Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Время бидонов и фляг

29.08.2008
В казахстанскую деревню Баталы воду привозят два раза в неделю из Карталов. Местные боятся, что станцию отнимут у России

Емкости  на платформе

Суббота и понедельник в Баталах - праздничные дни.

На станционных часах, показывающих московское время, стрелки еще не выстроились в строгую вертикаль, а по тропе, ведущей к железнодорожной платформе, тянется караван. Пара мотоциклов "Юпитер" везет в люльках 40-литровые кирпичного цвета бочки. Следом пыхтит дырявый, словно изъеденный ржавой молью, трактор с металлической заплаткой на колесе, позаимствованном от К-700.

В казахстанскую деревню Баталы воду привозят два раза в неделю из Карталов. Местные боятся, что станцию отнимут у России

Емкости на платформе

Суббота и понедельник в Баталах - праздничные дни.

На станционных часах, показывающих московское время, стрелки еще не выстроились в строгую вертикаль, а по тропе, ведущей к железнодорожной платформе, тянется караван. Пара мотоциклов "Юпитер" везет в люльках 40-литровые кирпичного цвета бочки. Следом пыхтит дырявый, словно изъеденный ржавой молью, трактор с металлической заплаткой на колесе, позаимствованном от К-700. Позади трактора подпрыгивает на кочках пустая цистерна.

За техникой идет вереница людей с тележками и тачками, на которых громыхают бидоны, канистры, фляги. Люди ставят емкости у железнодорожного полотна, возвращаются, привозят новые.

Утренняя электричка и поезда с дремлющими пассажирами проносятся мимо Баталов. Мало кто обращает внимание на маленькую станцию. Но вид, открывшийся выглянувшему из окошка пассажиру, запоминается надолго. На платформе, как на площади в день базара, красуются емкости. Вот вытягивают шеи любопытные кувшины, вот сияют на солнце оцинкованные ведра. В строю толстобоких бидонов причудливыми "шапками" выделяются доильные аппараты. Крышки многих фляг пробиты, кое-где из них, как перископы подводных лодок, высовываются металлические трубочки.

Когда-то в Баталах гнали самогон. Правда, жители уже не помнят тех времен, потому что сегодня вода в поселке намного дороже водки. Потому-то и хитрые отверстия в крышках бидонов и фляг замазаны. Самогонные аппараты снова стали сосудами для воды.

Субботы и понедельника баталинцы ждут так, как дети ждут праздников. В эти дни из Карталов приезжает поезд-"водянка". В специальном вагоне-цистерне на станцию везут питьевую воду. Обычно водянка приходит после обеда, но батарея емкостей выстраивается с раннего утра.

-- Мы из водянки и сами пьем, и скотину поим, - рассказывает местная жительница. - Баталинская колодезная вода горькая и не пригодна для питья. Пробовали мы корову из колодца поить: за три дня в поилке ни на сантиметр не убавилось, а на четвертый день у коровы слезы полились из глаз.

Баталинцы привыкли экономить воду. На крыше каждого домика установлен водослив, под которым "дежурит" бочка. Однако нынешнее лето выдалось засушливым. Дождь пролился от силы два-три раза, поэтому стирали вещи колодезной водой, оставляющей на одежде белые жесткие разводы.

Но даже самая засушливая погода лучше, чем зима. В морозы водянка приходит в поселок с толстой ледяной коркой на кранах. Приходится отбивать лед ломом. Заполненные водой емкости необходимо как можно скорее увезти домой, чтобы вода не успела замерзнуть и не разорвала сосуд.

-- Летом можно забрать бидоны после рабочего дня, а зимой приходится уходить с работы и тратить несколько часов, чтобы увезти воду домой, - рассказывает начальник станции Баталы Алмаз Кантява. - Представьте, каково тащить на себе бидон, когда все дороги снегом перемело. Особенно жалко смотреть, как старики надрываются.

Баба Вера, 80-летняя хохлушка, согласно кивает:

-- Я на водянку с трудом ходю, рука болыт. Топерь, як тоби объяснить, жду милости божой. Дождык пойдет, я пособираю.

Баба Вера приехала в село в 50-х годах с Украины. Хотя станция находится на территории Казахстана, местное население многонационально: здесь русские, казахи, немцы, украинцы, белорусы, татары.

Сколько человек живет в Баталах, не знает даже Ушкын Курмангалиев, глава сельского округа, по-местному аким.

-- Избирателей здесь 180 человек, а населения, стало быть, больше, наверное, 400, - говорит он.

Местные жители не принимают близко к сердцу забывчивость акима. За три года сменилось уже три главы, а лучше жить жителям не стало. Провести воду обещают с тех пор, как вышел из строя водопровод.

Старожилы помнят, что колонки в Баталах работали с 1956 года. Однако через полвека трубы сгнили.

-- У нас быв прорыв за прорывом и ныкто не хоче ремонтыроват, - констатирует баба Вера.

Первые строители водопровода и не предполагали, что проложенные трубы окажутся на территории двух государств. У карталинских ремонтных бригад, выезжающих на вызов, постоянно возникали проблемы с пересечением границы. Прохождение таможенного контроля - не минутное дело. Содержать водопровод стало невыгодно. Местные жители рассказывают, что теперь водопровод не восстановить: наемные работники с Кавказа выкопали трубы, сдали в металлолом и ушли.

Третий год Карталинское отделение Южно-Уральской железной дороги возит в Баталы воду. Обеспечивать целый казахстанский поселок - удовольствие не из дешевых. Воду возят потому, что на станции живут и работают сотрудники ЮУЖД. Люди не уезжают отсюда из-за русской зарплаты.

Из Баталов отлично просматривается Варваринский карьер, место, где добывают золото.

Бывший библиотекарь Ия Калугина вспоминает, как давным-давно в село наведались геологи:

-- Сказали нам, что под Баталами залегает золотоносная жила. Говорят, придет время, мы богатыми станем.

Первая часть предсказания сбылась, а вот вторая пока нет.

Проблема с водой - не единственная головная боль баталинцев. В местной девятилетке не преподаются физика и химия. Два года назад школа стала казахской, поэтому к числу предметов, напротив которых в аттестате ставили прочерк, прибавились казахский язык и казахская литература. Молодая преподавательница казахского языка и литературы приехала из Рудного полгода назад. В школе этой занимаются около 50 учеников. В старших классах учатся по семь-восемь человек. Ходят разговоры, что в этом учебном году школьников станет еще меньше: родители переводят детей в другие школы. Например, в Карталы, в Лисаковск или окрестные селения.

Ни хлеба, ни зрелищ

-- Попробуйте-ка здесь хлеба купить, - хитро прищурившись, предлагает железнодорожник Владимир.

Раньше в Баталах работал орсовский магазин. Однако из-за таможенных проблем закрылся. Когда-то ходила хлебная электричка, но теперь ее тоже нет: невыгодно.

В доме Ии Калугиной хранится альбом с фотографиями, на которых запечатлены лучшие времена.

-- Вот продавцы в магазине, - объясняет Ия Ивановна, - там на полках стоят банки, склянки. У нас дефицита не было. Утренник в детском саду, выступление клуба самодеятельности.

Ничего этого в Баталах не осталось. Сельский клуб разломали, магазины не работают. Правда, есть киоск, где продают за русские и казахские деньги сигареты, колбасу, конфеты. Местные жители говорят, что пива в киоске не водится.

Люди ездят за хлебом, продуктами и спиртным в Тобол. Электричка отправляется рано утром, прибывает обратно только вечером. Старушки, получив пенсию, закупают тобольский хлеб мешками. В Тоболе можно постричься, купить одежду и предметы быта. Если в Баталах умирает житель, за ритуальными товарами тоже едут в Тобол.

Смешанные браки в многонациональном поселке - явление повсеместное. Немец женат на русской, казах на украинке. Муж казашки Алмаз Кантявы, например, белорус.

-- Конечно, хотелось бы лежать вместе, рядом, - говорит Алмаз, - но понимаешь, что так не получится.

В многонациональном поселке два кладбища: православное и мусульманское. Случается, что члены одной семьи лежат на разных погостах. Мусульманские женщины не ходят на могилку к православным мужьям: религия не позволяет мусульманкам бывать на кладбище.

Пешком до Карталов?

Те, кто мог, уже покинули станцию. В Баталах тут и там - дома с заложенными кирпичом окнами. Но нынешние проблемы - мелочи по сравнению с новой бедой. Несколько лет здесь ходят слухи о том, что станцию Баталы передают Казахстану. Чем это чревато, местные жители поняли давно: Казахстан за невыгодностью не станет возить воду. Тобольскую электричку отменят. Ездить за едой станет не на чем.

-- Нет, вроде бы Россия не будет передавать участок Казахстану, - неуверенно успокаивает аким.

У руководствоа Карталинского отделения дороги - иное на этот счет мнение.

-- Нужные документы уже подписаны, - отмечает Борис Щурин, начальник Карталинского отделения дороги ОАО "РЖД", - вопрос о передаче решен. О Баталах должен позаботиться Казахстан.

-- Что теперь делать? Будем, как в войну, пешком ходить до Тобола, - вздыхает Маруся Чайка. - Мать моя скотину на пастбище выгонит, сама в Тобол идет. На закате возвращалась.

-- А помните Сару? - спрашивает приунывших односельчан железнодорожник Владимир. - Придет, бывало, в магазин, спросит: "У вас спичек в коробке 65 или 70?" Как узнает, что 65, огорчается. Пойду, говорит, в Карталы. Там по 70 кладут. И ведь пешком до Карталов шлепала!

Перед приходом водянки молодой казах Юнар, дежурящий у платформы, открывает крышки фляг и бидонов.

Процесс наполнения бесчисленного множества емкостей длится до вечера. Одному Юнару на семью из шести человек требуется 600 литров воды в неделю.

Бывает, на станции шумят и ругаются. Это значит, что некоторые не успели набрать воду. Но сегодня в Баталах особенный день. Водянка пришла полная. Хватило всем.

Маруся Чайка вернулась за второй флягой. Поднимает ее на тележку:

-- Раз мы войну выстояли, здесь и подавно сдюжим.

Бабушка Маруся - старейшая жительница поселка. В 41-м году ее вместе с матерью выслали в Казахстан. Отец попал в трудовую армию. В годы войны Марусе постоянно приходилось ловить на себе косые взгляды и слышать обидные слова. Девичья фамилия Маруси - Миллер. Она чисто-кровная немка.

Пока по субботам и понедельникам в Баталах праздники. Но уже никто не сомневается: близок день, когда столпившиеся на платформе люди не дождутся своего поильца. Вряд ли к этому моменту в Баталах будет своя вода.

-- Казахстан не станет прокладывать водопровод, потому что жители Баталов работают на Россию, а налоги в казахскую казну не платят, - утверждают местные знатоки.

В понедельник в Баталы приехали специалисты из Кустаная, чтобы осмотреть состояние водяных колодцев возле водонапорной башни. Ушкын Курмангалиев сообщил, что на строительство водопровода выделено 25 миллионов тенге, планируется выделить еще 80 миллионов. Аким заверил, что к 2009 году в баталинских колонках будет течь вода.

В июле минуло три года с момента первого обещания проложить водопровод. Согласно народной мудрости, именно столько времени следует ждать обещанного. Но баталинцы настроены скептически. Видимо, живут по системе Станиславского: в магию чисел не верят.

Евгения КОРОБКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет