Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Женщина со скалкой

08.12.2001
Как корреспондент "Челябинского рабочего" лепил пельмени за деньги

Инга МЕЛЬНИКОВА
Челябинск

Некто Марк из модной нынче кинокартины А. Зельдовича "Москва" сетовал на то, что сейчас общество стало напоминать ему сгусток непроваренных пельменей. Я решила не заниматься подобным метафорическим философствованием на социально-продуктовые темы. И доверилась прописным истинам. Они гласят: театр начинается с вешалки, а любые "пельмени" - с лепщиц.

Как корреспондент "Челябинского рабочего" лепил пельмени за деньги

Инга МЕЛЬНИКОВА

Челябинск

Некто Марк из модной нынче кинокартины А. Зельдовича "Москва" сетовал на то, что сейчас общество стало напоминать ему сгусток непроваренных пельменей. Я решила не заниматься подобным метафорическим философствованием на социально-продуктовые темы. И доверилась прописным истинам. Они гласят: театр начинается с вешалки, а любые "пельмени" - с лепщиц. С целью ознакомления на собственном опыте с правилами пельменоделов я и отправилась в пельменный цех.

В Челябинске, особенно в последние несколько лет, наблюдается настоящий пельменный бум. Даже если не брать в учет ритуальные домашние посиделки за лепкой пельменей. Сей продукт есть воплощение русского праздника души наравне с водкой и гуляньями. С помощью пельменей, оказывается, можно и неплохо заработать. Весьма процветающий, между прочим, сейчас бизнес. Это наглядно демонстрируют заваленные всевозможными пельменными полуфабрикатами магазины. К тому же в любой рекламной газете на странице "Работа" десять объявлений из пятидесяти гласят: "Требуются лепщицы в пельменный цех".

Позвонила я по первому такому номеру. Глазом не моргнув, заявила, что сейчас просто не представляю свою жизнь без столь увлекательной работы. На что усталый женский голос на другом конце провода лишь спросил у меня про опыт работы, наличие санитарной книжки и белого халата. В ответ на мои "нет" по всем трем вышеозначенным пунктам женщина снисходительно сказала: "Ладно, приходите и так. Захватите паспорт и ложку для фарша".

Место пельменного священнодейства представлялось мне чем-то просторным и светлым. В реальности же оказалось сереньким одноэтажным строением. Там и базировалось выбранное мной частное предприятие. Причем под пельменный цех было отведено всего две небольшие комнаты. Без какого-либо специального оборудования. Лишь таблички над дверями: "Комната фаршесоставителя" и "Тестосоставитель" - намекали на происходящее.

Немолодая женщина, начальница этого производства, узнала только, как меня зовут. Тут же без особых церемоний и разговоров нарядила меня в белый спецхалат, крепким узлом завязала на моей голове косынку. Такое ощущение, что конвейерный механизм приема новых лепщиц здесь уже давно отлажен. Совершенно не важно ваше прошлое и будущее. Главное, что сегодня вы готовы к работе.

Я еще не успела толком полюбоваться на свое сног-сшибательное колхозно-доярочное отражение в зеркале, как начальница спровадила меня в сам "клуб по интересам".

Я, конечно, предполагала, что русский стереотип того, что приготовлением еды занимаются исключительно женщины, мне здесь не удастся разрушить. Как в бульон с пельменями глядела. За столами около двадцати разновозрастных женщин увлеченно лепили "Русские", "Сибирские" и "Останкинские". Правда, позже я узнала, что работали все же в этом цехе и два пельменных рыцаря. Один интереснее другого. Чрезмерно высокому юноше тесто приходилось раскатывать не на столе, а на полу, согнувшись в три погибели. Другой же оригинал на каждый сочень фарш не выкладывал аккуратно ложкой. С молодецкой удалью и размахом он просто кидал его, как дротики, на все раскатанные на столе лепешечки теста. Естественно, здешние женщины такого нестандартного подхода не оценили.

Здесь вообще как к работницам, так и к самим пельменям предъявляются одни и те же требования: все должны быть одинаковыми. Женщины - некрашеными и трудолюбивыми. Пельмени - маленькими и красивыми. Я, конечно, не против того, чтобы все пельмешки были стандартными, по 12 граммов каждая. Ради этого я даже регулярно бегала к весам, взвешивала свои "произведения пельменного искусства". Озадачило меня следующее. Лепщицы сначала долго косились на меня. А потом сквозь зубы выдавливали: "Девушка, у нас здесь маникюр вообще нельзя носить". Это я по глупости не стерла лак с ногтей. А еще, как обычно, накрасила глаза и нанесла несколько капель духов на свой джемпер. Неформат, одним словом.

Такое ощущение, что я вообще попала в какой-то платоновский "котлован". Здесь все работают во благо счастливого пельменного будущего. Одна весьма активная дамочка постоянно следила за молоденькими лепщицами, чтобы те не бегали часто курить. От этого резко понижается производительность. Мне же по этому поводу она заявила следующее: "Почему это вы сидя раскатываете сочни? Что, отдыхать сюда пришли? А ну вставайте-ка!"

Отчасти поэтому лепщицы здесь подолгу не задерживаются. Пельменных "старожилов", в числе которых и та воинствующая мадам, здесь можно пересчитать по пальцам. Они работают здесь уже года три, с момента основания фирмы. Конечно, заработки у них доходят до 4-5 тысяч рублей. За такие деньги необидно стать и настоящей бабой-автоматом. Остальные же лепщицы-полуавтоматы выдерживают от силы несколько месяцев. А чаще - один день, как я.

Естественно, на этой работе устаешь не столько от типичной женской болтовни, сколько именно от монотонной механической лепки пресловутых пельменей. С восьми утра до шести-семи вечера нужно сидеть на одном месте. И выполнять поистине ювелирную работу. Поставленную, однако, на поток.

Я получила первую "норму". Мне вручили огромную миску с двумя с половиной килограммами фарша. Положили два килограмма теста. Обеспечили меня мукой, скалкой и ножом. Точнее, чем-то вроде строительного шпателя, удобно заменяющего нож. Терпеливо объяснили технику самой лепки. Но я поняла, что стать профессиональной лепщицей мне не грозит. Брака я наделала за это время предостаточно. За что выслушала гневную тираду начальницы: "Кто будет потом такие уродливые пельмени покупать? Они разве что кошкам вместо "Вискаса" сгодятся". Однако мне еще повезло. На остальных, как выяснилось, эта командирша отыгрывается по полной. Давит в руках нестандартные пельмени. И: нет, не кидает их в лицо горе-лепщице. Хуже. Заставляет потом провинившуюся женщину покупать это месиво. Причем по магазинной цене.

Трудновато мне здесь пришлось. Дома-то я привыкла к тому, что в процесс семейной лепки пельменей вкладываю весьма символическую лепту. А здесь мне нужно было "сотворить" четыре с половиной килограмма (!) готовых пельменей. Одной, без чьей-либо помощи и моральной поддержки. Конечно, мои энерджайзеры начали "садиться" уже через два часа после такой напряженной работы. Но тогда я еще не знала, что несчастные четыре с половиной килограмма я осилю лишь через пять часов (!) непрерывной работы. Кстати, настоящая лепщица-умелица за рабочую смену делает восемь-десять таких "норм". Ну и ладно. Я вот, если захочу, за это время могу, например, прочитать дневную норму книжек. Только вот с кого потом требовать денежное вознаграждение за подобную "работу"?

Впрочем, те 15 рублей, которые я заработала в тот день, я так и не получила. Несподручно как-то мне было ехать за ними на следующий день. Да вдруг меня там и не узнали бы. У меня ведь даже паспорт так и не спросили. Мой честный женский взгляд сработал.

А вообще, пельмени теперь - мое любимое блюдо. К тому же специалисты утверждают, что смена деятельности - это есть хорошо. Так что, когда я вдруг устану от журналистской графомании, вновь непременно запишусь в пельменоделы. Но, может, тогда уже очередной репортаж будет написан не с позиции заурядной лепщицы, а, например, крутого воротилы пельменного бизнеса. n

О чем говорят за лепкой

Еда - универсальный символ потребления. Лепка же пельменей - работа не только рук, но и языка. О первой стороне этого процесса речь пойдет отдельно. А вот о непременном атрибуте любого женского коллектива следует сказать сейчас.

Конечно, лепщицы пельменей - это вам не рафинированные особы, обсуждающие за работой последний прочитанный женский роман или новую кофточку из "Европы-Азии". Они - некрасовские, а не стендалевские женщины. Поэтому и разговоры-то они ведут более обыденные, жизненные, что ли. Одна, например, мечтает уехать на Новый год в деревню, напиться там да заснуть где-нибудь в сугробе. Другая рассказала, что во время очередной ссоры с мужем она начинает громко петь, чтобы не ругаться с ним. В принципе, лепщицы ведут своеобразные светские беседы. Сериалы по этим мотивам снимать можно. Правда, по цензурным соображениям нужно будет нередко включать "пики".

Комментарии
Комментариев пока нет