Новости

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наталья Кутасова: "Мир такой огромный!"

07.12.2001

Лидия САДЧИКОВА
Санкт-Петербург-Челябинск

Уже больше десяти лет Наташа живет на острове. На Васильевском. Он, как известно тем, кто бывал в Питере, делится не на улицы, а на линии (вот куда привела ее линия судьбы). Живет она вблизи от театра сатиры, где последние годы и работает заслуженная артистка России Наталья Кутасова, которую челябинцы помнят как одну из самых ярких актрис нашей драмы в конце 70-х и в 80-х годах. Наташа показала мне свой театр.

Лидия САДЧИКОВА

Санкт-Петербург-Челябинск

Уже больше десяти лет Наташа живет на острове. На Васильевском. Он, как известно тем, кто бывал в Питере, делится не на улицы, а на линии (вот куда привела ее линия судьбы). Живет она вблизи от театра сатиры, где последние годы и работает заслуженная артистка России Наталья Кутасова, которую челябинцы помнят как одну из самых ярких актрис нашей драмы в конце 70-х и в 80-х годах. Наташа показала мне свой театр. Старинное строение. Когда-то это была собственность богатого петербуржца. Широкая, солидная лестница из вестибюля ведет к зрительному залу. Бывшие гостиные и жилые комнаты переоборудованы под театральные помещения. Есть и малая сцена, довольно необычная. После революции в этом здании размещался Дворец культуры. Прежде чем театр сюда въехал, пришлось делать большой ремонт. Наташа застала этот период, она, можно сказать, старожил в театре, которому всего лишь 12 лет. С каждым годом он облагораживается, становится все комфортнее. Хотя главное, конечно, не это, а внутренний, художественный процесс. Прижилась ли здесь Наталья? Не видимость ли это, не бравада, что ей здесь хорошо? Надеюсь, что нет. Наталья - человек такого характера и темперамента, что ничего не станет делать "поперек себя". В театре ее ценят, зрители знают и любят. Спектакли с ее участием получали премии. Сама она была в одном шаге от "Золотого софита". Да он у нее непременно будет! Наталья в прекрасной форме, и не только творческой. Она, как и прежде, красива и молода, хотя летом стала бабушкой. Чего, впрочем, не скрывает и даже гордится своим новым "статусом". Отпуск провела в Москве с дочерью, зятем и крохотным внуком. Зарядилась новой энергией.

Мы сидели в ее квартире, Наташа угощала меня коньяком и питерскими закусками, и мы говорили о ней, ее работе, жизни.

-- Твоя дочь Настя тоже выбрала актерскую профессию? Ты не была против?

-- По крайней мере, не мешала. Еще в Челябинске, школьницей, она много читала, блистательно писала сочинения, очень ярко и четко формулировала свои мысли. Школу заканчивала в Питере, а дальше пожелала учиться в Москве, в театральном институте имени Щепкина, где и мы с ее отцом учились. О, какое было время! Еще живы Высоцкий, Миронов, Раневская, Жаров, Ильинский, Бабочкин. Мы ходили на репетиции к Смоктуновскому, когда он царя Федора репетировал. Участвовали в массовках на спектаклях Равенского. Спасибо Господу, что подарил мне дух Москвы театральной! На третьем курсе, беременная, думала: сейчас мы учимся здесь, а лет через 20 будет наш ребенок учиться. Так и получилось. Настя блестяще окончила институт. Поработала в "Современнике". Когда на показе Волчек ее спросила: "Настя, а что вы посмотрели в моем театре?", она ответила: "Ничего". "Как это так! А что же вы делали эти годы?" - возмутилась Волчек. "Я работала", - ответила Настя. Когда она назвала отрывки и роли, которые переиграла в институте, Волчек сказала: "Уважаю". Но Настя из "Современника" уволилась, как только узнала, что у нее будет малыш. Решила, что материнство важнее. Ахеджакова ей сказала: "Я уверена, что ты вернешься". А Волчек была сильно недовольна ее уходом. Что ж, если суждено, Настя вернется в театр, если нет, найдет себя в другом деле. Сейчас я вижу в ней красивого, счастливого человека. Она личность, и это главное.

-- Твоя актерская судьба началась в Челябинске.

-- Это подарок судьбы. Я попала в такой чистый по человеческим отношениям театр, великолепную профессиональную "теплицу", которая выращивает талантливых людей. Я смотрела все спектакли подряд, училась мастерству. В труппе были уникальные самородки, такие, как Варфоломеев, Милосердов, Кулешов. Яркие, нестандартные. Через них я постигала мир.

-- Да и ты "ворвалась" в театр, словно искра.

-- Да уж, много от меня исходило эмоций. Некоторые шутили: пора, мол, приостановить девушку. Тем не менее я всегда чувствовала уважение и любовь коллег. Даже со стороны тех, которых я, может быть, раздражала своим неоднозначным поведением, напористостью, энергичностью, желанием все время себя выявлять. За кулисами любила громко петь, танцевать, двигаться, не считаясь с тем, что кто-то готовится к выходу на сцену. Старшее поколение ко мне относилось снисходительно, с юмором, а некоторым моя заводная натура даже давала энергию. Меня до сих пор согревают воспоминания и о технических сотрудниках, тоже профессионалах своего дела. Как-то перед спектаклем "Барабанщица" вижу, что наш работник бегает по лестнице. "Валерка, ты что, сдаешь на скорость?" - "Я лестницу проверяю, моя любимая артистка Кутасова не должна с нее свалиться". А замечательные парикмахеры, гримеры Тамара Михайловна Самарцева, Люба Недоконцева, мастер по костюмам Нина Петровна Зотова! Культура в челябинском театре очень высокая, она набиралась годами. А какая тишина за кулисами! Все на цыпочках. В этой атмосфере отразилось трепетное отношение к своему делу нескольких поколений. Это сколько же за 80 лет через него прошло людей, которые его безумно любили! Случайных людей театр выталкивает. А я вот по своему желанию его покинула. Театр, наверное, вправе обидеться на меня за это. Я так страдала: уезжала-то от большой зрительской любви. Но я не знала, как вести себя в той ситуации, в какой я оказалась в 1989 году. Роль в "Беглой студентке" привела меня в ужас и отчаяние. Я выходила на сцену, и мне казалось, что я обманываю людей. В тот период Наум Юрьевич Орлов много работал со студентами и мало ставил, а режиссуры, достойной уехавшего в Ленинград Морозова, я не видела.

-- И ты уехала следом за ним?

-- Да, в принципе я ехала за режиссером. Это был сложный поступок, но осознанный. Хотя приехала я в никуда. Моя карьера в театре имени Ленсовета, где я начинала работать, так и не сложилась из-за тяжелых, конфликтных взаимоотношений с художественным руководителем Игорем Владимировым. От него я уходила со скандалом. Он орал, не выбирая выражений: "Провинциальная примадонна, звездулька, как ты со мной разговариваешь!" Вообще-то я очень вежливо с ним разговаривала. Может, слишком независимо держалась на репетициях. Разговаривала я с ним на равных, а он к этому не привык. Или боялся, что я расшатаю его авторитет? Не знаю. Называл меня "уральский самоцвет", спрашивал: "Ты слишком умная или полная дура?" Я отшучивалась: мол, скорее всего, второе, ведь, по мнению иных режиссеров, актриса и не должна быть умной. Тяжело с ним было. Уходя, сказала ему: "Вы себя считаете дворянином? Так не забывайте, что вы разговариваете в первую очередь с женщиной, а потом уже с актрисой".

-- А довольна ли ты тем, что делаешь в театре сатиры?

-- Команда здесь интересная. Есть несколько актеров, которые украсили бы любую сцену, назову хотя бы народную артистку России Антонину Шуранову. Чувствуется забота художественного руководителя Владимира Словохотова, он в прошлом актер. Меня не устраивает одно: отсутствие единой театральной идеи. Но руководитель считает, что на данном этапе театр должен быть разношерстным. Поэтому приглашает разных режиссеров. Его убеждения не всегда совпадают с моими, но я не имею права бунтовать.

-- Может, приходится играть роли, которые тебе не подходят?

-- Такого нет. Есть спектакль, по режиссуре меня не устраивающий, но по материалу богатейший. Это "Опасные связи" де Лакло. Моя роль маркизы мощна по диапазону. Огромный диапазон роли и в спектакле "Там живут люди" Фугарда, который я привозила в прошлом году в Челябинск. Роль из тех, которые я называю бездонными, ее можно играть 15-20 лет, независимо от возраста. Она вмещает в себя и гротеск, и драму, и комедию. В гоголевской "Женитьбе" продолжаю играть Агафью Тихоновну, это спектакль Анатолия Афанасьевича Морозова, он очень светлый. Работая в Питере, я созрела до глубокой, серьезной самостоятельности. И хотя я и сейчас завишу от режиссера, появилась внутренняя независимость. Это своего рода обман, в хорошем смысле, разумеется. Я слушаюсь режиссера, но при этом "протаскиваю" свое личное восприятие. Делаю это тонко, и в результате постановщик говорит: "А я это и просил".

-- Наташа, я тебя нередко вспоминаю, когда смотрю фильмы и нахожу в исполнительницах аналоги твоего темперамента, твоей яркой внешности. И думаю: "Почему здесь играет, скажем, Наталья Андрейченко, а не Наталья Кутасова?" Ты ведь так и не "засветилась" на большом экране.

-- Всему свое время. Смоктуновский пришел в кино поздно, так же, как Любовь Орлова. Если суждено, я тоже обязательно приду. У меня были встречи с двумя грандиозными режиссерами, но обстоятельства жизни сыграли не в мою пользу. Элем Климов пригласил меня на съемки фильма "Иди и смотри". В то время мы с мужем, закончив учебу, уехали по распределению из Москвы в Челябинск. Вскоре у меня умер папа. Когда я, наконец, смогла сообщить помощнику режиссера о своем местопребывании, мне ответили, что съемки фильма уже идут в Белоруссии. Еще мне предлагал сниматься Марлен Хуциев. Но в Челябинской драме я тогда играла по 25-27 спектаклей в месяц и не могла уехать. Не судьба-с. Ну а сейчас снялась в двух телефильмах петербургской студии "Панорама". Одна из ролей - бомжиха Татьяна в многосерийном фильме "Тайна следствия". Когда режиссер меня увидел, сказал: "Господи, как я такую красоту буду замазывать?" Ради одной сцены мне делали грим два часа, обрезали ногти, загоняли туда грязь. Мне пришлось изображать полупьяную бабу. Я спросила, почему режиссер пригласил меня на такую роль. Оказывается, героиня - коренная ленинградка, женщина с драматической судьбой, с высшим образованием, интеллигентка, которая дошла до такой жизни осознанно, а на самом деле - глубокий, умный человек. Мы с моим партнером работали так реально, что от нас во время съемок прохожие шарахались, как от настоящих бомжей. Когда я увидела свою героиню на экране, то не узнала себя. Но решила, что мне за эту роль не стыдно. Другой фильм -16-серийный молодежный телесериал "Агентство НЛС". Там я играю эпизодическую роль мамы главной героини. Скажу, что кино - это совершенно другая профессия. Театральная сложнее. Потому что ты выходишь на сцену, чтобы разговаривать со зрителями. Ты пытаешься направить их мысль так, как нужно тебе, дать им такую энергию, которая нужна для созидания, а не для разрушения.

-- У тебя благородное отношение к зрителю.

-- Зрители бывают разные, но они сами выбирают, какие спектакли им нужны. С благодарностью вспоминаю моих челябинских зрителей. Однажды в трамвае ко мне подошла женщина, спросила: "Вы Кутасова?" - "Да". - "Деточка, я вчера видела вас в "Барабанщице". И как зарыдает. Я онемела. А она говорит: "На моей совести судьба такой же девочки. В 1946 году я работала в Одессе юристом. Мне нужно было оправдать такую девчонку. Я не смогла доказать, что она разведчица, а не немецкая подстилка. Ее расстреляли". И она опять зарыдала на весь трамвай. Другой случай. Июньский вечер, я иду на спектакль, группа десятиклассников бежит навстречу. Кто-то из них крикнул: "Ой, смотрите, Кутасова". И они поклонились мне всей командой. Какие светлые впечатления от челябинского зрителя! Меня везде узнавали: продавцы были очень любезны, даже если покупала всего лишь зубную пасту. Помогали купить книги интересные. Вся моя домашняя библиотека собрана еще в Челябинске. Как-то один молодой человек, увидев меня едущей в трамвае, схватил у женщины, продававшей цветы, букет и бросил мне через окно с криком: "Наташа! Кутасова!" И рукой машет, радостный такой. Однажды девочка лет пятнадцати вынесла мне на сцену статуэтку. Она своими руками слепила меня в роли из спектакля "Я - женщина". Волосы, как у меня, платьице такое же, в руках микрофон. Я даже спасибо не успела ей сказать. Однако напиши, что я помню ее и куклу эту храню. Какой там благодарный зритель, как он слышал, о чем я с ним говорила! В Питере мне не хватает масштаба челябинской сцены. Я подвижная актриса.

-- Ты больше, чем актриса, ты - женщина, у которой есть линия судьбы.

-- Твой коллега Владимир Спешков тоже об этом говорил, считая, что линия судьбы идет от моих первых шагов на сцене. И мне не надо ее определять. Зрители, кому дано, ее видят. Задумываются над судьбой актрисы и разгадывают человека. Некоторым это не дано. Видят лишь характеры, которые создает актриса, идею ее выхода на сцену. Мир такой огромный! К сожалению, я только сейчас начинаю понимать, что жизнь гораздо мощнее театра, и чтобы ее впитать и какую-то частицу переработать в искусство на сцене, надо успевать брать жизнь во всех ее проявлениях. Изучать людей, психологию, мир, любоваться солнцем, природой. Я как актриса не имею права "замылить" свой глаз. Детскость - главное достоинство актера. Искусственно этого не добьешься: дескать, завтра проснусь и начну удивляться. Это Божий дар.

-- А если б тебя снова позвали в Челябинск?

-- "По несчастью или счастью истина проста: никогда не возвращайся в старые места". Впрочем, есть другие примеры. Для Марины Давыдовны Меримсон ее возврат в Челябинскую драму, считаю, был большой удачей. Но у каждого своя судьба. Вообще-то мир движим сомнениями, и не один философ это подтвердил. Не могу сказать, как бы я поступила. Я непредсказуема. Что, кстати, мне помогает работать, существовать на сценической площадке. В одной и той же роли каждый раз я существую по-разному. Непредсказуемость своего поведения и сегодняшнего состояния я держу на сцене. Чтобы вместе со зрителями созидать хрупкий и тончайший мир искусства. n

Комментарии
Комментариев пока нет