Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Долгая дорога в горы

19.09.2008


"Альпинизм - это способ как можно хуже перезимовать лето" - есть в ходу у альпинистов такая шутка. В долгую зимовку отправился и корреспондент "Челябинского рабочего". Отправился в самую горную из бывших советских республик - Киргизию, чтобы взойти на пик, названный в 1977 году "Челябинским рабочим". Финансовую поддержку альпмероприятию оказал Челябинский тракторный завод. Каждую неделю по пятницам мы будем печатать путевые дневники, ставшие результатом этой поездки.

"Альпинизм - это способ как можно хуже перезимовать лето" - есть в ходу у альпинистов такая шутка. В долгую зимовку отправился и корреспондент "Челябинского рабочего". Отправился в самую горную из бывших советских республик - Киргизию, чтобы взойти на пик, названный в 1977 году "Челябинским рабочим". Финансовую поддержку альпмероприятию оказал Челябинский тракторный завод. Каждую неделю по пятницам мы будем печатать путевые дневники, ставшие результатом этой поездки.

Все началось с редакционной летучки: о каких исторических фактах можно вспомнить на столетии газеты? Редактор Борис Николаевич Киршин вспомнил о пике "Челябинский рабочий".

-- Возьмешься? - спросили коллеги, зная мое увлечение туризмом.

-- Возьмусь.

Наша встреча состоялась через два дня. Михаил Семенович Левин рассказал о районе Киргизата, который осваивал на протяжении многих лет, и о пике "Челябинский рабочий". Главное, что я вынесла из этой встречи: залезть на пик можно.

"Сюда ребенок в валенках залезет!"

До сего момента Киргизия была для меня чем-то совершенно далеким, несбыточной мечтой. Хотелось побывать на Иссык-Куле, на Тянь-Шане, но никаких конкретных планов не было. И вот - экспедиция на пик "Челябинский рабочий".

Нужно было готовиться. Михаил Семенович советовал бегать каждый день по часу - тренировать голеностопы. Рассказывали про какого-то альпиниста, который целый год бегал на десятый этаж и подошел к началу спортивного сезона в отличной форме.

Прошла неделя между тем, как я услышала о необходимости беговых тренировок и собралась на первую пробежку - от входа на стадион "Центральный" до Мельничного поселка. Помню свои ощущения - страшная одышка через каждые 10 шагов. Поругав себя мысленно за то, что начала бегать не сразу, я даю себе слово, что буду проводить тренировки каждый день. На следующее утро пробежка вполне удается. Оказывается, если бегать очень-очень медленно, не будет ни одышки, ни учащенного пульса. Пусть в темпе черепахи, но я бегу! Помню, всегда хотелось пробежать от дома до карьера в парке культуры и отдыха. В 18 лет мне это не удавалось, а сейчас, в 28, удается не только пробежать туда и обратно, но еще и обежать карьер вокруг.

Несколько раз я сходила на скальные тренировки. Михаил Семенович считал, что заниматься на скалах новичкам еще рано: на пике "Челябинский рабочий" не будет скальных участков, стало быть, навыки хождения по вертикали нам не пригодятся. Но Владимир Горшков настоятельно советовал нам заниматься на скалах. С Владимиром, председателем Челябинской федерации альпинизма, Михаил Семенович познакомил нас на соревнованиях скалолазов в карьере Изумрудный. На Изумрудном карьере есть две скалы, облюбованные спортсменами. Рыжая для новичков и "Ну, погоди" (по надписи на камне) - для более опытных. Меня удивляла и внушала уважение завидная регулярность, с которой занимались на скалах наши новые знакомые, спортсмены. Они являлись на карьер каждый вторник и четверг, а частенько и в выходные. Все работают - кто инженером, кто менеджером, кто строителем, у всех семьи, и вот, однако ж, четыре раза в неделю находят время на тренировки. Ездили, как правило, на велосипедах, что уже само по себе способствовало поддержанию спортивной формы. Горшков познакомил меня с тренером Владимиром Щукиным. Необыкновенно добродушный человек, он прямо-таки излучал позитив.

-- Мне сейчас интересно тренировать начинающих, а не лазить в горы, - сказал как-то Владимир в подслушанном мною разговоре.

Я полезла по самому простому маршруту. Час назад лил сильный дождь, и скала сочилась водой, руки соскальзывали с камня.

-- Ну, что же ты? - кричит мне снизу Владимир Иванович. - Здесь ребенок в валенках пролезет! Ну, слезай.

Однажды мне довелось наблюдать, как молодые мама и папа учили лазить по скале своего двухгодовалого сынишку (на фото слева). Он цеплялся ручками и ножками за каменные выступы, уверенно карабкаясь вверх.

Щукин дал пару советов, которые впоследствии очень мне пригодились.

-- Не делай приставных шагов - иначе снижается скорость, - заметил он.

Позже я поняла универсальность этого правила: приставные шаги не только снижали скорость, но и нарушали балансировку в пространстве. Стать крутым скалолазом за пять-шесть тренировок мне не удалось, однако самые простые маршруты я освоила и лезла по ним довольно уверенно.

Главным в процессе подготовки было достать необходимое снаряжение. Нам дали список: репшнур, самостраховка, верхняя и нижняя обвязка, веревка, каска, ледоруб, карабины, кошки и много чего еще. Купить всю эту амуницию было невозможно: на одни только кошки, каску и ледоруб ушло бы порядка 10 000. Службы проката, где было бы это все, в области не существует. Пришлось доставать у знакомых. Помню, как поехала в Миасс за ледорубом. Поглядев на мои абалаковские кошки, Михаил Семенович со свойственным ему юмором заметил:

-- Был ограблен какой-то музей альпинизма.

Очень помог "Родонит" - и магазин, и турклуб. Магазин на улице Образцова, 10, предоставил костровой тент со стойками и веревку, турклуб - два комплекта кошек.

Внеплановый концерт в плацкарте

Вот, пожалуй, и все про нашу подготовку. 10 июля мы загрузились в прицепной вагон Челябинск-Бишкек. Каждый нес по два рюкзака, поэтому все грузовые полки были уставлены нашими вещами.

Вынужденное безделье в поезде скрашивали Михаил Семенович и чудом оказавшийся в нашей плацкарте стажер оперного театра Вадим Зарипов.

Михаил Семенович с утра до вечера мог рассказывать об альпинизме. Он задавал нам задачи вроде этой: "Ты идешь вдвоем с девушкой. Она вдруг начинает сильно отставать. Твои действия?"

-- Возьму рюкзак, - откликался кто-то из парней.

-- Не отдает.

-- Потороплю.

-- И это не помогает. Нужно спросить ее: "Что с тобой, родная?" и поставить идти впереди себя. Оказывается, она просто сбила темп и не может восстановить дыхание. Очень скоро успокоится и пойдет нормально.

Вадим представился нам "ведущим стажером театра оперы и балета". Я насторожилась: лицо знакомое. Действительно, однажды я слышала, как он пел партию старого цыгана на репетиции в академии культуры и искусств. Он ехал к маме и тетушке в Бишкек. По долгу службы постоянно встречаюсь с оперными артистами и артистками, однако ни разу мне не доводилось видеть их "в жизни". Осталось детское любопытство: поют ли они вне сцены и как поют - неужели так же громогласно? Оказалось, что да. Раскатистый бас в крохотной плацкарте прицепного вагона звучал нереально. Покончив с ариями, Вадим заиграл на гитаре Элвиса Пресли, с Пресли перешел на татарские частушки, а уже от них - к горловому пению вкупе со свистом, заметив, что "это очень вредно для голоса". Как же мы удивились, когда, подняв нижнюю полку, он достал оттуда аккордеон "Вельтмейстер".

-- И ведь не хотел брать, да вдруг, думаю, попадется хорошая компания!

Последовал четырехчасовой концерт. Плавание по музыкальным просторам Вадим начал с Баха и Моцарта, а далее его, как мятежный парусник, кидало в разные эпохи, культуры и стили. Мы завороженно слушали. Спохватившись, Витя Смирных стал фотографировать нашего попутчика, Олег Тимофеев - записывать на диктофон. Спустя три недели часть нашей команды возвращалась из Бишкека через Свердловск, и "ведущий стажер оперного театра" ехал в том же вагоне. Но попутчики у него были уже другие. Попытался запеть - зашикали, "ребенка разбудишь". Не на всех действует волшебная сила искусства.

Город "Мерседесов"

Поздно вечером 13 июля мы прибыли в Бишкек. Нас встретил Серега Соловьев - бывший челябинец, альпинист, ныне живет в столице Киргизии.

-- Давай рюкзак! - обратился ко мне Соловьев. Я замешкалась.

-- Ну же, - торопил он, - не корчи из себя альпинистку!

Рюкзак я отдала, а Соловьева за эту фразу невзлюбила. Он организовал два "бусика" - восьмиместные форды, которые должны были доставить нас из Бишкека в Ош, на юг Киргизии. Долгая дорога в Ош длится почти сутки. Серпантином петляет по горам, иногда - тоннелями - забирается в самые недра каменной породы. Мы проезжаем Токтогульскую ГЭС. Выше плотины образуется самое крупное в Средней Азии высокогорное искусственное море площадью 300 квадратных километров и объемом воды 19 миллиардов кубических метров. Странное впечатление производит это огромное водохранилище на реке Нарын: километры безжизненной, неподвижной воды изумрудного цвета.

Ош - небольшой городок на юге Киргизии. В глазах рябит от подержанных "Мерседесов" и маленьких машинок Daewoo tico. Последнюю, как мне рассказали, производят в Узбекистане и стоит она 68 000 в переводе на рубли. Жара стоит страшная, мутная вода, текущая по арыкам, чуть увлажняет воздух. По плану нас должен был встретить Шарип-бек на своем уазике, но он не появлялся, а его сотовый телефон не отвечал. В надежде дозвониться идем на почту.

-- Дай попить, - просит женщина-оператор, заметив в моей руке бутылку с кока-колой. - У нас с утра нет питьевой воды.

Не дозвонившись до Шарип-бека, мы с Михаилом Семеновичем едем к нему в поселок Иски-Наукат. Вся наша группа в это время отправляется закупать продукты на ошский базар. В дороге Михаил Семенович обозначает проблемные точки нашей экспедиции:

-- Альпинисты ходят связками. Связка - команда, где каждый понимает друг друга с полуслова. А у меня нет ни одной связки: Медвинская никогда не ходила с Джурой, Горшков никогда не ходил с Шанауриным. Единственная связка, бережно опекаемая мной, Маслов-Швец. Но Швец не поехал.

Мы застаем Шарипа дома и договариваемся на утро. В 12.00 он приезжает и везет нас в горы.

Въезжаем в национальный парк "Киргизата". У входа - расценки: "Автоуналар - 70 сом, мотоциклдер - 30 сом". Уазик Шарипа, подпрыгивая на камнях и застревая в горных ручейках, подвозит нас почти до самого базового лагеря. Наша задача - найти место для лагеря и перетаскать туда все продукты, чем мы и занимаемся до глубокой ночи.

Олеся ГОРЮК

Комментарии
Комментариев пока нет