Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Не зарекайтесь!

24.09.2008
Победить алкогольную зависимость можно, если знать, что делать, и действительно этого хотеть

Говорят, в России есть две извечные проблемы - дураки и дороги. Но если призадуматься, окажется, что их куда больше, например наркомания и алкоголизм. Последний почему-то возводится в России в ранг национальной традиции, однако именно поэтому он и становится такой большой проблемой в нашей стране.

Рассуждать о зависимости абстрактно легко. А перед теми, кто столкнулся с этой бедой вплотную, зачастую встают вопросы: что делать дальше, насколько дорого лечение, сколько времени оно займет? Сегодня мы поговорим об этом со старшим ординатором Челябинской областной клинической наркологической больницы Константином Бабиным (К.

Победить алкогольную зависимость можно, если знать, что делать, и действительно этого хотеть

Говорят, в России есть две извечные проблемы - дураки и дороги. Но если призадуматься, окажется, что их куда больше, например наркомания и алкоголизм. Последний почему-то возводится в России в ранг национальной традиции, однако именно поэтому он и становится такой большой проблемой в нашей стране.

Рассуждать о зависимости абстрактно легко. А перед теми, кто столкнулся с этой бедой вплотную, зачастую встают вопросы: что делать дальше, насколько дорого лечение, сколько времени оно займет? Сегодня мы поговорим об этом со старшим ординатором Челябинской областной клинической наркологической больницы Константином Бабиным (К.Б.) и анестезиологом-реаниматологом Сергеем Варламовым (С.В.).

-- Как человек, который хочет вылечиться от зависимости, может попасть в вашу больницу?

К.Б.: Существует три варианта. Первые два добровольные. Если человек хочет сохранить анонимность, не становиться на наркологический учет, он может прийти к нам и полечиться на коммерческой основе. Второй вариант - человек хочет избавиться от зависимости и идет к своему районному психиатру-наркологу. Тот уже выписывает направление к нам. В таком случае условия будут проще, чем при коммерче-ском лечении, зато проходить оно будет бесплатно. И последний вариант - недобровольное лечение. Оно производится согласно федеральному закону о психиатрии и правах граждан от 1994 года. "Скорая помощь" везет к нам больных с психическими расстройствами на почве зависимости, к примеру с галлюцинациями, которые в народе называются белой горячкой. Человек видит чертей, пауков или змей, жуков ловит под кожей - это уже тактильные галлюцинации. А также тех, кто опасен для себя и окружающих. Например, при попытке суицида. Но это уже компетенция психиатрической бригады "скорой помощи". А также к нам направляют на лечение по решению суда.

-- А как быть тем родственникам, которые хотят отправить на лечение зависимого, не признающего, что у него есть проблема?

К.Б.: Тут есть проблема законотворческого характера. Лечить мы можем только тех, кто сам согласится добровольно, или тех, кого нам привезет психиатрическая бригада "скорой помощи". А в остальном, можно сказать, что это не к нашему министерству. Мне часто звонят женщины и говорят: заберите моего мужа-алкоголика! Я им объясняю, что у меня нет такого права, ведь у него нет психического расстройства. Она мне в ответ: конечно, есть, он же пьяный! Но так не годится. Понятно, что жену жалко. Представьте, она с двумя детьми и зависимым мужем живет в двухкомнатной "хрущевке". А, как отмечал еще Булгаков, квартирный вопрос в нашей стране имеет огромное значение. Что делать в такой ситуации? Квартиру не разменять, муж лечиться не хочет, милиция не вмешивается, поскольку он пьет у себя дома и никому, кроме домашних, это не мешает, а ведь из своей квартиры его даже в вытрезвитель не заберут. Ситуация безвыходная.

-- Какие методы лечения вы практикуете?

С.В.: У нас есть все, чтобы купировать запой и лечить физиче-скую зависимость. Очень эффективна палата интенсивной терапии, в которой есть современная диагностическая и лечебная аппаратура. И высококлассные специалисты. Каждый год в этой сфере появляется что-нибудь новое, и наш заведующий все время ездит в командировки, делится опытом, привозит информацию о новых разработках. Например, совсем недавно появился новый метод - ксеноновая ингаляция. Она быстро и эффективно снимает симптомы абстиненции, облегчает физические страдания больного. Как известно, ксенон - это инертный газ, поэтому при вдыхании он не задерживается организмом и не перерабатывается затем почками и печенью. Так что не выяснено, на чем основано действие данной методики. Однако она эффективна и безвредна и поэтому взята на во-оружение нашей клиникой.

-- Так какими этапами происходит лечение?

К.Б.: Вообще этапов лечения два: первый - избавление от физической зависимости, проще, от ломки, здесь поможет наш реабилитационный кабинет. В зависимости от методики мы можем снять абстинентный синдром за 5, 10 или 14 дней, а можем и за сутки, но уже на коммерческой основе. Но главный этап второй - снятие психической зависимости. В это время с пациентом работает психолог, но этот этап уже не требует госпитализации, и это достаточно длительный процесс.

-- Многие считают, что лечиться от зависимости трудно и больно. Насколько это так?

С.В.: Больно - это дома, когда человек испытывает ломку. А у нас лечение многокомпонентное. Абстинентный синдром ищет компенсации. Конечно, если человек приходит сам, то мы лечим его медикаментами и психологическими методами, а если он в состоянии психического расстройства, мы применяем методы неотложной и экстренной терапии.

-- И все-таки многие считают, что наркология - это что-то страшное, что там привязывают к кровати и пропускают через тело ток. Но ведь сейчас уже все по-другому?

К.Б.: Вы зря так отзываетесь об электросудорожной терапии - так ток называется по-научному. Это очень эффективный метод. Ведь ток создает прецедент разрыва патологических, развившихся в процессе болезни связей, поддерживающих физическую и психическую зависимость. Дело в том, что в процессе формирования болезни нарушается законно-причинная связь формирования нервного импульса и попадания его в нужную точку коры головного мозга. А эта процедура устраняет "патологиче-ское блуждание импульса", направляя его в нужную точку коры головного мозга. Раньше это была действительно неприятная процедура, поскольку человек испытывал во время пропускания тока судороги во всех мышцах тела. А после процедуры - ощущения, как будто по нему ездил паровоз. Сейчас же есть миорелаксанты, после приема которых человек лежит расслабленный под током и не испытывает боли.

-- Можно избавиться от зависимости навсегда? Быть здоровым?

С.В.: В нашем обществе много неизлечимых болезней: эпилепсия, сахарный диабет, но мы же не считаем людей с этими заболеваниями неполноценными членами общества. Они могут жить вполне нормально.

К.Б.: Но с биологической точки зрения зависимость все-таки считается неизлечимой. Нельзя считать себя свободным от этой болезни. Но можно добиться ремиссии, разной по продолжительности: 1 год, 5, 10 лет. Все пациенты разные, и во многом это зависит от них.

-- Существует ли "мода" на наркотики?

С.В.: Наркотики уже, можно сказать, немодны. Новых наркоманов меньше, чем раньше. То есть старых наркоманов умирает примерно столько же, сколько и появляется новых. Наблюдается стабилизация. А вот с алкоголем ситуация ухудшается. Просто катастрофа. В течение нескольких лет наша нация имеет шансы спиться. Сегодня все молодые люди пьют пиво. Оно дешевое и доступное. Вон, посмотрите, молодежь покупает бутылку "Ураль-ского мастера" и ходит после его употребления в состоянии алкогольного опьянения по улицам города, никого не опасаясь. И реклама пива сейчас не самый страшный компонент, формирующий зависимость. Скорее это вседозволенность в семье и пример родителей. Вдумайтесь, впервые ребенок пробует алкоголь зачастую в семье.

К.Б.: А если говорить о наркотиках, то на сегодня, пожалуй, самые "модные", если можно так выразиться, стимуляторы. И приходят они с дискотек, где их принимают, чтобы веселее танцевалось. А начинается все с энергетических напитков. Да-да, считается, что они безвредные, но при частом употреблении приводят к деградации нервной системы, то есть чем чаще их пьешь, тем меньше они на тебя действуют, чаще у человека возникают депрессивные состояния. И уже после этого, чтобы быть бодрым, требуется что-нибудь тяжелее. Марихуана, например. А там и до таблеток недалеко. Кстати, еще одна проблема - это разные средства от кашля и обезболивающие, в которых содержится кодеин. Например, берет наркоман вещество у одного распространителя, как его называют барыги. А тут торговца "накрывают", и пока наркоман ищет нового поставщика, ему нужно как-то спасаться от ломки. Он идет в аптеку. Свободно покупает таблетки или какой-нибудь сиропчик от кашля, выпивает разом две упаковки - и все, доволен.

С.В.: Кстати, это тоже законодательный тупик. С одной стороны, продажу этих веществ в аптеке нужно ограничить, ведь это же, можно сказать, легальная часть наркоторговли. Это как боярышник - не облагающийся налогом алкоголь. Хорошо хоть его в больших бутылях продавать перестали, а то уж было совсем неприкрыто. А с другой стороны, будут страдать люди, которым кашель нужно вылечить. Ведь они каждый раз за рецептом в больницу не побегут. А кодеин - это все-таки прекрасное средство от кашля. В принципе ведь и героин был вначале создан как средство от кашля. Правда, у него быстро "побочный эффект" обнаружили и запретили.

-- Как вы относитесь к частным наркологическим клиникам?

К.Б.: Знаете, есть анекдот: "Штирлиц, как вы относитесь к женщинам? - Я к ним не отношусь". Так же и мы - к таким клиникам не относимся. А вообще, несомненно, есть нормальные клиники. Здесь ведь вторично, какова организация. Главное - какие люди. Важно смотреть на обещания, чтобы они были реальными. Есть шарлатанские клиники, которые предлагают, например, такую услугу - закодироваться так, чтобы пить, например, только 200 граммов в день.

С.В.: Это вообще мечта любого алкоголика, но неосуществимая. Можно либо не пить совсем, либо это уже алкоголизм, а он характеризуется повышением дозы. Так что пациенту пообещают эффект, он недельку-две на своих 200 граммах подержится, а потом все равно сорвется. И если до этого он долго набирал свою "норму", то теперь она вернется буквально за несколько дней.

-- Какая зависимость тяжелее: наркотическая или алкогольная?

К.Б.: Вы знаете, алкогольная зависимость сложнее. Влияние алкоголя более злокачественно. И у таких больных хронические осложнения приобретают зачастую хронический неизлечимый характер. Был у нас, к примеру, случай. Мужчина, 57 лет. Три раза он благополучно лечился от запоя. Жена его каждый раз к нам привозила. А тут она уехала в отпуск, и его запой принял брутальный характер. И его к нам привезли с болезнью Корсаковского. Так что алкоголизм дает много психических нарушений. Бывают даже эпилептические припадки на фоне абстинентного синдрома. А наркоманы умирают от передозировки, абсцесса или сопутствующих заболеваний, но таких эффектов, как алкоголизм, наркомания не дает.

-- Самые грустные моменты вашей профессии?

К.Б.: Смотреть, как наркоман или алкоголик вовлекает своих близких в созависимость, превращая их в спутников больного существа, вечно обслуживающих его. Ведь мало же, к примеру, родителей со столь холодным разумом, чтобы оставить ребенка, который обворовывает, подставляет ради зависимости, а потом просит денег на лечение. У большинства возникает животный инстинкт - спасать. Так что родственников всегда более жалко, особенно когда потенциал у больного нулевой.

-- Трудно ли вам работать с психологической точки зрения?

К.Б.: Да нет. Вот в вузе на анатомии с трупами было трудно, но ведь работают люди патологоанатомами и даже, говорят, могут перекусывать рядом с трупами. Это профессия. Конечно, бывает жаль, когда человек срывается и его привозят к нам обратно, но и это часть нашей работы. Вообще, даже во всем мире курабельность, то есть излечение, этого заболевания низка: 25-30 процентов. Но ведь и это немало, если каждый четвертый к нормальной жизни вернется. Кроме того, бывают случаи, когда происходит гиперкомпенсация - наркоманию или алкоголизм заменяет трудоголизм, и человек быстро достигает успеха в жизни. Очень приятно встретить на улице человека, который два года назад грязный, оборванный, побитый был доставлен в твою клинику. А он благодарит тебя, потому что у него свое дело, жена и ребенок. Так что нужно не рыдать, а работать.

-- Спасибо за беседу. Надеюсь, я не попаду к вам, кроме как по работе.

К.Б.: Не зарекайтесь!

Алина КАЗАЧИХИНА

Комментарии
Комментариев пока нет