Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

История горной болезни

26.09.2008
Продолжаем публикацию дневника экспедиции на пик "Челябинский рабочий"  в Киргизии

Начало занятий

Когда мы перетаскали все продукты, стояла уже глубокая ночь. С утра, согласно нашему жесткому графику, нужно было приступать к занятиям в горах.

Еще в Челябинске, рассказывая о Киргизате, Михаил Семенович Левин сравнивал горы с белыми медведями, вышедшими на прогулку. Мне так и представлялось: выглядываешь из палатки, а там - белоснежные горы-медведи. Помню, меня сбил с толку заголовок в нашей газете от 1977 года: "Челябинский рабочий" на Памире".

Продолжаем публикацию дневника экспедиции на пик "Челябинский рабочий" в Киргизии

Начало занятий

Когда мы перетаскали все продукты, стояла уже глубокая ночь. С утра, согласно нашему жесткому графику, нужно было приступать к занятиям в горах.

Еще в Челябинске, рассказывая о Киргизате, Михаил Семенович Левин сравнивал горы с белыми медведями, вышедшими на прогулку. Мне так и представлялось: выглядываешь из палатки, а там - белоснежные горы-медведи. Помню, меня сбил с толку заголовок в нашей газете от 1977 года: "Челябинский рабочий" на Памире". Это не совсем так: мы приехали не на Памир, а к подножию Кичик-Алай-ского хребта. Алай, как объяснил мне впоследствии геофизик Сергей Соловьев, - переходная горная цепь, связующее звено между Тянь-Шанем и Памиром. Снежники и ледники начинались дальше, за восемь километров от нашего лагеря. Там, где стояли мы, не было "белых медведей". Были арчовые леса (арча - южное дерево, похожее на тую или кипарис) и травянистые склоны.

Еще в Челябинске вставал вопрос об инструкторе. Нужен был человек, который ходил бы вместе с новичками, объяснял им элементарные правила поведения в горах. Михаил Семенович, в силу своего возраста и состояния здоровья, выполнять эту роль не мог. Спортсмены-разрядники преследовали свои цели: пока позволяет здоровье, сделать как можно больше сложных восхождений. С нами им было не по пути. Наконец, инструктор нашелся - кандидат в мастера спорта озерчанин Вячеслав Петрович Бастриков.

Утром мы вышли на построение.

-- Называть меня по имени-отчеству и на вы, - объявил наш инструктор первое правило.

Он повел нашу группу за перевал, по травянистым склонам, все выше и выше. Погода испытывала нас на прочность. Шарип говорил, что до нашего приезда почти месяц стояла сухая погода. Как только мы приехали, начались дожди. Полностью дождливых дней в Киргизате не бывает. С утра светило яркое солнце, потом лил дождь, сменяясь снегом и градом, затем погода налаживалась, чтобы вновь испортиться. Вячеслав Петрович повел нас на осыпные склоны. Объяснил, что по ним не ходят, а просто перебирают ногами.

-- Встали и посыпались, посыпались, - через секунду он уже стремительно ехал вниз вместе с кучей мелких камней и песка.

Безрезультатные поиски озера

К вечеру мы вернулись в лагерь, уставшие, но довольные.

Наутро снова пошли на занятия. Михаил Семенович определил нашу цель: отыскать два красивых озера. От места, где стоит лагерь, отходят три ущелья, разделенные горными хребтами: Курган, Джолджилга и Суйчикты. Наш путь лежит по ущелью Суйчикты, что в переводе на русский означает "вода побежала", "вода через край". С двух сторон речка Суйчикты зажата в тиски каменных осыпей - морен. Вячеслав Петрович объяснил нам, что морены бывают старыми и молодыми. На старых камни укрепились, уплощились и стоят неподвижно. На молодых моренах камни острые и под весом тела шевелятся. Мы шли по грудам камней, то поднимаясь, то спускаясь, но все время набирая высоту. Морены имели вид небольших горок. Казалось: вот за этой горкой уж точно будет озеро. Но мы поднимались и видели только камни, в углублениях не было ни капли воды. Когда, наконец, мы встретили небольшую водную ванночку, радости не было предела. Вот оно, долгожданное озеро!

-- Это лужа, из которой пьет воду заблудшая овца, - умерил наш пыл Вячеслав Петрович и указал острием ледоруба на возвышающуюся впереди морену. - Поднимемся туда и сверху увидим, есть ли озера дальше.

Силы кончились. Я смотрела на нашего инструктора, уверенно идущего вверх, и не верила своим глазам.

-- А Вячеслав Петрович-то у нас шутник, - сказала Настя Черных.

Кое-как я залезла на гребень морены, посмотрела вниз: озер снова не было! Мы остались сидеть, а Вячеслав Петрович пошел дальше - на разведку. Вернулся в недоумении: и за следующей мореной не было никаких озер. Сфотографировали мы лужу в качестве доказательства для Михаила Семеновича и пошли обратно. Инструктор наш держался молодцом, все остальные страшно устали.

-- Доживете до моего возраста (65 лет. - О.Г.) и будете так же легко бегать по камням, - наставлял нас Вячеслав Петрович и уточнял: - Если доживете.

Помню, как, запнувшись на шевелящемся камне, я горько заплакала.

-- Ушиблась или обидел кто? - подошел ко мне Вячеслав Петрович.

Я не могла объяснить причину своих слез: скорее всего, это были слезы бессилия. С тех пор он стал обо мне заботиться: "Вот камушек помягче, присядь, отдохни".

Меняющаяся кровь

К вечеру мне стало худо: поднялась температура и началась лихорадка. У остальных состояние тоже было не ахти. Тренерский совет это несколько обескуражило. Стало понятно, что к тренировкам в намеченном режиме мы не готовы. Михаил Семенович и Вячеслав Петрович подумывали о том, не нанять ли лошадь для восхождения на "ЧР".

Ночью совершенно не спалось. К утру температура не опустилась, несмотря на выпитый парацетамол. По графику нужно было вновь выходить на занятия. Пришлось пропустить. К полудню я вышла из своей палатки. Наши разрядники ушли в разведку на "Челябинский рабочий", в лагере остались только Михаил Семенович и я.

О причине моего невыхода на занятия Михаил Семенович спрашивать не стал. Он снова, как и в поезде, стал рассказывать истории из практики альпиниста. Михаил Семенович обладал способностью говорить на протяжении многих часов без перерыва, заполняя монологом неловкие паузы.

Воспользовавшись случаем, я рассказала о своем плохом самочувствии. Михаил Семенович потрогал мое запястье - температура действительно была повышенной. Я выпила парацетамол, через три часа еще одну таблетку.

Оказывается, когда мы попадаем в горы, по нашим жилам начинает течь другая кровь. Не в переносном, а в буквальном смысле. Происходит бешеный выброс эритроцитов, организм требует кислорода, а в воздухе его не хватает. Болезненный процесс занимает около десяти дней, после чего организм полностью акклиматизируется. Михаил Семенович считает, что в период акклиматизации нужно активно двигаться.

-- Бастриков просит у меня выходной день для вас, - сообщил он по секрету. - Я дам, но вы должны его заслужить! Сходить на "Челябинский рабочий"!

К вечеру возвращаются с занятий наши ребята с Вячеславом Петровичем. Все утомлены до крайности, ложатся и не выходят из палаток. Это при том, что занятие прошло не в полном объеме. Нашим тренерам приходится признать, что организмы их подопечных оказались совершенно не готовы к интенсивным тренировкам.

К вечеру возвращаются разрядники. Они побывали на "Челябинском рабочем". То, что для нас пока далекая и недостижимая цель, для них всего лишь разминка. Еще в Челябинске Михаил Семенович предупредил, что первыми на "ЧР" взойдут разрядники. Исследуют маршрут, чтобы у нас потом не было неожиданностей. Володя Горшков, Саша Джура, Катя Медвинская и Олег Шанаурин прошли по пути первопроходцев, а Дима Маслов и Наташа Иваницкая - с другой стороны гребня, по более сложному пути. Они сфотографировали гору, посмотрели записку, но снимать ее не стали - оставили это почетное право новичкам. Впрочем, они сомневаются, что мы взойдем на "ЧР" в полном составе, и не без оснований. 30 лет назад, в 1977 году, маршрут проходил по снегу. Сейчас снег стаял и обнажился ледник, значительно усложнив восхождение. Заберемся ли? Большой вопрос. Но у нас есть козырь: льет дождь. Это значит, что в горах в это время идет снег, ложась на ледник пушистым покрывалом. Мы вспоминаем слова водителя "уазика" Шарип-бека: почти месяц стояла сухая и солнечная погода. Может быть, поэтому ледник обнажился?

Тренерский совет принимает решение: дать день отдыха и для новичков, и для разрядников.

Олеся ГОРЮК

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет