Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Герой не нашего времени?

03.08.2000
Почему депутат Бородулина мечтает перестроиться

Елена ФРАНЦЕВА
Красноармейский район

Она появилась в редакции неожиданно, не предупредив. Присаживаясь к столу, достала простую ученическую тетрадку: "Вот я тут все написала:"
Из письма М.Н. Бородулиной:
"..

Почему депутат Бородулина мечтает перестроиться

Елена ФРАНЦЕВА

Красноармейский район

Она появилась в редакции неожиданно, не предупредив. Присаживаясь к столу, достала простую ученическую тетрадку: "Вот я тут все написала:"

Из письма М.Н. Бородулиной:

"...Я - Бородулина Мария Николаевна, фельдшер, депутат "без отдыха" с 19 лет (сейчас мне 50), Шумовский сельсовет. Вот никак не могу перестроить себя с настоящим временем. Была секретарем комсомольской организации, секретарем первичной партийной организации. Постоянно среди людей и не могу оставить их, если они обращаются ко мне со всеми вопросами. Всю жизнь веду борьбу с руководством, которое живет только для себя да еще обижает народ. Вот сейчас оказалась в таком положении, что надо помочь людям, взялась, а в итоге:"

:С Марией Николаевной я познакомилась около десяти лет назад. Как раз в пору перестройки Советов. Тогда и побывала в ее родном селе Устьянцево в Красноармейском районе. Многие ее земляки уверенно подтвердят: неуемный она человек, общественница по характеру да, наверное, и по призванию. Не оглядываясь на последствия для себя, вступается за односельчан, и к ней действительно идут люди со своими бедами, уверенные: поможет, узнает, донесет проблему до начальственных высот.

Времена менялись, а Мария Николаевна - нет. Это, если смотреть со стороны, счастье для людей, привыкших видеть в ней бескорыстную защитницу и искателя истины. Это, как раздумывает сегодня сама Бородулина, наверное, беда ее. Ведь конфликты, которые никогда ее не останавливали, если она была уверена, что стоит за правое дело, тоже, если проанализировать их, изменили свой характер. Изменили, увы, в том числе и сообразно берущим нередко верх в нашей сегодняшней жизни рыночной анархии и правовому несовершенству.

Показательны два примера, два конфликта из биографии Марии Николаевны. Между ними почти 15 лет. В обоих конфликтах пружиной, доведшей их до взрыва и поставившей в центр общественного внимания района, была устьянцевский депутат. Одна история случилась в 1986 году, другая закрутилась нынче. В обоих случаях Бородулина выступила на стороне односельчан против управляющего. В 86-м Устьянцевское отделение было подразделением совхоза, сейчас - акционерного общества. Управляющие тоже сменились. Но люди-то на отделении остались в основном прежние, разве что кое-кто на пенсию ушел. Тем не менее паи пенсионерские "крутятся" в акционерном обществе, а потому и дают ветеранам ощущение, что состояние дел в отделении и их хоть немного, да касается. Тогда, в 1986 году, дела как раз шли неважно. И не последней причиной в том были вконец разладившиеся взаимоотношения управляющего с рабочими, руководителями среднего звена.

Как это часто бывает, разговоров между устьянцевскими жителями на эту тему было хоть отбавляй, а ничего не менялось - и копились обиды, кто-то менял работу, увольнялся, уезжал из села. Социальный, производственный "нарыв" вскрыла Бородулина. Взяла да и написала официальное письмо в райком КПСС. И вот на ту пору хозяин района - первый секретарь райкома - приехал с письмом на отделение. Он лично прочитал собранному по этому случаю коллективу письмо Марии Николаевны. А потом состоялся откровенный многочасовой разговор о проблемах отделения, о том, почему в коллективе крепнет недовольство управляющим.

Нынешнего управляющего Устьянцевским отделением 43-летнего Виктора Плотникова тогда в совхозе еще не было. Приехал он сюда в 1991 году: сам курганский, работал в Узбекистане, а перебираясь в Россию, подыскал место работы поближе к родным местам. Поселившись в Устьянцево, работал сначала бригадиром, и вот уже несколько лет - управляющий отделением. Год назад перетянул на жительство своего родственника из Курганской области. Понятно, в селе с рабочими местами - что непосредственно в самом акционерном обществе, заменившем совхоз, что в бюджетной сфере - не разбежишься. Но вот получилось так, что у управляющего жена заведует зерновым складом, а родственник на этом складе работает ночным сторожем. Естественно, "придирчивые глаза" деревенских жителей постоянно держат этот факт в уме, наблюдая за тем, какие машины, подводы и что увозят со склада.

От людей на деревне не спрячешься. Начались пересуды: управляющий-де зубы в районе пролечил - комбикормом отблагодарил, личную лошадь ему к седлу приучили - все та же плата, в новый дом электричество провел - зерном рассчитался. Может, эти разговоры, слово к слову да от случая к случаю, так бы и не вышли за пределы деревенских завалинок. Да случилось так, что вот уже второй год подряд не получили шумовские акционеры зерно по осени. В прошлом году зерноотходы им дали, в этом - отруби или молоко, рассказывают. Вот и стали разговоры об управляющем и его семье заостряться. А тут еще Виктор Николаевич обошел помощью двух участников Великой Отечественной войны (их всего-то четыре в селе Устьянцево осталось!). Обратились они к управляющему с просьбой выкосить покос, да так и не дождались: Остались участки фронтовиков невыкошенными, сено старикам пришлось купить.

Когда мы разговаривали с Виктором Николаевичем, он объяснил, что помешала плохая погода, пожаловался на изношенность техники, на недостаток горюче-смазочных материалов. И самый главный аргумент привел: в прошлую осень даже не весь урожай с полей успели убрать:

Беседовали мы в здании районного суда. В одном конце коридора в гордом одиночестве сидел управляющий. В другом - восемь ответчиков, жителей села Устьянцева, которых управляющий призвал к ответу в своем исковом заявлении в суд о защите чести, достоинства, деловой репутации. Подавляющее большинство ответчиков - весьма уважаемого пенсионного возраста. Одной из устьянцевских жительниц - Анне Петровне Сафроновой - в судебное ведомство пришлось ехать в день своего юбилея: ей исполнилось 75 лет: Давно на пенсии и бывший веттехник А.А. Серезкина, и сварщик В.А. Баландин, и тракторист З.В. Мифтахов, и доярка В.И. Казанцева: Они в числе других подписали коллективное заявление прокурору Красноармейского района, в котором изложили факты, на их взгляд, злоупотребления служебным положением со стороны управляющего. После того, как проверка Красноармейского РОВД изложенные в письме факты не подтвердила, В.Н. Плотников обратился в суд. Считая, что обратившиеся к прокурору односельчане унизили его честь, достоинство и деловую репутацию, а также нанесли моральный вред, Виктор Николаевич просил суд обязать их опровергнуть порочащие его сведения, с опубликованием в местной печати за счет ответчиков, и взыскать с каждого из них по 500 рублей в возмещение причиненного морального вреда.

Фамилии Марии Николаевны в исковом заявлении не было, ответчиком ее, следовательно, управляющий не назвал, но и она была в тот день в суде. Словно подчеркивала этим свою роль в рождении жалобы устьянцевских жителей на имя прокурора района. Сама она ее не подписала только потому, что, будучи фельдшером, не является членом сельхозпредприятия.

Жалобщики, в отличие от управляющего, консультациями юристов не пользовались, а потому излили накопившееся на душе, как водится, полагаясь вместе с Бородулиной на то, что рвение и старание проявят правоохранительные органы. Ни в засаду сами не сели, не сфотографировали какую-нибудь машину, отъезжающую от склада, не заактировали хоть один конкретный случай с подобающими такому документу подписями свидетелей. Полагали, что раз они что-то видят, то это должны увидеть и проверяющие. Да и потом, что же, 75-летней Анне Петровне, что ли, забросив хозяйство, за слежку приниматься!..

Беседа в суде кончилась тем, что Плотников свое исковое заявление забрал, удовлетворившись, что некоторые из ответчиков отступилась и за подписи свои пред судейским столом повинилась. Для Марии Николаевны это неожиданностью не было.

Так завершился сегодняшний конфликт у Бородулиной с управляющим, а у него с жителями села Устьянцева. Кто тут в выигрыше, а кто в проигрыше? Жителям села Устьянцева была явлена диктатура закона: что бы ты ни видел, ни знал, ни слышал - не схваченный за руку, не осужденный судом руководитель не вор, не расхититель. Урок на бытовом уровне, полученный ответчиками, еще более прост: для борьбы за справедливость в отсутствие первого секретаря райкома партии нужны не только личная смелость и поддержка ничего не боящейся односельчанки, но и наличие материальных излишков, дабы оплатить юридическое сопровождение.

С чем вышла из этого конфликта Мария Николаевна? С сомнениями. Ей ведь столько раз за последнее время приходилось слышать: "Ты что, Бородулина, не видишь, что все изменилось? Плюнь на все - спокойнее жить будешь:" Кое-кто еще и напоминал при этом про сгоревший несколько лет назад ее новый дом (поджог - установила милиция). Она бы и рада перестроиться: А ведь не сможет, думаю я.

Я не спешу записывать в победители Виктора Николаевича Плотникова, несмотря на выводы прокурорской проверки и покаяние в присутствии судьи части устьянцевских заявителей. Честь, достоинство и деловая репутация руководителя Устьянцевского отделения оцениваются ведь еще и в свете оставшихся нескошенными покосов двух ветеранов-фронтовиков. А еще об этом достоинстве и чести невольно думается у перегороженного недавно поселившимся в Устьянцево родственником Плотникова сельского проулка: несколько десятков дворов села враз лишились выхода на берег реки, а детишки - прямой дороги в школу. Вот тут, перед этими воротами, и состоялся мой последний разговор с Марией Николаевной Бородулиной. И словно это и не она, приехав в редакцию с письмом, говорила мне: "Наверное, пора мне оставить депутатскую должность. Может, и в самом деле плюнуть на все, перестроиться, только подскажите - как?"

Здесь, на сельской улице, я видела перед собой решительную женщину, рассуждающую о том, что судьбу бог весть сколько существующего проулка нельзя было решать без схода жителей. Она рассказывала, у кого из руководителей уже побывала по этому вопросу. Все в ней было от заинтересованной, настоящей хозяйки в этом селе.

Так как же перестроиться Марии Николаевне Бородулиной? Посоветуйте:n

Комментарии
Комментариев пока нет