряжение.

Где взять воду?

Между тем есть у нас резервы прямо "под ногами" - обильные реки, текущие под землёй - городские сточные воды. "Можно ли использовать эти воды для промышленного водоснабжения после соответствующей обработки?" - задумались специалисты Челябгипромеза. "Можно, - ответили утверждённые Минздравом рекомендации по использованию доочищенных сточных вод в техническом водоснабжении, - но только в закрытых системах водоснабжения". Но в металлургии нет таких систем, где практически исключён контакт человека даже с парами воды.

Выполненная ранее схема охраны природы убедительно показала, что главным загрязнителем Миасса являются не предприятия, а городские стоки, как бы хорошо ни работали очистные сооружения, и река не станет чище, даже если прекратить все сбросы с предприятий.

-- А что если найдётся передовой завод с высоким уровнем эксплуатации оборотных систем и найдётся проектный институт, который возьмётся запроектировать схему доочистки стоков, удовлетворяющую всем требованиям медицины? - поставили вопрос проектировщики.

Авторов норм удалось заинтересовать.

Схема доочистки, разработанная Челябгипромезом, была утверждена Минздравом. Рядом с городскими очистными сооружениями на Миассе с помощью Челябинского металлургического комбината (того самого "передового завода") была смонтирована по утверждённой схеме опытная установка. Полученную на ней воду несколько месяцев возили в Москву, в Первый медицинский институт, где ею поили мышей. Вода изучалась с самых жёстких санитарных позиций. Вода мышам "понравилась", и цвет она имела приятный, морской.

Медицина признала полученную по челябинской схеме воду пригодной для применения в открытых системах промышленного водоснабжения. Это была победа.

Сооружения глубокой доочистки предложено было построить после существующих городских сооружений канализации и подать доочищенную воду вверх по реке Миасс, непосредственно к водозабору промышленных предприятий (выше плотины ЧГРЭС).

Доочищенная вода, разбавленная речной, будет пригодна для любого вида технического водоснабжения и полностью обеспечит потребности Челябинского промышленного узла (включая города Копейск, Коркино, Еманжелинск) в воде для производственных целей.

Высвободившаяся чистая речная вода (и та, что придёт из реки Уфы) может быть направлена из Шершнёвского водохранилища на хозяйственно-бытовые нужды. Река Миасс в областном центре станет полнее и чище.

Челябгипромез выполнил технико-экономическое обоснование (ТЭО) строительства комплекса сооружений доочистки городских сточных вод (технология доочистки разработана ВНИИ Водгео, первым Московским медицинским институтом (ныне - медицинской академией), Челябгипромезом и утверждена Минздравом).

Выступить заказчиком проектирования и строительства объекта было поручено Челябинскому металлургическому комбинату, связывая доочистку со строительством на комбинате электросталеплавильного цеха N 6. Хотя какое отношение имел городской объект к объекту чёрной металлургии?

ЭСПЦ-6 почти не вызывал увеличения забора комбинатом свежей воды из Миасса за счёт строительства оборотных систем водоснабжения цеха.

Но руководство комбината было за доочистку, понимало её важность для города, её связь с решением проблем дефицита воды, очистки Миасса, сохранения Увильдов, где металлурги отдыхают, имеют базы отдыха.

Но комбинат возражал, чтобы долевое участие других "заинтересованных лиц" оставалось только на бумаге, чтобы все шишки падали на заказчика, он готов был финансировать проектирование, а строительство пусть осуществляет УКС горисполкома:

Пуск первой очереди намечался в 1995 году, второй - в 2000 году, полное развитие - к 2005 году. Стоимость комплекса - 140 млн. руб.

"Актуальность работы бесспорна" - отмечалось экспертизой.

Но... в эти годы страна уже столкнулась с ещё более актуальными проблемами.

Заглядывая в ХХI век

В сложных экономических условиях 90-х годов, при резком сокращении объёмов капитального строительства на заводах, Челябгипромез сумел сохранить комплексность проектирования, основные кадры проектировщиков, ведущих специалистов, имеющих стаж проектной работы 30 - 40 и более лет, работает с молодыми специалистами, расширяет сферу деятельности.

Когда от шоковой терапии, от наших российских реформ в начале и в середине девяностых "пустилась ходуном земля, нас кой-куда солидно пнули, и, словно крысы с корабля, проектировщики рванули", в институте остались те, кто и помог ему выжить, кто не "рванул".

Необходимо назвать этих людей, работающих в настоящее время.

Главные инженеры проектов И.Н. Наумович (сегодня - главный инженер института) и С.П. Кульченков (зам. главного инженера), Ю.И. Шевченко и Б.Г. Оттен, В.Д. Кокоткин и И.П. Воронов (зам. главного инженера), З.А. Петров и М.С. Веретенников; начальники отделов и бюро В.С. Немытов, В.А. Завьялов, И.Н. Хаит, В.А. Горелов, Н.Н. Точилкин, В.М. Явич, Э.Б. Кузнецов, Н.Н. Васкевич, В.В. Черепанников, Н.К. Кудрявцев, А.Ф. Гнусин, Р.А. Дильман, В.В. Клепиков, В.В. Тарасов, Л.Р. Ринг, В.Г. Киселёв, В.Ф. Бобков, Н.А. Глушкова, А.Н. Иванов, О.Д. Красавина, Г.В. Ширыкалова, Л.А. Тюфякова, Г.И. Копчинская; главные специалисты отделов А.И. Мальцев, А.А. Рыженков, Н.М. Волкова, Г.К. Серебренникова, В.В. Экштейн, О.В. Стрехнин, Н.И. Гладышева, В.Л. Лотов, Н.В. Полинякина, И.А. Дмитриева, В.П. Злобин, С.М. Самохвалов, М.Ю. Назаров, Т.И. Кошелева, Ю.Н. Соколов, А.А. Мейснер, Г.В. Первакова; десятки заведующих групп, ведущих инженеров, которые и сегодня составляют главное богатство Челябгипромеза. Работают в институте и "последний из могикан", реликтовый человек, отдавший Челябгипромезу 60 лет жизни, бывший главный энергетик института Илья Яковлевич Хлебников, и бывший главный строитель института Валентин Николаевич Лебединцев.

С 1997 года ОАО "Челябгипромез" возглавляет генеральный директор Сергей Геннадьевич Овчинников (с 1987 по 1993 год директором института был Юрий Васильевич Сотников, пришедший в доменный отдел в 1955 году на должность инженера-конструктора и пересчитавший все ступеньки проектной лестницы. В последующий период в институте сменилось несколько директоров: Валентин Антонович Королёв, Владимир Ильич Олейчик, Борис Сергеевич Быстров, Игорь Петрович Воронов).

Сергей Овчинников - коренной челябинец, окончивший с отличием институт механизации и электрификации сельского хозяйства в 1993 году. Работая в коммерческих структурах, учился во Всероссийском заочном финансово-экономическом институте, окончив его в 1995 году, тоже с отличием, сразу же поступил в московскую аспирантуру, готовится к защите кандидатской диссертации.

"Учиться надо всю жизнь, иначе потеряешь квалификацию грамотного менеджера", - считает генеральный директор. Он и свою деятельность в Челябгипромезе начал с учёбы. Не будучи металлургом, Овчинников попросил составить ему план самообразования в области металлургии и смежных производств.

Человек большой работоспособности и самоорганизованности, Сергей Геннадьевич счёл возможным поехать на недельные курсы Госстроя специально для первых руководителей проектных организаций, занятия на которых нашёл интересными и полезными (в институте были скептики: поедет ли генеральный на эти курсы?).

Как человек государственный, С.Г. Овчинников в декабре 2000 года избран в Челябинскую городскую Думу, а в феврале 2001 года возглавил в ней постоянную комиссию по городскому хозяйству и муниципальной собственности.

Оптимист, менеджер-рыночник, амбициозный лидер, капитан, знающий, куда должен плыть ведомый им корабль, Овчинников своей главной задачей в институте считал убедить отчаявшихся людей в перспективности существования проектной организации в современных условиях, предложить коллективу пути выхода из кризиса.

Он убеждён, что большинство проблем поддается решению, и не столько волевыми методами, а сочетанием знаний, опыта и напряжённого труда.

Выполнение перспективного плана развития института на 1997 - 2000 гг. во многом приостановило процесс утраты институтом имеющихся у него ранее, в доперестроечный период, преимуществ, придало развитию института устойчивый и динамичный характер. (В настоящее время действует перспективный план развития института до 2005 года).

Значительно повысилось техническое оснащение института, компьютеризация проектного производства, улучшилось информационное обеспечение проектировщиков.

В связи с ростом объёмов градостроительного и архитектурного проектирования укреплена архитектурная служба института, принят в штат главный архитектор института.

В Челябгипромезе закончена разработка документов системы качества в соответствии с требованиями международных стандартов ИСО 9000, разработан и принят Профессиональный кодекс работников Челябгипромеза.

Что интересного спроектировал институт в последние годы ?

Идёт массированное наступление на мартеновское производство, которое давно уже перестали использовать в передовых странах. Успешно работает установка "ковш-печь" на знаменитом мотовилихинском заводе в Перми, построенная по проекту Челябгипромеза совместно с немецкой фирмой "Фукс-системтехник". Увидев её в работе, многие заводы - и не только металлургические - взяли курс на реконструкцию мартеновских цехов, перепрофилирование их в электросталеплавильные, оснащение их установками внепечной обработки стали, вакууматорами, машинами непрерывного литья заготовок.

Сотрудничает Челябгипромез сегодня и с известной челябинской фирмой "АКОНТ" по целому ряду направлений.

На Челябинском трубопрокатном заводе в 2000 году пущена установка по производству труб с трёхслойным антикоррозийным покрытием с оборудованием голландской фирмы "Селмерс". Она позволяет увеличить срок службы труб в 5 раз - до 30 лет.

Откликнувшись на запросы потребителей, прежде всего Газпрома, заводчане ввели установку в рекордно короткие сроки, менее чем за 4 месяца современное производство вышло на проектную мощность.

С этого производства началась реализация масштабной программы технического перевооружения завода. Коренная реконструкция позволит заводу закрепить свои лидирующие позиции на трубном рынке России.

Челябгипромезу удалось заключить договоры на проектирование двух "пионерских" цехов в Трёхгорном и Южноуральске по производству гранулированного заполнителя для нефтяных скважин.

Институт выиграл тендер на сотрудничество с компанией "Монолит-инвест" и взялся за проектирование элитного жилого комплекса в Центральном районе Челябинска. Получил заказ от ОАО "Связьинформ" на реконструкцию комплекса зданий Дома связи, в том числе здания главпочтамта, являющегося памятником истории и культуры.

Специалистами института спроектированы автодорожный и пешеходный мосты через реку Юрюзань в г. Трёхгорном, заводы по производству тротуарной плитки и бордюрного камня (они уже преобразили некоторые улицы города), а также асфальтобетонный завод в Советском районе Челябинска, проектируется асфальтобетонный завод в г. Юрюзани, по проекту института построены газоочистки печей 21, 22 в цехе N 5 Челябинского электрометаллургического комбината.

Весь спектр выполняемых Челябгипромезом работ обеспечен лицензиями.

Заглядывая в будущее в день своего 60-летия, Челябгипромез видит свои объекты и предприятия в XXI веке технически обновлёнными, экологически чистыми, выпускающими конкурентоспособную продукцию.

И институт работает над достижением этих успехов.

Ведь слово "проект" в переводе с латинского означает "брошенный вперёд", в будущее.

Пусть Гипромез мужает наш,

Пусть в XXI веке будет,

Поскольку здесь, что ни этаж,

Сидят толковейшие люди!

Семён ШЕНКМАН,

начальник технического отдела ОАО "Челябгипромез"

Комментарии
Комментариев пока нет