Новости

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Ремонт кухни в 12 кв метров, ссылка на описание.
Цена внутренней отделки декоративным камнем - частный специалист.
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Могли бы расстрелять

09.08.2008
Как будущий редактор "Челябинского рабочего" Вадим Лавров в 1920 году отстаивал свободу прессы

Елена ФРАНЦЕВА

Челябинск

"До того как стать главным редактором будущего "Челябинского рабочего", Вадим Лавров взрывал мосты и совершал налеты на банки". Так представила газета одного из своих руководителей в опубликованном недавно материале. Между тем Вадим Лавров вовсе не нуждается в подобных сенсационных приписках к собственной биографии. Чтобы выделиться из ряда других руководителей газеты за ее 100-летнюю историю, ему достаточно и того, что с ним действительно было.

В 1917 году Вадим Лавров - студент Омского политехникума.

Как будущий редактор "Челябинского рабочего" Вадим Лавров в 1920 году отстаивал свободу прессы

Елена ФРАНЦЕВА

Челябинск

"До того как стать главным редактором будущего "Челябинского рабочего", Вадим Лавров взрывал мосты и совершал налеты на банки". Так представила газета одного из своих руководителей в опубликованном недавно материале. Между тем Вадим Лавров вовсе не нуждается в подобных сенсационных приписках к собственной биографии. Чтобы выделиться из ряда других руководителей газеты за ее 100-летнюю историю, ему достаточно и того, что с ним действительно было.

В 1917 году Вадим Лавров - студент Омского политехникума. Активно участвует в студенческих сходках, часто председательствует на них, выступает на митингах. Архивные источники свидетельствуют и о том, что Лавров - один из организаторов культурно-экономического общества студентов в Омске, член правления этого общества. Он нарабатывает опыт агитатора, пропагандиста. Этот опыт пригодится ему после побега из тюрьмы, в которой он, после свержения советской власти в Омске, просидел полгода за участие во взрыве моста. Он его действительно взрывал во время взятия города белочехами, чтобы предотвратить их наступление. Кстати, аналогичный приказ через год отдали в подобной ситуации и колчаковцы: "в оставляемых районах мосты сжигать".

22 декабря 1918 года Лавров бежал из тюрьмы. Оставаться в городе, где его могли узнать и схватить, естественно, было нельзя. Так он оказывается в Красноярске. Здесь в нелегальной организации большевиков он работает в Красном Кресте. Задачи того Красного Креста (не путать с современной международной организацией) были прописаны в Уставе РКП(б) для Сибири и Урала, находившихся под властью Колчака: "Помощь сидящим во всех местах заключения коммунистам и сторонникам Советской власти,.. этапам, проходящим мимо города,.. семействам убитых, инвалидов, сидящих в местах заключения,... организация побегов из мест заключения, собирание материалов о белом терроре..." Активный, деятельный по натуре, Вадим Лавров создает в городе рабочую организацию, заведует крестьянским отделом. Все это в режиме подпольной работы. Красноярцы приняли его в члены РКП(б).

Когда встали задачи восстановления советской власти в освобождаемых районах, его опыт был востребован и здесь. Подобные перемещения активистов в ту пору не были самостийными, как может показаться иному читателю, наткнувшемуся в тексте статьи на глаголы "прибился", "перебрался" и т.п. В архивах можно найти резолюции такого, например, содержания: "Сибревком командирует в распоряжение Челябинского комитета РКП (большевиков) для партийной работы..." Поэтому иногда можно точно установить, когда тот или иной специалист стал челябинцем.

Вадим Лавров прибыл в наш город 27 августа 1919 года, а 2 сентября в Челябинском губкоме рассматривался вопрос о его назначении. Лавров становится работником "Степной коммуны" - хроникером, репортером (в архивных документах нет единообразия в наименовании его должности). В декабре, когда создавалась редакционная коллегия газеты, был включен в нее вместе с В. Хотимским, М. Герцманом и Г. Вовсы.

В этом статусе он пребывал весной 1920 года, когда газета, к тому времени носившая имя "Советская правда", опубликовала критическую заметку о чекистах. Это как раз завязка того случая, который ярко характеризует и "Советскую правду", и члена ее редколлегии Вадима Лаврова. Об этом случае (он "задокументирован" архивными источниками) и хочу рассказать.

Автор газетной заметки, помещенной в "Советской правде" в феврале 1920 года, рассказал о грубом поведении сотрудника губчека, которого справедливо призвали к порядку в одном из отделов губревкома, а чекист при этом настолько разгневался, что чуть ли не учинил в отделе погром. Потом еще по адресу ревкомовцев последовал письменный начальственный окрик руководителей чекиста-грубияна, угрожающий судом ревтрибунала. И это за то лишь, что от чекиста потребовали необходимый для разрешения его просьбы документ. Размышляя об отсутствии дисциплины и бесконтрольности в губернской ЧК, автор заметки В. Горин делал однозначный вывод: "С этим надо бороться".

Реакция ЧК была скорой: "Советская правда" получила опровержение, которое было озаглавлено "Так было, так и будет". В нем говорилось, что чиновники губревкома "начинают пугаться железной дисциплины, проводимой руководителями губчека, и, обнаглевшие за последнее время, не чувствуя над собой твердой власти, решаются даже совать свой нос в действия учреждения, способствующего процветанию советской республики и оберегающего интересы пролетариата и беднейшего населения". Что касается автора статьи, то ему рекомендовалось "впредь не давать своих советов,.. ибо его советы останутся гласом вопиющего в пустыне, ввиду полного непонимания им работы губчека..."

22-летний член редколлегии газеты В. Лавров, посчитав, что данное опровержение написано в оскорбительном и развязном тоне, отказался поместить его в газете. Не убедил его и телефонный звонок из ЧК. И тогда в редакцию прибыл начальник секретно-оперативного отдела ЧК с красноармейцем для... ареста Лаврова. Ордер был подписан начальником ЧК А. Коростиным. Причем явившиеся поначалу даже не разрешали Лаврову сообщить в губревком о том, что редакция остается "обезглавленной"... Лишь его отказ подчиниться подействовал, Лаврову дали возможность связаться по телефону с председателем губревкома, чтобы сообщить об аресте. Председатель губревкома Михаил Поляков пообещал помощь, но... предложил журналисту подчиниться. Дескать, Лавров арестован не будет, а только пройдет в ЧК для переговоров.

На том и настаивал Вадим, которого, доставив в ЧК, не только обыскали, но и заполнили на него арестный лист. Все это происходило в кабинете начальника губчека, который "разъяснил" возмущавшемуся журналисту, что привели его сюда именно как арестованного, что постановление об аресте принимала коллегия ЧК. При этом Коростин выговорил своему подчиненному, что тот при аресте позволил Лаврову связаться с председателем губревкома: "Вы должны были обращаться с ним, как с арестованным, и, в случае неподчинения вашим указаниям, могли стрелять...".

Обо всем этом Лавров потом напишет собственноручно. Как и о том, что когда он в арестном листе вычеркнул слова "предъявленное обвинение", то помощник коменданта вырвал у него ручку и грубо накричал. Стоявший рядом чекист тоже перешел на крик и ругань. Арестованный предпочел замолчать...

Дальше - тюремная камера. Причем та, где содержались опасные преступники. Она была переполнена так, что люди "валялись в лежку на полу". Здесь, видимо, для острастки, Лаврова продержали несколько часов, потом перевели в другую камеру, где контингент был "помельче", но условия те же: переполненность, невыносимый воздух, кишащие паразиты, холод: печь не топилась... Через караульного Лавров попытался связаться с Коростиным. Безрезультатно. Лишь около 11 часов вечера его поместили в камеру, где были еще только три арестованных, дали кусок хлеба.

Чтобы современный читатель мог оценить условия, в которые попал Лавров, напомню, что в то сложное для страны время в Челябинске было не только голодно, но и свирепствовали тиф и холера.

Между тем руководители ревкома и губкома РКП(б), чьим органом являлась "Советская правда", пытались добиться освобождения журналиста. Не тут-то было. Им сообщили: "гр-н Лавров арестован за к/революционные действия и будирование масс". На вторичную телефонограмму властных структур в ЧК - тот же ответ.

А чекисты уже допрашивают Лаврова. Главный вопрос: почему он отказывается напечатать опровержение губчека? Журналисту пригрозили, что его дело может быть рассмотрено и без его присутствия, напомнили, что губчека "является органом административно карающим". В ответ Вадим Лавров заявил, что свой арест считает "насилием над социалистической прессой". Его так и не смогли сломать.

Только спустя несколько дней, после совместного заседания коллегий губревкома, губкома и губчека, рассмотревших "горячую ситуацию", Лавров получил свободу. Он не был напуган, как можно подумать. Более того, считая арест и издевательства, которые ему пришлось перенести, недопустимыми, убежденный, что местной ЧК коснулось разложение, Лавров просит Челябинский губернский комитет РКП(б) расследовать случившееся и привлечь виновных к ответственности.

Честно говоря, если бы не документы, в эту историю трудно поверить. Даже со скидкой на чрезвычайность условий, в которых в то время жила Советская республика и действовала ЧК. Многое стало ясным, когда я узнала, что А. Коростин в Челябинск был направлен непосредственно Дзержинским. Уже одно это обстоятельство обеспечивало, надо полагать, особые полномочия руководителю губчека. Видимо, это учли руководители губернии, которые решили препроводить материалы по делу Лаврова в ВЧК, лично "железному Феликсу". Ответ Дзержинского: "Арест Лаврова по доставленным нам документам является грубым и преступным насилием, нарушающим декрет и наши инструкции... Всякий незаконный и бессмысленный арест будет пресекаться беспощадно".

Насколько известно, руководству челябинской губчека неадекватная реакция на газетное выступление, "преступное насилие" в отношении представителя "Советской правды" не сошли с рук. А позиция газеты, твердость ее в отстаивании свободы прессы тем самым получили не просто оправдание, но и признание. Вадим Лавров вскоре был утвержден редактором газеты.

Комментарии
Комментариев пока нет