Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Свалка счастья

05.09.2008
Коркинец и троичанка без определенного места жительства нашли свою любовь на мусорных отвалах

Они упали на дно жизни 10 лет назад практически одновременно. На дворе стоял август 1998 года. По стране прокатилась волна финансовых махинаций и авиакатастроф, унесшая жизни нескольких сотен человек. Евгений Доронин и Елизавета Бойко, жившие в благоустроенных квартирах каждый в своем городе, благодарили Бога за то, что он оградил их от всяких напастей. Но однажды в двери и их домов постучала незваная беда.

Коркинец и троичанка без определенного места жительства нашли свою любовь на мусорных отвалах

Они упали на дно жизни 10 лет назад практически одновременно. На дворе стоял август 1998 года. По стране прокатилась волна финансовых махинаций и авиакатастроф, унесшая жизни нескольких сотен человек. Евгений Доронин и Елизавета Бойко, жившие в благоустроенных квартирах каждый в своем городе, благодарили Бога за то, что он оградил их от всяких напастей. Но однажды в двери и их домов постучала незваная беда. Мощного засова на ней не оказалось, и колесо судьбы унесло двух людей навстречу нелегким испытаниям и, как позже выяснится, навстречу друг другу.

Елизавета Михайловна 12 лет проработала поваром в детских садах Троицка. Могла приготовить вкусный суп в буквальном смысле из ничего. С мужем они поднимали на ноги мальчишек Костю и Стаса. Жили от зарплаты до зарплаты. Лишнего не позволяли ни себе, ни сыновьям. Время было тяжелое.

Лето для семейства Бойко было самой любимой порой. Лесные дары - ягоды и грибы, собранные родителями, были для мальчишек зимой главным деликатесом на столе. Собирали их все вместе, отправляясь в выходной на электричке в знакомые урожайные места.

В конце июля 1995 года родные Елизаветы вернулись в город с полными сумками грибов и ягод. Соседка тогда удивилась: "Куда вам их столько? На продажу набрали?" Глава семьи Андрей Николаевич пошутил: "Сам все съем!"

-- Не лопнешь? - переспросила дамочка.

-- Не дождешься, - ответил Бойко, подкрутив рыжий ус.

Допоздна мужчина тщательно отмывал в ванне от земли собранные грибы. Детей и супругу отправил спать. Андрей решил сделать Лизе сюрприз - пожарить лесной деликатес с картошкой.

-- Ничего плохого не случилось бы, покажи муж мне грибы перед жаркой, - говорит Елизавета Бойко. - Кто-то из ребятишек кинул в корзину несколько несъедобных, а Андрей толком не разбирался в грибах. Пробы, естественно, снимал первый. Перед сном, видимо, не сдержался и попробовал свое блюдо. Утром мы его отвезли в больницу. Отравление было сильное. Через двое суток его не стало.

Лиза овдовела. В лес с мальчишками она больше не ходила. Денег на жизнь катастрофически не хватало. Бабушки и братья Елизаветы Михайловны жили в Башкирии: помогать ей было некому.

Однажды она слила в бидончик суп, оставшийся в детском саду. В другой раз прихватила два килограмма картошки, чтобы побаловать сыновей. Сторож доложила о воровстве заведующей - повариху уволили с работы.

Впроголодь дожив до конца зимы 1996 года, женщина задумала обменять свою трехкомнатную квартиру на меньшую жилплощадь с доплатой. Дала объявление в газету, но выгодные варианты никто не предлагал: деньги у людей в те годы практически не водились. Зато у квартирных аферистов их было предостаточно.

Жилищные кидалова

-- Через год после смерти мужа в мою дверь постучали два человека, - вспоминает Бойко. - Женщина и мужчина представились жителями Челябинска. Сказали, что в Троицке у них умерла мама, и они могут распорядиться ее имуществом по своему усмотрению. Предложили мне обмен, который я давно искала.

Парочка привезла Лизу в полуторку на окраине Троицка, отвечавшую ее требованиям. Женщина дала добро на сделку. Был запланирован день переезда. Разумеется, за счет продавцов. Видя, что перед ними юридически неграмотный, вымотанный жизнью и семейными заботами человек, хитрецы попросили ее подписать какие-то документы и взяли расписку в том, что та якобы получила на руки энную сумму денег. Их аферисты обещали отдать сразу, как только семья Бойко покинет обжитую "трешку".

-- Отдали малую часть, с остальной суммой попросили повременить, - рассказывает Елизавета. - Придумали историю: дескать, у них по дороге к нам украли деньги. Так мы их и не увидели.

Потом выяснилось, что в квартире, в которую вселились Бойко, прописано еще двое. Судебная тяжба ни к чему не привела: там поварихе показали бумагу, подписанную ею лично, о том, что она согласна проживать в помещении таком-то по такому-то адресу с жильцами Н. и Р.

У Лизы случился нервный срыв. Она попала в больницу. Приглядывать за детьми было некому: познакомиться с новыми соседями еще не успели. Предоставленные сами себе, мальчишки отрывались дома по полной программе. Кто первым предложил зажигать на балконе фейерверки из спичек, мама так и не узнала.

-- Бывшие жильцы хранили на балконе под паласом баллон с газом, - утирая слезы, вспоминает Бойко. - Он взорвался. Стасика удалось спасти, Костюшку нет. От нашей квартиры почти ничего не осталось. Соседи настрочили на меня иски в суд, требовали возместить материальный ущерб: за выбитое окно, за залитый водой и пеной балкон, за обожженную огнем стену комнаты.

Похоронив первенца, Елизавета с младшим Стасом уехала в деревню к башкирским родственникам. Когда летние каникулы закончились, на семейном совете решили, что возвращаться в Троицк 12-летнему мальчику не следует: в школе с ним учатся дети, чьи квартиры пострадали от взрыва.

В сентябре 1997 года мальчик пошел в деревенскую школу, а его мама отправилась в Челябинск на заработки. Рабочие руки были нужны везде. Только нигде толком не платили. В теплице с женщиной рассчитывались овощами, которые ей негде было хранить. Из комнаты в половине дома в поселке Чурилово, которую Елизавета снимала вместе с сотрудницей, их выселили за неуплату.

-- В других местах, где пыталась подрабатывать, меня накалывали с деньгами, - вспоминает Бойко. - Не на что было есть. Спала где придется. Возвращаться в деревню было стыдно. Одежда поизносилась, сама превратилась в старуху.

В поисках пищи женщина оказалась на свалке. Туда ее привела пожилая бомжиха. На просроченной колбасе, сыре и прочих продуктах, в изобилии лежавших на городских свалках, Бойко отъелась. Она даже пробовала приторговывать фруктами и овощами неважнецкого качества, добытыми в том же месте. Но бизнес зарубили на корню стражи порядка.

-- Летом 98-го я приехала к родным в Башкирию, но они меня не узнали, - говорит Бойко. - Стасик шарахался от меня как от чумы, постоянно твердил, что от меня дурно пахнет. Неприятный запах не исчез даже после недельного пребывания в человеческих условиях. В общем, родня от меня отказалась.

Больше сына она не видела. Сейчас Стасу Бойко неполных 23 года. Где он и чем занимается, Елизавета не знает.

Безвольный раб

У Евгения Доронина жизнь сложилась не лучше. С 19 лет он вкалывал в шахте, зарабатывая для семьи квартиру. С женой Тамарой жили душа в душу: то у одних родителей, то у других, то в общежитии. Растили дочку Светочку. Малышка была болезненным ребенком и заметно отставала от сверстников в физическом развитии.

Идиллия между мужем и женой закончилась, когда молодой человек однажды сходил "налево". По-тихому сделать это не получилось. Тамара не простила мужу измены, но, стиснув зубы, терпела его еще 11 лет. Едва супруги получили квартиру в Коркино, обманутая женщина живо оформила ее на себя. Тома, если верить Евгению, спровоцировала его на скандал, закончившийся дракой.

-- После семейного побоища я долго ходил со сломанной рукой, а Томка с разбитой губой, - рассказывает Доронин. - Жить дальше вместе было невмоготу. Я ушел. В никуда. Мотался по знакомым. Полгода квартировал у родителей. Питался тем, что удавалось заработать на случайных заработках.

В юности Доронин служил в погранвойсках. Встретив в конце мая 1997 года армейского друга, укатил с ним в Челябинск отмечать профессиональный праздник. Покутили в парке Гагарина, пропили все деньги. Ехать домой было не на что. Приятель позвал его к себе. Утром, когда протрезвели, тот предложил ему заработать немного деньжат: раскидать щебенку на даче у знакомого.

-- Деваться было некуда: согласился. Закончился первый трудовой день рабством, - с ужасом вспоминает Евгений Александрович. - Армейский кореш "слинял" куда-то, я остался батрачить на чужих людей. Потом меня передали другому "помещику".

Сбежав от своего мучителя, Доронин в поисках пищи отправился опустошать городские мусорные баки.

-- Питаться всякой дрянью мне было не впервой, - говорит Евгений. - Хозяин, державший меня в рабстве, пичкал несвежими продуктами. Редко кормил досыта. Запах мяса я вообще забыл. А на свалке было столько колбасных изделий!

Как и Елизавета, Доронин вскоре навестил родных. Правда, Тамара с дочуркой к тому времени успела уехать из Коркино. Их семейное гнездо было продано, Евгений выписан.

-- Когда поссорились с женой в последний раз, паспорт я дома оставил, - вспоминает мужчина. - Тамара мне его так и не вернула. А когда из квартиры прогоняла, кричала: "Ты - бомж!" Прошел год, и я на самом деле им стал.

Судьба снова забросила Доронина в Челябинск. Зарабатывал на жизнь мелким воровством на вокзале. Едва не попался милиционерам. Как-то, проголодавшись, вспомнил про городскую свалку. Пешком добрался до нее: там и остался.

Стрела Амура

Однажды пути Доронина и Бойко пересеклись. На мусорных отвалах, где какое-то время питалась Лиза, ее и некоторых собратьев по несчастью стали притеснять старые "хозяева". Женщина перебралась на другую свалку. Там тоже получила от ворот поворот. За голодную бедняжку заступился Евгений, с мнением которого тамошние обыватели всегда считались. В Елизавете он увидел родственную душу. Их разговоры о жизни порой заканчивались только на рассвете.

-- Ночевки у него не остались незамеченными, - вспоминает Бойко. - Нас прозвали жених и невеста. Мои покои находились в двух-трех километрах от Жениных "хором" - в подвале складских помещений. Чтобы нас не доставали, мы переехали туда.

Однажды в горе мусора Доронин нашел старенькое кольцо из желтого металла. Принес подруге. Та примерила на безымянный палец - подошло.

-- Любовь вытащила нас со дна жизни, - говорит мужчина. - Мы поняли: судьбу надо менять своими руками.

2005 год был для них непростым. Парочка бралась за любую работу в надежде в обозримом будущем снимать угол хотя бы в доме на двух хозяев. Но и на него денег не хватало.

Удача пришла неожиданно. Предлагая свою помощь в садовом товариществе в Ленинском районе, Евгений и Лиза познакомились с доброй женщиной. Она накормила их и обеспечила на годы вперед работой взамен на крышу над головой и жалование в тысячу рублей в месяц.

-- От нас требовалось поддерживать порядок на дачном участке Анны: летом вскапывать огород, полоть, поливать, собирать для хозяйки урожай, а в остальное время года охранять двухэтажную постройку от ворья, - рассказывает Елизавета. - В доме нам выделили большую комнату.

Сад дамы, которую экс-бомжи величают Анкой, стал образцовым: дорожки выметены, кругом цветы, грядки выполоты. Излишки ягод и зелени хозяйка разрешает квартирантам продавать. К тому же Евгений собирает и сдает металл.

Как призналась Бойко, им потребовалось три с лишним года, чтобы превратиться внешне и внутренне в тех людей, которыми они когда-то были.

Кстати, в огороде, который в прошлом году поздней весной копал Евгений, отыскалось настоящее золотое кольцо. Теперь у них с Лизой по обручалке.

Марина КУЗЬМИЧЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет