Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Смутная судьба

16.12.2008
В пьющих семьях больше всего страдают дети

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район - Южноуральск

Кичигинский приют нынешней зимой дает кров, еду, одежду и все остальное для нормальной жизни почти 40 детям. Их родители живы и обитают неподалеку, в селах Увельского района. А между тем их вроде как и нет - спились, себя не помнят, отпрыски им не нужны. Да и оставлять детей с такими родителями нельзя - погибнут или повторят судьбу своих пап и мам. Приют, конечно, казенное заведение.

В пьющих семьях больше всего страдают дети

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район - Южноуральск

Кичигинский приют нынешней зимой дает кров, еду, одежду и все остальное для нормальной жизни почти 40 детям. Их родители живы и обитают неподалеку, в селах Увельского района. А между тем их вроде как и нет - спились, себя не помнят, отпрыски им не нужны. Да и оставлять детей с такими родителями нельзя - погибнут или повторят судьбу своих пап и мам. Приют, конечно, казенное заведение. Но в нем вкусно кормят и хорошо одевают, учат грамоте, ремеслам, приучают к спорту, готовят к самостоятельной жизни.

Среди социальных сирот, попавших в приют при живых родителях, есть и братья Скворцовы. Их дальнейшей судьбой обеспокоены и сотрудники, и социальные работники, и сельская общественность. Все, кроме собственных родителей. Из этических соображений мы не называем подлинную фамилию ребят, равно как и их матери. Для читателей пусть они будут Скворцовыми. Те, от кого зависит их дальнейшая судьба, знают, о ком речь.

Спасите детей!

Мне позвонила Екатерина Михайловна Пищальникова из села Красносельского. К ее нечастым просьбам всегда прислушиваюсь, потому что зря не обращается. Екатерина Михайловна в прошлом - сельский учитель, много лет отработала председателем Красносельского сельсовета. Выйдя на пенсию, продолжает заниматься общественными делами. Она знает всех односельчан с их проблемами, и они ее уважают, обращаются за советами. Екатерина Михайловна - почетный гражданин села и Увельского района.

-- С детьми происходит трагедия, - сообщила она по телефону. - С матерью им жить нельзя, они ей не нужны. Хотели лишить ее родительских прав, но суд вынес решение не в пользу детей. Обеспокоена не только я, но и работники приюта, две бабушки этих деток. Расскажите в "Челябинском рабочем" об этой беде, может быть, как-то поможете.

История семьи Скворцовых по своей трагической сути мало чем отличается от многих ей подобных. Елена и Сергей связали свою судьбу в Троицке. Там же родили Сашу, Андрея и Алешу. Кто из супружеской пары начал прикладываться к рюмке и почему, трудно сказать. Да они и сами на этот вопрос не ответят. Пили вместе. Разбежались, развелись. Сергей остался в Троицке, живет с сестрой, совсем спился.

А Елена приехала в село Красносельское Увельского района, потому что по соседству, в поселке Красногорский, у нее живет родная мать. В Красносельском Елена познакомилась с молодым мужчиной, они поженились. Вернее, стали сожительствовать. Дети Елены жили вместе с ними. Сожитель оказался больным человеком, долго не протянул, скончавшись от туберкулеза легких. Но от него родился мальчик, которому уже пять лет. Теперь он живет с бабушкой Анной, матерью скончавшегося от туберкулеза отца.

Елена же подалась в Южноуральск, где нашла себе нового сожителя. Увы, детям в новой семье места не нашлось, они остались у бабушки. А у нее помимо детей Елены еще двое внуков, оставшихся от погибшего сына. Бабушка хоть и не отталкивает от себя ни одного из внуков, даже неродных, но прокормить на ничтожно малую пенсию такую ораву совершенно не в силах. Не от хорошей жизни дети стали ходить и просить подаяния на церковную паперть и кладбище. Елена не удосужилась официально расторгнуть брак с первым мужем, поэтому она не регистрировалась и со вторым, умершим. В результате на детей нет ни алиментов, ни пособия. Заниматься документами и детьми, утверждают жители села и бабушка Анна, Елене было некогда: она пила и дети для нее не существовали.

-- Скворцовы попали к нам в сентябре прошлого года, - рассказывает директор приюта Ирина Витальевна Сироткина. - Сначала привезли Андрея с Алешей. Вслед за ними самостоятельно приехал старший брат Саша, узнавший, что братьям живется здесь хорошо. Саше исполнилось 16 лет, он поступил в профессиональное училище, учится на каменщика. А на выходные приезжает в приют. Андрею сейчас 15, Алеше исполнится 10. Оба учатся в Кичигинской школе.

-- Мать к ним приезжает?

-- Ни разу не была. К сожалению, мать ими совершенно не интересуется. Летом мы с ребятами ездили в Троицк к их отцу. Хотели посмотреть, что он собой представляет, какие у него условия для проживания. Удивительно, но отец, увидя сыновей, не проявил никаких родственных чувств, даже чая не предложил. Он живет с родной сестрой, которая отказалась принять своих племянников. Написала заявление, мол, живет без постоянной прописки, поэтому забрать к себе ребят не может. Эти дети не нужны никому, только приюту.

Без гарантий?

Почему приют, районное управление социальной защиты населения, а с ними и общественность так настойчиво выступают за лишение Елены Скворцовой родительских прав?

-- В приюте дети смогут находиться до 18 лет, - объясняет Сироткина. - А после этого они уйдут в самостоятельную жизнь. При таких родителях они фактически будут выброшены на улицу, без каких-либо социальных гарантий, без жилья, государственных пособий - как хочешь, так и живи. Поэтому мы и добиваемся, чтобы у детей был статус ребенка, оставшегося без попечения родителей. Без такого статуса судьба братьев Скворцовых представляется довольной смутной, ничего хорошего их не ждет. Поэтому и управление социальной защиты населения обратилось в суд Южноуральска с исковым заявлением о лишении Скворцовой родительских прав. Суд к нашим доводам не прислушался и вынес решение о том, что дети могут жить с матерью, которую нельзя лишить родительских прав.

Главные аргументы, представленные суду отделом опеки управления соцзащиты населения, - это пьянство матери, страдающей туберкулезом, и фактический отказ от воспитания детей. Об этом говорили на суде свидетели. И красносельская бабушка Анна, и родная мать Елены заявили: детей мать бросила, воспитанием их не занималась, материально не помогала. Обе бабушки просили, чтобы ее лишили родительских прав. Дескать, если ей вернут детей, то они погибнут. Суду представили также расписку самой Скворцовой, датированную 18 сентября нынешнего года. В то время она была в запое и написала сотрудникам приюта: "Я сожительствую, нигде не работаю, проживаю на временные заработки, детей из приюта забрать не могу, рассмотреть в суде заявление о лишении родительских прав прошу без меня, так как я распиваю спиртное".

-- Но суду всего этого оказалось недостаточно, - удивляется начальник отдела увельской опеки Галина Васильевна Грехова. - Я вхожу в состав районной комиссии по делам несовершеннолетних и в село Красносельское выезжала много раз. Проверяла, как живут братья Скворцовы, беседовала с их матерью, но ничего не помогало.

-- Суд не мог игнорировать все ваши доводы.

-- Кроме наших документов суду были представлены справка из противотуберкулезного диспансера и акт обследования условий проживания Скворцовой, который сделала опека Южноуральска. Из тубдиспансера, откуда Скворцову выгнали за нарушение лечебного режима (распитие спиртного), дали заключение, что проживание с ней в одной квартире опасности для детей не представляет. Так получилось, что в день посещения Скворцовой сотрудником городской опеки она оказалась трезвой, а в доме было прибрано. Возможно, эти документы и сыграли решающую роль в отказе лишить родительских прав Елену Скворцову. Дети в данном случае оказались наказанными. Я уверена, что с матерью, если их ей вернут, они вместе и недели не проживут. Сбегут.

Скворцовой, кстати, своих детей некуда взять. Она прописана в Троицке, а в Южноуральске живет, как говорится, на птичьих правах, по временной прописке. Но не будем забегать вперед. Есть ведь и иное решение проблемы. Может случиться и так (не исключено, что и суд это учитывал): Скворцова бросит пить, став заботливой матерью. И Андрей, и Алеша, и Саша (а может быть, и их младший брат, живущий у бабушки в селе Красносельском) наконец-то обретут семейное счастье.

-- Андрюша, хочешь вернуться к маме? - спрашиваю Андрея, ожидая услышать от него отрицательный ответ. Но слышу совсем иное.

-- Согласен жить с мамой, не буду от нее убегать! - говорит он с радостью.

Да, для детей мать, какая бы ни была, остается самым близким человеком.

-- Если они вернутся к матери и в их семье воцарятся достаток и благополучие, мы будем счастливы, - сказала Ирина Витальевна Сироткина.

Но потом добавила: семья Скворцовых все равно останется под патронажным наблюдением. При неблагоприятном развитии событий будут приняты все меры, чтобы защитить детей. Иными словами, драматическая история семьи Скворцовых еще не окончена. К сожалению.

Комментарии
Комментариев пока нет