Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Мой оптимизм - в пессимизме"

11.12.2001
Фазиль Искандер отвечает на вопросы челябинцев

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

В минувшую субботу перед челябинцами выступал знаменитый Фазиль Искандер. Автор "Созвездия козлотура", "Сандро из Чегема", массы повестей и рассказов впервые на Урале. Пригласил его сюда - выступить перед людьми и просто погостить - руководитель завода "Теплоприбор" Константин Захаров. У завода юбилей, и приезд большого писателя - для молодого директора повод себя и своих земляков "духовно поправить".
Искандеру сейчас 72 года, тем не менее публика обнаружила его вполне энергичным.

Фазиль Искандер отвечает на вопросы челябинцев

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

В минувшую субботу перед челябинцами выступал знаменитый Фазиль Искандер. Автор "Созвездия козлотура", "Сандро из Чегема", массы повестей и рассказов впервые на Урале. Пригласил его сюда - выступить перед людьми и просто погостить - руководитель завода "Теплоприбор" Константин Захаров. У завода юбилей, и приезд большого писателя - для молодого директора повод себя и своих земляков "духовно поправить".

Искандеру сейчас 72 года, тем не менее публика обнаружила его вполне энергичным. Особенно когда он читал свой новый рассказ "Гнилая интеллигенция и аферизмы" ("Знамя", N 11, 2001) - о своих взаимоотношениях с "новыми русскими". С этого встреча началась, а продолжилась обсуждением вопросов, волнующих сегодня думающих людей. Таких вопросов оказалось слишком много, чтобы поместить все ответы в газете. Вот главное.

-- Фазиль Абдулович, интересно ваше отношение к современной российской литературе. Кого из нынешних писателей вы могли бы порекомендовать?

-- Боюсь, что в области современной литературы я плохой советчик. Кто из нас виноват, не знаю: то ли она меня не смогла заинтересовать, то ли я по возрасту не смог ею увлечься. Я весьма скептически отношусь к резким новациям, которые происходят в искусстве, и близок к традиции великой русской литературы, которая меня воспитала и как человека, и как писателя. Но думаю, дело не только в моем вкусе. К примеру, я читал Пелевина, "Чапаев и пустота". Он парень культурный, начитанный. Но эта вещь абсолютно пустая изнутри. Он пошел по пути, я думаю, быстрого рекламного самоутверждения, нарушая законы искусства. Предположим, ему пришла в голову мысль, что настоящий Чапаев был совсем не таким, каким был у Фурманова. Был путь написать своеобразную литературную пародию на этот образ. Но Пелевин этого делать не стал. Он совершенно бессмысленно заставляет Чапаева цитировать восточную философию. В конце концов получился абсолютно надуманный сюжет. Лично мне это читать скучно: если никакой правды в этом нет, то и смысла тоже.

-- Вероятно, у современного искусства существуют иные, помимо правды, критерии?

-- Действительно, сегодня возникает вопрос: как мы можем судить новейшие веяния в искусстве? Например, в живописи огромное место в ХХ веке занял абстракционизм. Говорят, это шаг вперед. Мне кажется, иной раз нужно просто иметь смелость смотреть правде в глаза. Какие достижения имеет традиционное реалистическое искусство? Вот, например, "Боярыня Морозова" - гениальная картина. Или "Блудный сын" Рембрандта. Можно ли представить, что в течение двух-трех сотен лет абстракционизм, развиваясь, даст картину такого же сильного эстетического впечатления? Вряд ли. В том, что зовется современным искусством, зачастую неожиданность приема, внешняя эффектность подменяет главное достижение искусства - глубину понимания человеческой трагедии или комизма. Думаю, вне этического напряжения, вне жизни души никаких серьезных достижений у искусства не может быть.

-- Какие явления современной российской жизни вызывают у вас интерес и потребность художественно их осмыслить?

-- Это сложный вопрос. Сейчас я пишу немного, но кое-что есть. К примеру, тот рассказ, который я прочитал здесь. В известной мере он юмористический, но внутри его сюжета лежит огромная драма. В наше время, к сожалению, большое количество ведущих мест в нашем обществе заняли бандиты, ворюги и так далее. Мы живем во время кризиса мировой совести, это глобальная проблема. Россия, к сожалению, глубже других увязла в этом кризисе. Наша общая великая задача - пробудить совесть. Этот процесс должен охватить весь народ. Но, прежде всего, показать пример самоочищения должно правительство. Конечно, исправить человеческую природу трудно, но важен преимущественный пафос, который царит в стране. Взятки берут во всех странах мира. Однако огромное значение имеет процент взяточников. Думаю, там, где их два процента, это не сказывается на физиономии нации.

-- Сейчас под сомнение ставятся историческая роль и потенциал интеллигенции в России:

-- Я отношусь к тем людям, которые придают огромное значение возможностям интеллигенции. Лучшая часть ее, которая более или менее разделяла взгляды русских философов-идеалистов, играла огромную положительную роль в развитии нашей страны. Потом были эмиграция, репрессии, физическое уничтожение. Но интеллигенция сама возрождается. И хотя сейчас она в огромной своей части находится в несколько растерянном состоянии, недалек час, когда она все-таки будет подымать дух страны.

-- На чем основан оптимизм таких прогнозов?

-- Мой оптимизм основан на глубочайшем пессимизме. Без интеллигенции, без здоровой, внутренне развитой и испытавшей достаточный исторический опыт интеллигенции выхода у нас не будет.

-- Как уживаются в вашем творчестве юмор, даже озорство, и вот этот пессимизм?

-- Я всю жизнь жил писателем, и для меня было главным писать правдиво. Но я ставил себе сверхзадачу: писать такие вещи, которые укрепляют человеческий дух. Для меня пессимизм это как раз тоска по положительному идеалу, которого в данный момент в человеке нет. Пессимизм все-таки признает двухполюсность человека, существование помимо зла еще и добра. Это уже хорошо, самое страшное - это уныние. За унынием стоит пустота, уныние - это отсутствие добра и зла. Пессимизм многих вещей Достоевского или Толстого нас вооружает, дает силы противостоять злу.

-- Раньше интеллигенция больше уповала на народ, русского мужика:

-- С русским мужиком столько ужасов проделали за 70 лет, что видеть в нем сознательного и героического гражданина сегодня было бы нелепо. Таких граждан почти и нет среди интеллигенции. Но это не есть разочарование. Народ в таком болезненном состоянии, что его надо поднимать и жалеть, а не разочаровываться в нем. Психическую и экономическую жизнь глубоко травмировали те процессы, которые происходили в стране. Колхозная система не давала человеку стимула полной самоотдачи в труде. Кроме огромных экономических результатов, полная самоотдача в своем деле имеет огромное психологическое значение. Отдаваясь полностью своему делу, человек чувствует свою внутреннюю полноценность. А колхозник, чувствуя уравниловку, плохо работает, а оттого, что он плохо работает, он постепенно перестает себя уважать. И вот наша всеобщая задача - встряхнуть Россию надеждой и ее непременно осуществлять.

-- Для вас актуально понятие героя нашего времени, если да, то каковы его черты сегодня?

-- Думаю, такие герои были и есть. Хотя пока это недостаточно массовое явление. Думаю, одними из блестящих героев нашего времени были Святослав Федоров, академик Лихачев, Виктор Астафьев. Конечно, им является Солженицын. Я полагаю, Святослав Федоров, будучи профессионалом, не был узок и зашорен. Вот он более всего не любил слово "рабство". Путь от рабства к высшей духовной свободе для него стал бесконечным творчеством и одновременно бесконечной возможностью заряжать народ этой творческой энергией.

-- Экономическое, техническое и культурное развитие человечества ставит новые задачи и перед моралью. На ваш взгляд, мораль должна меняться?

-- Внесение коррективов в мораль - любимое дело политических авантюристов. Вспомните Гитлера с его теорией арийской нации. Или ленинскую классовую мораль: хорошо все, что служит интересам пролетариата. Я убежден, что мораль, какой она была при Христе, до сих пор такой и остается. Сегодня определенная часть народа живет в какой-то агрессивной иллюзорности, а часть остается верна выработанной человечеством морали. Интересно, что совесть не поддается никакому эволюционному анализу. Сколько живет человечество, всегда бессовестность побеждала совесть. Следовательно, совесть должна была давно вымереть, как динозавры. Но я считаю, что единственным объяснением, что она есть и будет, это то, что она дается Богом. Совесть - это единственное доказательство реальности какой-то силы, которая над нами есть. n

Комментарии
Комментариев пока нет