Новости

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Божий промысел матушки Иларии

11.09.2008
Монахиня из Верхних Саян проходит реабилитацию на курорте "Увильды"

Виктор РИСКИН, Геннадий ЯРЦЕВ

Увильды - Челябинск

Когда вертолет генерального директора "Увильдов" Александра Мицукова приземлился на берегу таежного озера в предгорьях Саян, первым делом Александр Федорович и его спутники увидели глинобитный скит. Вскоре оттуда показались люди - все, как один, в черных одеждах. Так уральцы познакомились с сибирскими отшельниками.

Отражение неба

Саяны Мицуков выбрал для реализации своего нового бизнес-проекта, как всегда, смелого и неожиданного.

--  Сейчас вошли в моду экстремальные виды отдыха: горные лыжи, подводная рыбалка, охота.

Монахиня из Верхних Саян проходит реабилитацию на курорте "Увильды"

Виктор РИСКИН, Геннадий ЯРЦЕВ

Увильды - Челябинск

Когда вертолет генерального директора "Увильдов" Александра Мицукова приземлился на берегу таежного озера в предгорьях Саян, первым делом Александр Федорович и его спутники увидели глинобитный скит. Вскоре оттуда показались люди - все, как один, в черных одеждах. Так уральцы познакомились с сибирскими отшельниками.

Отражение неба

Саяны Мицуков выбрал для реализации своего нового бизнес-проекта, как всегда, смелого и неожиданного.

-- Сейчас вошли в моду экстремальные виды отдыха: горные лыжи, подводная рыбалка, охота. В необжитых краях ощущения достигают особой остроты. Саяны для этого подходят как нельзя лучше: девственная природа, абсолютное бездорожье и на сотни верст вокруг - ни души. Мы нашли два уникальных озера по 10 километров в длину и три в ширину. Называются Дерлик-Холь. В переводе с тувинского - отражение неба. Прозрачность - на 30 метров в глубину. Подпитка - горные ручьи. И одна интересная особенность: вода из одного озера утром переливается в другое, вечером - наоборот. Как чаши весов. Вокруг - кедрач.

Озера кишат рыбой. Размеров, причем, невероятных: таймень весом до 30 килограммов, тайменевая, почти без костей, щука под 25 кило, хариус, сиг, пятикилограммовый ленок, карась... В тайге - маралы, лоси, медведи, кабарга. Словом, полный Ноев ковчег. Не хватает только самого Ноя:

Вот тут-то путешественникам и попал на глаза глинобитный скит с людьми, имеющими прямое отношение к библейским персонажам.

Интервью без благословения

На встречу с матушкой Иларией (в миру - Ниной Сергеевной Гомоловой) мы поехали в Челябинск. Она лечилась в городской клинической больнице N 3: реабилитация на курорте "Увильды" выявила необходимость оперативного вмешательства. Александр Федорович напутствовал: "Сошлитесь на меня, иначе она с вами разговаривать не станет". Главный врач больницы Олег Маханьков против визита корреспондентов "Челябки" к необычной пациентке не возражал. Но в сомнении пожал плечами: "Попробуйте, но вряд ли она захочет с вами общаться!"

Дверь 909-й палаты отделения неврологии на девятом этаже больницы оказалась открытой. Но зайти сразу мы не решились: невысокая голубоглазая женщина в черном одеянии внимательно выслушивала пожилую посетительницу в вязаной кофте.

-- Ходят к ней и ходят, - с каким-то благоговейным восторгом шепнула нам шустрая уборщица, - а она никому не отказывает. И вас примет.

И действительно, как только посетительница, кланяясь, вышла, оставив на столе пакет с огурцами-помидорами, банкой сайры, батоном и кефиром, матушка приветливо нам кивнула. Но тут же растерялась от вспышек "Никона" и нацеленного диктофона.

-- У меня нет на это благословения - давать интервью, - тихим голосом попыталась монахиня защититься от напора заезжих репортеров.

Однако фраза из полузабытого прошлого ("Мы от Александра Федоровича") заставила Нину Сергеевну смириться с неизбежным. Проговорили мы часа полтора. Начали с увиденного: с чем приходят к матушке посетители?

-- Вчера у меня была молодая женщина, - ответила монахиня, - попросила помочь подруге. Она одинока, нигде не работает. Вдобавок страдает эпилепсией. Только вера у нее другая - мусульманская. Я подсказала: храм нуждается в трудниках, а вера и молитвы превозмогут болезнь. Но для этого надо принять православие. Если она сделает такой шаг, Господь ей поможет. Когда мы возводили храм в Похвистнево, двое строителей-мусульман (муж и жена) крестились. Даже приняли монашество.

С городка Похвистнево, что под Самарой, все и началось: Преподаватель областных курсов повышения квалификации работников сферы обслуживания Нина Гомолова приехала в Похвистнево ухаживать за больной матерью. Напротив дома стоял храм, куда Нину Сергеевну пригласили поработать портной.

-- Я шила церковную одежду. Но через какое-то время захотела вернуться обратно, к мирским делам. Однако батюшка меня отговорил. Сказал: "Это божий промысел. Ты здесь нужна". Вскоре Гомолова предприняла очередную попытку переключиться с богоугодного дела на привычную жизнь. Даже заявление об уходе написала. Отнесла батюшке, когда его дома не было.

-- Только выхожу, а он навстречу. Что, спрашивает, приходила? Ну, я призналась. Берет он мое заявление, рвет на части: "Не надо этого делать. Все у тебя сложится хорошо".

Через год Нина была направлена в Троице-Сергиеву лавру на специализацию - пошив церковной одежды для мужчин.

-- Чтобы постричь в монахи, надо девять предметов облачения надеть, - объясняет матушка, - скуфья, клобук, ряса, подрясник и так далее. Ткани стараемся подбирать натуральные.

Судьба (или, как говорит матушка Илария, божий промысел) свела ее и других послушников с архимандритом Константином. Он отметился строительством храма в Кизильском районе, а затем - в Похвистнево. Батюшка оказался незаурядным архитектором. Так что профессиональные зодчие, обязанные участвовать в строительстве храмов, не столько давали советы, сколько сами у него учились. Один в восхищении так и сказал: "Я бы хотел, чтобы ты приехал в Самару поработать со мной".

Мечта архимандрита

Нина приняла постриг и дала обет: быть до конца со своим духовным отцом. А когда Константин объявил о готовности реализовать свою мечту - переселиться в отдаленную обитель, монахи без колебаний последовали за ним.

-- Все святые отцы жили в уединении, - объясняет матушка. - Попав в тайгу, мы слепили себе домик. Соорудили в нем двухэтажные нары из жердей. Мое место - внизу, надо мной другая монашенка. Лежу и размышляю: жила, не испытывая никаких бытовых и материальных трудностей. Без излишеств, но самое необходимое - квартира, мебель, питание - было. Но вот смотрю я на эти нары из жердей и думаю: какая же я счастливая! Мне ничего не надо! Все настолько хорошо, достойно. Чувствуешь благодать Божью. Там, в тайге, ощущаешь присутствие Господа, милость Божью. В мирской суете этого не почувствуешь.

Первое впечатление от нового места, однако, было не радостным: вокруг никого, только лес, горы да озера. Тишина, мрачность какая-то, даже птиц не видать и не слыхать.

-- И вот первая служба по случаю праздника Рождества, - интригующим тоном, обещающим чудо, продолжает матушка. - Как только батюшка воззвал к Господу, откуда ни возьмись, налетели сотни птиц. Облепили весь дом, стучались в закрытые полиэтиленовой пленкой окна. В другой раз вышли мы на монашеское правило (молитву), чтобы помянуть умерших, святых угодников. И тут снова летят птички. Мы читаем правило - они молчат. Начинаем петь - и они поют на разные голоса. Вы такое где-нибудь в городе могли увидеть?! А какие там знамения, какие радуги прямо над нашим домом!

Монахи трижды в день молятся, читают духовную литературу. Но от быта не уйдешь. И прежде всего надо было обустроить его. Здесь вновь показал свою не только духовную, но и интеллектуальную мощь архимандрит Константин.

-- Он такую печь соорудил, - восторгается матушка, - что таежные охотники поражались. Сделал из жердей своеобразную арматуру, обмазал глиной, дал просохнуть и внутри также сделал глиняную футеровку. Получилась настоящая русская печь, которая не только греет, но и хлеб печет. Да такой, что никакой магазинный не сравнится.

Свое пропитание отшельники находят в озере. Рыбачат мужчины, их семеро среди 15 иноков. Еще недавно было больше - несколько десятков. Но семья из семи человек отсоединилась и стала жить отдельным скитом, углубившись в тайгу. Двоих заболевших и вовсе вывезли. Оставшиеся летом собирают грибы-ягоды. Мясо не едят. Однажды спасли от охотников олененка, загнанного прирученной волко-собакой по кличке Серый. Батюшка услышал лай и, увидев приближающихся к несчастному животному промысловиков с ружьями, призвал послушников к молитве.

-- И ведь ушел, ушел олененок, - радостно улыбается Илария. - Потом охотники приходили и укоряли: "Это вы своими молитвами оставили нас без добычи! Больше в эти места не пойдем".

Спасительная молитва

Промысел Божий, по мнению матушки Иларии, не оставляет монахов. Однажды они в буквальном смысле остались без еды. Однако не голод пугал.

-- До Пасхи было всего два дня, а встретить ее нечем, - вспоминает Илария, - ни яиц, ни муки, ни масла. Нам оставалось только молиться. И вдруг (вы только представьте себе наше состояние!) мы услышали гул вертолета. Все нам привезли. И Пасха, слава Господу, удалась.

Но тайга остается тайгой, а монахи - все равно люди. Опасность - за каждым кедрачом, за соседней горой. Где рысь, где медведь, а где и волки. Настоящие, не прирученные.

-- Молитвой спасаемся, - уверяла нас монахиня.

Молитва от диких зверей (они ведь тоже твари Божьи), может, и оберегает, а вот от хвори не всегда. Правую кисть матушка повредила еще в Похвистнево. В тайге травма дала о себе знать опухолью и невыносимой болью.

-- Я ж тесто замешиваю, - пожаловалась Илария. - Когда работаю, еще ничего. Зато потом так ныть начинает!

Ее кисть пальпировал при первой встрече доктор Мицуков. Одновременно обнаружил у таежной пациентки остеохондроз. Постановил: немедленно на Большую землю. Матушку вывезли вертолетом на Увильды. Теперь пролечивают в клинике. 70-летняя Илария показала нам руку, где киста за неделю почти рассосалась. Еще несколько дней в больнице - и снова на курорт для продолжения реабилитации.

Наша собеседница нисколько не обиделась, когда мы попытались провести параллель между их отшельничеством и последователями Петра Кузнецова, ушедшими в ожидании конца света под псковскую землю. Лишь улыбнулась нашей неосведомленности:

-- Это секта. А секты - всегда не промысел Божий. И никому не дано знать, когда наступит конец света. Поэтому все это от лукавого. В Библии говорится о тех, кто, обещая спасение, прикрывается именем Господа. Таких надо избегать.

На прощание мы поинтересовались: "Почти месяц вы проведете пусть в больничных, но в комфортных условиях. Не страшно будет после мягкой постели, теплой воды, холодильника в углу, врачебного ухода, поклонения прихожан вновь оказаться в тайге на нарах из жердей?"

Лицо матушки вновь озарила светлая улыбка: "Спасибо, конечно, всем докторам, особенно Александру Федоровичу, но я с нетерпением жду возвращения. Там мое место, моя обитель".

Трибун Клавдий уверовал во Христа и принял святое Крещение вместе с женой Иларией, с сыновьями Иасоном и Мавром и со всеми домашними и воинами. Когда весть об этом дошла до императора Нумериана, он приказал всех их казнить. Мученик трибун Клавдий был утоплен в море, а его сыновья и воины обезглавлены. Христиане похоронили тела святых мучеников неподалеку в пещере, и святая Илария стала постоянно ходить туда, чтобы молиться. Однажды ее выследили и привели на мучения. Святая попросила дать ей несколько минут для молитвы, закончив которую, скончалась. Служанка похоронила святую в пещере рядом с сыновьями.

P.S. А база экстремального отдыха уже создана. Три месяца назад она приняла первых гостей. Пока их 18 - по количеству мест. Но обитель для жаждущих острых ощущений будет расширяться. Кстати, глинобитный монашеский скит с согласия отшельников перенесут от прежнего места на 150 километров в тайгу. Обустройством нового бревенчатого скита с кельями и молельней займется команда Мицукова.

Комментарии
Комментариев пока нет