Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Железная дорога - моя жизнь"

27.12.2001

Стереотипное мышление обычно рисует нам женщину-железнодорожницу весьма прозаично - не иначе как в оранжевом жилете с гаечным ключом наперевес, мерящую твердым шагом бесчисленные рельсовые километры. Но не такая Нина Яковлевна Шуклина. Для нее железные дороги измеряются не тысячами обычных километров, а скорее километрами вопросов, неразгаданных имен и судеб. Вообще она производит впечатление поэтессы или писательницы. И, надо сказать, этот образ не так далек от действительности.

Стереотипное мышление обычно рисует нам женщину-железнодорожницу весьма прозаично - не иначе как в оранжевом жилете с гаечным ключом наперевес, мерящую твердым шагом бесчисленные рельсовые километры. Но не такая Нина Яковлевна Шуклина. Для нее железные дороги измеряются не тысячами обычных километров, а скорее километрами вопросов, неразгаданных имен и судеб. Вообще она производит впечатление поэтессы или писательницы. И, надо сказать, этот образ не так далек от действительности. Но только ее муза - железная дорога. О прошлом Южно-Уральской железной дороги лучше, чем Нина Яковлевна, не расскажет и, наверное, не напишет никто. Она знает про ЮУЖД почти все, начиная с момента ее становления вплоть до сегодняшних дней. И это неудивительно, ведь железнодорожную летопись Нина Яковлевна писала сама, кропотливо собирая по местным архивам под сводами своего музея редкие крупицы из прошлого нашей магистрали. Хотя Нина Яковлевна не потомственный железнодорожник, ее пристальный интерес к дороге появился не на пустом месте.

Она родилась в 1937 году. Сначала была станция Шагол, небольшой поселок Бахаревка. Бесконечный перестук колес проходящих мимо составов слился с шумом голосов в далекую музыку детства. Нина Яковлевна говорит: "Я сама-то, видимо, родилась под стук колес". Более или менее сознательный возраст и связанные с ним отчетливые воспоминания совпали для Нины Яковлевны с Великой Отечественной войной. Военные эшелоны тогда проносились мимо Бахаревки тысячами чьих-то жизней на фронт. За ними исчезали санитарные, грузовые поезда; лихорадочно мчались в обе стороны круглые сутки. И круглые сутки в Бахаревке не умолкал этот памятный стук колес, будто сердечный пульс военного времени. В те годы Южно-Уральская магистраль в который раз была призвана выручить челябинцев. Еще на заре ХХ века железная дорога, по словам Нины Яковлевны, "спасла город", вдохнув в него вторую жизнь. А в военные годы от Южно-Уральской дороги зависела судьба не только бывшего провинциального городка, но и сотни судеб других городов. Уже после войны была школа. После школы Нина Яковлевна уехала в Свердловск, нынешний Екатеринбург. Но ее все равно неумолимо как-то с самого начала, как по накатанным рельсам, продолжало тянуть на Южно-Уральскую. Возможно, звали воспоминания, такие живые до сих пор. Она пришла в музей ЮУЖД в 1974 году почти одновременно с его основанием. Позади, словно за кадром, остались исторический факультет Уральского государственного университета и педагогическая практика в тогдашнем Целинограде, теперешней Астане. А впереди, будто замерло в ожидании, огромное нераспаханное поле приложения сил, ума, амбиций, но самое главное - те заветные километры вопросов, забытых имен и судеб, о которых сегодня Нина Яковлевна, как никто другой, умеет рассказать так, что волей-неволей почувствуешь себя очевидцем давно минувших дней. Сейчас в исторической шкатулке Нины Яковлевны скопилось разных материалов о нашей дороге великое множество. Она печатается, принимает участие в конференциях. Ее труд "Из истории Южно-Уральской" широко известен в краеведческих кругах и активно цитируется. Готовится выйти в свет еще одна работа, приоткрывающая завесу над Челябинском 20-х - "Челябинский узел. Годы разрухи: 1921-1923 годы". Это ее самые любимые темы и любимый период: любимый XIX век, когда все начиналось и будущая Южно-Уральская только готовилась стать одной из мощнейших магистралей страны; и любимые предвоенные неисследованные 20-е. "Искать - это моя страсть, - признается Нина Яковлевна, - но искать не для себя, а чтобы люди знали. Ведь иначе какая-то "вещь в себе" получается". Эту "дорожная страсть" Нина Яковлевна передала юным железнодорожникам с Малой железной дороги. Они с большим энтузиазмом помогают ей пополнять музейную коллекцию самыми удивительными находками. Так, в музее ЮУЖД среди наиболее раритетных вещей, помимо старинного колокола, отлитого в 1896 году, и Демидовского рельса, хранится также самый настоящий проходной светофор, как бы дающий "зеленый свет" всем молодым исследователям. "Железнодорожной тропой" Нины Яковлевны прошли и ее сыновья. Оба окончили железнодорожный техникум, внук тоже собирается на Малую железную дорогу. "Я себя здесь нашла, - говорит она, - и другим помогла. Вот такая железнодорожная судьба".

Комментарии
Комментариев пока нет