Новости

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Хутор на пропитание

18.12.2008
Фермер Владимир Гервик сделал вклад в «Банк антикризисных идей»:
— Пусть работящая и непьющая семья приезжает в село Октябрьское. Жилье дам бесплатное, а за труд на свиноферме плачу каждому работнику по шесть тысяч рублей.

Предприниматель из Октябрьского района Владимир Гервик готов предоставить семье из трех человек жилье и работу.

Фермер Владимир Гервик сделал вклад в «Банк антикризисных идей» газеты «Челябинский рабочий».

— Пусть работящая и непьющая семья приезжает в село Октябрьское, — говорил в трубку Владимир Романович. — Жилье дам бесплатное, а за труд на свиноферме плачу каждому работнику по шесть тысяч рублей.

На вопрос, готов ли он оформить кандидатам на должности трудовые книжки, хозяин пообещал:

— Как пожелают, так и сделаю.

Процент от каждой свиньи

Хутор Коммуна, куда Владимир Романович приглашает людей жить и работать, в 13 километрах от райцентра. Три жилых дома и ферма расположились по дороге к деревне Крутоярка, что на российско-казахстанской границе. Дома кирпичные, один — пустует. Его-то Гервик и предлагает в дармовой найм. Четыре комнаты, две печки. В них тлеют угли — в помещениях тепло. Полы и потолки добротные. Стены ровные и относительно чистые.

— Но если семья поселится, она сама побелит так, как захочет, — говорит Владимир Романович.

Удобства на улице. Но фермер уверяет, что трубы к дому подведены. Если есть желание и сантехника, можно оборудовать туалет в теплой кладовке.

Пока в домике греются и обедают рабочие. Самый молодой — семнадцатилетний Виталий Банщиков. Оторвавшись от быстрорастворимой лапши, просит сфотографировать.

— А ты чем занимаешься, — спрашиваю.

— За свиньями убираю. Правда, недавно работаю. Но ниче, здесь нормально.

Главы двух многодетных семейств Геннадий и Лев с молчаливой деловитостью обрабатывают на улице только что заколотую хрюшку.

Несколько лет назад Владимир Романович спросил тружеников, почему личное подворье не заводят. Ответ был исчерпывающий: на ферме возни хватает. Хотя Гервик подчеркивает? что рабочий день строго по КЗоТу — восьмичасовой, но своя правда в заявлении работяг есть: трудиться среди свиней куда ни шло, но свободное время проводить — это слишком.

— Не мучайтесь, — предложил хозяин. — Давайте договоримся: один процент от каждого заколотого на ферме поросенка забираете себе.

Так и решили. А если учесть, что в неделю под нож идет примерно четыре хрюшки весом до 120 килограммов, то на центнер свинины в год можно рассчитывать в качестве соцпакета.

Основное неудобство хуторской жизни — отвозить ребятишек в школу села Октябрьское. Местный автобус ходит нечасто. Выручают попутки. Да и хозяин на хутор наведывается не по разу в день, подвозит юнцов на своей «семерке».

Страус не терпит суеты

— Ало, здравствуйте! — Владимир Романович говорит по мобильнику. — Да, ищу работника на свиноферму. Нет, девушка, одну я вас не приму. Понимаете, сдавать дом ради пары рабочих рук мне не интересно. Вот если бы три или хотя бы два человека — другое дело.

Объявление в местной газете о существующей вакансии Гервик разместил еще месяц назад. Звонки раздаются по несколько раз на дню, но подходящая кандидатура пока не нашлась.

Телефонный разговор со следующей соискательницей получился еще короче:

— Простите, но я не могу вас взять. Почему? Я даже по телефону чувствую, что вы не трезвы, — кладет трубку. — Где найти непьющего?

Трезвость — вопрос не принципа, а производственной необходимости. Пьяница, он и животинку не накормит как следует, и от воровства не далек. Владимир Романович вспоминает, как из-за того, что работники на хуторе были подвыпивши, погибла цесарочка — самка страуса. Страусов Гервик тоже выращивает.

— У птицы головка между штакетинами забора застряла, а люди вместо того, чтобы аккуратно ее высвободить, начали бить по доскам. Шея переломилась, она и погибла.

Сейчас в хозяйстве Гервика десять страусов.

— Петруха, да ты хороший! Иди сюда, покажись, какой ты красавец.

Страус выходит на зов хозяина. Грациозно ступает по земле и оправляет черные крылья. Он гигант. Рост — два метра семьдесят пять сантиметров. Вес — 200 килограммов. За главой страусиного сообщества и любимцем хозяина показываются две птицы поменьше. Но размеры тоже внушительные. На недавнюю птичью выставку в Челябинске Гервик питомцев не вывозил.

— Оповестили меня поздно, за сутки всего, — говорит Владимир Романович. — А где я за такое короткое время клетку для них достану? В обычную они не помещаются.

Страус натура пугливая, но сильная. Ударом ноги может переломить деревянную жердь диаметром 12 сантиметров. Потому диалог с ним выстраивается на высоком дипломатическом уровне. Чего доброго птичка может и по ребрам с перепугу ударить.

Пару лет назад один из мускулистых питомцев сбежал.

— Целый день гонялись за ним, — вспоминает фермер. - По степи красиво мчится. В лес не заходит, видимо, страшно. Поймали, конечно, когда птица из сил выбилась. Все-таки в неволе сердце формируется не такое крепкое.

Страус не любит дверные проемы, проходит через них быстро. В отношениях с хозяевами и работниками фермы ценит стабильность: за ним ухаживать лучше в одной и той же одежде. Этакий дресс-код. Тогда птица может по-дружески потрепать за пуговицу. У Владимира Романовича Петруха позаимствовал руковицу.

Страусиная ферма для Гервика — увлечение и инвестпроект на будущее. Яйцо и мясо этой птицы очень ценятся. Например, за отсутствие холестерина. Секрет выведения страусят хозяин пока для себя не открыл. Птенцов покупает в Воронежской области.

Кризисы и патриотизм

Влияние мирового кризиса Владимир Гервик ощутил, едва цены на собранное им и его коллегами зерно упали в полтора раза. То есть давался хлеб, как всегда, дорого, а продавать пришлось подешевке. Учрежденную им фирму «Антарес», где руководит сын Юрий, спасает собственная мельница. Мука — продукт относительно высокого передела. К тому же постоянно востребованный. Кризис приходит и уходит, а кушать хочется всегда.

— Оборудование мельницы наши российские мужики в Барнауле сделали, — с ноткой гордости говорит Владимир Романович. — Нисколько не хуже итальянского!

Обрусевший немец Гервик, отец которого в 1942 году умер от истощения в трудармии, Россию искренне любит. Даже несмотря на обилие бюрократов и пьяниц. Родственники зовут в Германию, где он как сын репрессированного имеет право на приличный пенсион. Владимир Романович не едет.

— Представь, в каком-нибудь германском собесе за пенсией будет стоять воевавший в Сталинграде немец, а рядом я. Не могу так!

— Почему? Ведь мир изменился.

— Все равно не могу. А еще как же я без сына поеду? Кстати, идея уехать была. Мы с Юрой даже вместе предварительный тест проходили на знание языка, немецкой истории и тому подобного. Так вот я прошел и мог на равных пользоваться в Германии всеми правами, а сын нет. Юре светило лишь место чернорабочего.

— А мешки и здесь кидать можно, — подтвердил слова отца Юрий.

Как выживать?

Дать нашим читателям совет, как пережить кризис, Владимир Романович отказался категорически. Дескать, не бог и не царь. Сказал только, что жить будет трудновато.

— Мясо в это время обычно дешевеет, а нынче цена держится довольно высокая, — поясняет свой прогноз фермер.

Вывод банален: рациональнее надо тратить силы и деньги. Сам Гервик привык жить исключительно на собственные средства. А банковские кредиты — блага все-таки чужие. Их Владимир Романович брал дважды: в 1989-м, когда покупал ангар для техники и только начинал строить хозяйство, и в 1997-ом — на приобретение базы бывшего Роспотребсоюза (здесь сейчас расположена мельница). Рассчитывался с кредиторами быстро. Потому и чувствовал себя всегда относительно спокойно.

Координаты Владимира Гервика можно узнать в нашей редакции по телефонам: 263-83-42, 8-906-89-22-319. Напоминаем, что, позвонив по этим номерам, можно поделиться и своими антикризисными идеями.

Комментарии
Комментариев пока нет