Новости

У памятника "Героям фронта и тыла" на городской эспланаде собралось около 3000 человек.

Четверо участников несанкционированного митинга были задержаны.

Рейс из Екатеринбурга в Нячанг вылетел с опозданием на пол-суток.

24-летняя лихачка наехала на школьника на пешеходном переходе около дома №34 по Гурзуфской улице.

По счастливой случайности никто не погиб.

Часть перевозчиков объявили о повышении цен до 23 рублей.

Из них три автомобиля горели в Перми.

Восемь вооруженных бандитов атаковали подразделение Росгвардии в станице Наурской.

Еще двум школьницам, за которыми охотился извращенец, удалось убежать.

Собрание депутатов выберет его из кандидатов, представленных конкурсной комиссией, и тот возглавит местную администрацию.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

Кулаком по лицу

03.09.2008
Челябинский предприниматель сломал челюсть незнакомому парню, но виновным себя не считает

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Несостоявшийся ужин

Они не успели даже заказать ужин, как вспыхнул скандал. Два Алексея дружили с детства, жили в одном доме, но давно не виделись. Один из них только что вернулся из командировки. Они столкнулись в собственном дворе за полночь, когда ставили на стоянку машины. И хотя время было уже позднее, отправились в соседний ресторан "Гранд Хаус" поговорить и перекусить.

Челябинский предприниматель сломал челюсть незнакомому парню, но виновным себя не считает

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Несостоявшийся ужин

Они не успели даже заказать ужин, как вспыхнул скандал. Два Алексея дружили с детства, жили в одном доме, но давно не виделись. Один из них только что вернулся из командировки. Они столкнулись в собственном дворе за полночь, когда ставили на стоянку машины. И хотя время было уже позднее, отправились в соседний ресторан "Гранд Хаус" поговорить и перекусить.

Через два столика четверо мужчин праздновали день рождения. Виновник торжества Игорь был им знаком. Он сам подошел поздороваться. Друзья поздравили его с 19-летием и, наконец, развернули меню.

Но вальяжный мужчина с усами, возглавлявший соседнюю компанию, вдруг начал громко кричать Алексею Иванову:

-- А ну-ка подойди сюда, объяснись!

Молодые люди старались не обращать внимания на властного и не очень трезвого соседа. Но он не привык к тому, чтобы его не слушались. И повторил свое требование, сопроводив его весьма крепкими выражениями.

-- Оставьте нас в покое! - отмахнулся от него Алексей. А его спутник добавил: - Хотите нас о чем-то спросить, подойдите сами.

Такой наглости взбешенный сосед стерпеть не мог. Через минуту вместе со своим телохранителем (позднее он был охранником, начальником службы безопасности, а также водителем) уже стоял возле их столика, угрожая, осыпая бранью и требуя немедленно удалиться из ресторана и не мешать им отдыхать.

-- Да с какой это стати?- возмутились было парни.

Но подошедшие уже вытаскивали Алексея из-за столика. Другой Алексей кинулся на помощь другу. Скандал набирал обороты.

Тут, наконец, появился охранник "Гранд Хауса". Он наблюдал за происходящим со стороны: ему и в голову не пришло нажать тревожную кнопку, вызвать милицию. А выяснив, что молодые люди даже заказ еще сделать не успели, он заявил:

-- Тащите их на улицу! Там делайте с ними что хотите.

Телохранитель между тем выволок одного парня в холл ресторана.

-- Папа! - кинулся им вслед Игорь. - Не трогай их! Это мои друзья.

И тут же получил пощечину от отца.

-- Откуда ты знаешь моего сына?- повернулся разгневанный мужчина к другому Алексею. Услышав от него имя родственника, ударил кулаком в челюсть. Иванов упал, растянувшись на полу во весь рост, и получил несколько ударов ногой в лицо. Крики вбежавшего друга: "Не трогайте его, беспредельщики!" слегка отрезвили хулигана.

Много месяцев спустя я с недоумением спросила Алешу Иванова, кандидата в мастера спорта, редактора сайта "Автодром", тренированного юношу двухметрового роста и совсем не робкого десятка:

-- Как же так? Тебя били в лицо. Почему ты даже не попытался дать сдачи обидчику?

-- Я слышал, как он командовал своему охраннику: "Ты ОМОН вызвал? Им в карманы по семь граммов героина и грузим". Мы решили, что они из наркоконтроля или милиции. И не стали рисковать.

15 минут и 15 кг

Скандал в "Гранд Хаусе" продолжался всего-то четверть часа. Он был случаем таким заурядным, что не попал ни в какие криминальные сводки. Большинство сотрудников ресторана даже внимания не обратили на эту обыкновенную ссору. Вскоре парни стояли на улице. У Алексея Иванова был выбит зуб, кровь текла изо рта, порвана футболка, говорил он с большим трудом. Чтобы не испугать своим видом домашних, сначала зашел к другу привести себя в порядок, смыть кровь.

Мама Алексея, медик, ахнула, увидев его:

-- У тебя же сломана челюсть. Надо немедленно вызвать "скорую помощь".

Пришлось идти домой за паспортом и полисом. Он изо всех сил старался не шуметь. Но все-таки мать услышала, вышла в коридор. Алеша говорил с трудом:

-- Меня избили, внизу ждет "скорая".

"Скорая" привезла Алексея в отделение челюстно-лицевой хирургии горбольницы N 3. Рентген показал два перелома: ментальный нижней челюсти справа и ангулярный слева.

В ходе операции ему удалили сломанный зуб.

-- Такой боли никогда еще не испытывал, - признавался потом родным Алексей.

Он не до конца понимал всю серьезность своего положения. Но наутро обнаружил, что мучительная тянущая боль еще полбеды. Каждый его верхний зуб врачи жестко соединили с нижним проволокой и резинкой, наложили шины, чтобы ровно срастались кости. Челюсть не двигалась, рот не открывался. Говорил он с трудом, жевать не мог вообще. Питался через трубочку или цедил жидкость сквозь зубы: бульон, жидкие каши, кисели.

Полтора месяца продолжалось это тягостное для всей семьи испытание. Попробуй-ка накорми 27-летнего парня двухметрового роста таким образом! За это время Алексей, который и так лишним весом не отличался, похудел на 15 кг.

Когда челюсть "освободили", пришлось продолжать лечение уже в стоматологии. Но зубы у него болят до сих пор.

"Человек из власти"

Утром следующего дня встревоженная мать Алексея приехала в больницу навестить сына. В дверях она столкнулась с его приятелями, которые, как оказалось, хорошо знали его обидчика. Тут она впервые узнала о том, что произошло в ресторане и что за люди сидели за соседним столиком. Вместе с сыном они решили написать заявление в милицию.

Галина Иванова, мама Алексея, - генеральный директор информационного агентства "Уралпрессинформ", журналист с 30-летним стажем, человек абсолютно бескомпромиссный. Касается ли это работы или ее лично, она всегда идет напрямик, добиваясь справедливости, правды, как она их понимает. Ее журналистская прямолинейность, бесстрашие не раз сослужили ей горькую службу, но не сделали ее более осторожной и гибкой. Раз есть закон, убеждена она, значит, он один для всех и должен соблюдаться неукоснительно. Даже если ты "человек из администрации", как он сам себя позиционирует. Обидчиком Алексея оказался известный в городе предприниматель, директор ООО "Челябгорзеленстрой" Сергей Жириков.

В Центральном РУВД заявление приняли, но уголовное дело возбудили не сразу и почему-то против неустановленного лица. Объясняли: чтобы определиться со статьей обвинения, надо получить заключение судмедэксперта, вот, дескать, снимут шины. Шины сняли только через полтора месяца.

Попытка помириться со стороны Жирикова не удалась. Сначала он пытался извиниться перед матерью пострадавшего. Свое странное поведение в ресторане объяснил тем, что принял молодых людей за наркоманов. Но тут же обзывал их щенками, обкуренными подонками, пьяной сволочью. Хотя и фельдшер "скорой", и экспертиза зарегистрировали полную адекватность парней и отсутствие алкоголя. На прощание он уверенно заявил, что если дойдет до суда, отвечать за сломанную челюсть все равно не будет, потому что обвинение будет предъявлено не ему, а начальнику его охраны Владимиру Кнауцу.

Все против потерпевшего

Подобные дела в судебной практике, утверждают специалисты, гроша ломаного не стоят и расследуются в течение месяца-двух. В уголовном деле N 462689 (Иванов против Жирикова) сотни страниц, на расследование его потребовалось почти полтора года. Когда знакомишься с ним, создается впечатление: сделано все, чтобы запутать самих себя.

Конфликт в ресторане произошел 27 апреля 2007 года. Дело по нему было возбуждено только в середине июля, а активные следственные действия начались лишь в конце сентября, когда ресторан "Гранд Хаус" на улице Советской был уже закрыт, штат расформирован, бармен, официанты, уборщицы напрочь забыли детали и без того незначительного, на их взгляд, случая.

Схемы происшедшего начали рисовать тогда, когда на месте ресторана началось возведение комплекса "Куба" и восстановить место действия оказалось невозможным. А план оперативно-следственных мероприятий по этому делу дознаватель составила только в декабре - семь месяцев спустя после избиения. Несколько раз она пыталась закрыть дело за недоказанностью, прокуратура возвращала его на доследование.

В ходе следствия трижды (!) была проведена судмедэкспертиза: то дознаватель, то прокуратура находили для эксперта все новые и новые вопросы, хотя, наверное, их можно было бы задать сразу.

Несколько раз Алексей Иванов пытался сделать отвод дознавателю, которая подсказывала стороне обвинения варианты ответов, уточняла высказывания в протоколе, позволяла оскорблять потерпевшего прямо в стенах милиции. Но бесполезно.

Последней каплей стало неожиданное заявление обвиняемого: Галина Иванова вымогала у него миллион рублей. Свидетелей и доказательств тому у него не было, зато размер суммы несколько раз менялся: то полтора миллиона, то миллион двести, то пятьсот тысяч рублей. Передача дела в суд бесконечно затягивалась, создавалось впечатление, что с определенной целью и связано это со сроком давности.

-- Благодаря такому ходу следствия я начал чувствовать себя не потерпевшим, а обвиняемым, - признавался Алексей, - закон сам по себе, а я сам по себе.

Он одну за другой писал жалобы в прокуратуры Челябинска и области. Но ничего не менялось. Тогда он обратился за помощью в СМИ.

"Челябинский рабочий" не мог помочь коллеге: по такому "серьезному" делу дознаватель Центрального РОВД Елена Басова категорически отказалась встречаться с журналистом. На любые вопросы отвечала одинаково жестко: "Без комментариев!" Такую же позицию занял и адвокат Сергея Жирикова - в прошлом заместитель прокурора Центрального района Владимир Пещеров.

Лишь сам Сергей Юрьевич согласился побеседовать с журналистом, чтобы эмоционально рассказать, какую травлю устроила ему "невменяемая" Иванова. Уже год он живет как на пороховой бочке, его поведение даже разбирали в городской администрации. В предынфарктном состоянии он попал в кардиологию. В красках живописал, как она вымогала у него миллион рублей. А когда я усомнилась, пригрозил ФСБ. Но все это говорилось строго без диктофона.

Последнее слово подсудимого

И все-таки суд состоялся, пусть и полтора года спустя после драки в ресторане. Сергей Жириков вновь задействовал весь возможный арсенал солидного бизнесмена. Но он привел свидетелей, которые давали показания: против него самого. Он оплатил частную - четвертую по счету - экспертизу, доказывающую: Иванов сам сломал челюсть, упав на непонятно откуда взявшийся бордюр. Однако суд полностью опроверг ее выводы. Сам Сергей Юрьевич и его телохранитель постоянно путались в показаниях, противореча себе и друг другу: по придуманной ими для суда версии это телохранитель Кнауц уронил Алексея на пол лицом вниз, что привело к перелому челюсти. Только, по свидетельству эксперта, челюсть была сломана при ударе под углом, такой перелом невозможен при падении вниз лицом.

На последних заседаниях на этого красивого представительного человека было больно смотреть. Он словно стал ниже ростом. Садился на крайнюю скамью, демонстративно отвернувшись от всего зала. В первый раз в жизни его называли подсудимым. И никому за это нельзя было дать кулаком в лицо.

-- Если бы я был мафиозным авторитетом, каким меня рисуют, не довел бы себя до скамьи подсудимых, - сказал в своем последнем слове Сергей Жириков.

19 августа суд признал его виновным в нанесении телесных повреждений средней тяжести и приговорил к одному году и шести месяцам лишения свободы условно. А также к компенсации 39 тысяч рублей издержек за лечение и 30 тысяч - морального вреда. Однако виновным он себя по-прежнему не считает.

Комментарии
Комментариев пока нет