Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Перевал раздора

06.09.2008
Челябинские студенты пошли в поход на Алтай с двумя руководителями, но те бросили их в горах

"Русская Швейцария", - восхищаются иностранцы. "Белуха", - коротко говорят альпинисты. Для меня Алтай стал возможностью провести август в одном из лучших походов. Маршрут не представлял ничего сложного: II категория, 120 километров за 15 дней. Из локальных препятствий - два перевала.

Челябинские студенты пошли в поход на Алтай с двумя руководителями, но те бросили их в горах

"Русская Швейцария", - восхищаются иностранцы. "Белуха", - коротко говорят альпинисты. Для меня Алтай стал возможностью провести август в одном из лучших походов. Маршрут не представлял ничего сложного: II категория, 120 километров за 15 дней. Из локальных препятствий - два перевала. Руководитель группы - мой друг и ровесник Денис. Ему 20 лет, а он уже имеет опыт руководства. Команда не раз ходила таким составом по Южному Уралу. Изначально мы все познакомились в турклубе. Его руководитель, или просто Шеф, вдохновил пойти на Алтай. Впрочем, некий человеческий фактор все хорошее впечатление от похода чуть не испортил.

Край голубых озер

В Бийске нас ждал автобус, который должен был доставить группу к началу маршрута - поселку Тюнгур. 10 часов в дороге водитель рассказывал нам о своей родине и известных земляках - Василии Шукшине и Михаиле Евдокимове.

Утром 5 августа мы начали обратный отсчет до возвращения домой. Группа из 18 человек шла по берегу реки Кучерла. Каждые горы оставляют неповторимый отпечаток в душе. В своем сердце я храню много воспоминаний о закатах и рассветах, альпийских лугах и суровых ледниках. Алтай запомнится водой: стремительные потоки рек, шум водопадов, гладь озер. Все - в нежно-бирюзовых тонах.

На третий день мы должны были подойти к Кучерлинскому озеру. Не прошло и получаса, как деревья как бы расступились. Внизу лежало огромное озеро, по берегам росли темно-зеленые ели, и все это окаймляли высокие горы с ослепительно-белыми снежниками. Конец нашему восторгу пришел, когда мы спустились.

До этого тропа была конной дорогой, теперь она стала узкой, едва различимой ниточкой вдоль воды. Поваленные деревья, каменные осыпи, колючие кустарники по краям снизили нашу скорость до минимума. На ночевку пришлось вставать чуть ли не в воде. Береговая линия оказалась слишком узкой для наших семи палаток. Единственно возможный вариант - встать между двух рек прямо на голых камнях. До ночи пели песни под гитару, варили компот из дикой смородины.

Еще через день любовались красотами озера Дорошколь. Это двойное озеро, которое соединяется небольшим водопадом. С его берегов видно самую высокую точку горы Белухи.

Нам повезло: стояла ясная погода, видимость была стопроцентная. Часть группы во главе с Денисом подошла раньше: было решено вставать на полуострове. Шеф с остатками команды подошел через полтора часа, когда основной лагерь был уже поставлен. Но до него они и не дошли, развернув свои палатки в 100 метрах: мол, там растет несколько кедров, дающих тень. Так лагерь начал делиться: одни сидели на поляне, другие - рядом с Шефом.

Одни вопросы

Чуда не произошло. Тучи продолжали собираться над группой. 11 августа продолжили путь: предстояло подойти к перевалам. Очень скоро планы превратились в утопию: из-за дождя видимость стала нулевой. К тому же произошел первый открытый конфликт двух руководителей.

Я шла замыкающей и не видела всего. Моему взору открылось следующее: Денис и шестеро ребят перешли реку вброд. Шеф ноги мочить отказался и пошел дальше вдоль берега, уводя за собой остальных.

Дождь с каждой минутой становился сильнее. О перевалах мы уже не мечтали. Вышли на высокогорное плато, решили останавливаться на ночевку, тем более надо было дождаться группу Дениса. Вникать в причины конфликта в такую погоду не очень-то хотелось: все сделали вид, что ничего не произошло.

Утром мы напоминали ежиков в тумане. Облака опустились так низко, что казалось, будто гор вокруг и не было. Команда "собирать лагерь" стала неожиданностью.

Через час группа начала свое движение наверх. Когда подошли к леднику, стало видно нужный перевал: он остался справа от нас. Шеф принимает решение идти по пологой части ледника (для этого нам приходится сильно забирать налево) и наверху уже подходить в обратную сторону к перевалу. Поднявшись чуть наверх, увидели нужную нам тропу: она осталась далеко, зато шла по камням, а не по льду.

Мы с Денисом сказали об этом Шефу, но группа продолжила подъем. Дальше ледник стал круче, и появились небольшие трещины. Но мы были не готовы к ледникам: из снаряжения было две веревки, два ледоруба и всего одна пара "кошек". В этот момент опять пошел дождь, а в месте, где надо было поворачивать и уходить направо, оказалась огромная трещина, перейти которую было невозможно. Спуститься вниз тоже нереально: в одних ботинках слишком скользко, не помогают даже горные палки. Выход один - брать неизвестный нам перевал, к которому мы подошли.

Ледник с каждым шагом становится все опаснее: без страховки уже не обойтись. Денис в "кошках" поднимается на определенную высоту, сбрасывает веревку, и по одному мы начинаем подниматься. Дальше веревка сматывается, Денис опять идет наверх.

Но и это не всегда помогало: иногда приходилось рубить ступени с помощью ледоруба. Впрочем, это был единственный способ согреться. Еще несколько метров до вершины - это каменные осыпи. В первый раз я действительно напугалась, когда кто-то стал неосторожно подниматься и камни полетели на нас - тех, кто ждал своей очереди пройти по веревке. В голове промелькнуло только: "Где Шеф, почему не объяснил, как идти, ведь практически вся команда без опыта?"

Цена неизвестного перевала

Когда я оказалась на перевале, группа уже начинала спускаться вниз. У тура остались Денис, Маша и Илья. Им надо было найти контрольную записку (число, город, маршрут, погодные условия) предыдущих туристов и оставить свою. Спуск также представлял собой осыпь: ставишь ногу, а камни под ней начинают катиться вниз. В принципе в этом нет ничего страшного: надо только не бояться. Видимо, этого "только" и не хватило девчонкам, которые шли впереди меня. Всю сложность ситуации я оценила лишь через несколько минут, когда увидела, что Шеф и большинство парней уже спустились, а девушка, которая оказалась первой, не знает, куда идти дальше и как поставить ногу.

На склоне нас осталось восемь человек: из них всего два парня. Опыт горного похода есть только у меня: мне пришлось пойти первой. Я проходила несколько метров, разворачивалась и показывала, куда можно наступить. Но мне не удалось удержать равновесие на скользких камнях, и я упала. Не обратив на это внимания, мы продолжили спуск. А колено было рассечено. Мы продолжаем наугад идти вниз, ведь Шефа уже не видно. Минут через 20 Катя заметила, как они спускаются вдоль ручья.

Около этого ручья мы, наконец, собрались. Дождь не прекращался, все замерзли, устали, но кто-то все равно должен принимать решения. Мы взяли не тот перевал и теперь находимся не в том месте. Есть два выхода. Первый у Дениса был таков: разведка идет снова наверх и ищет нужный нам второй перевал. Второй предложил Шеф: вся группа уходит дальше вниз, где должен быть лес. Два мнения столкнулись не на жизнь, а на смерть. В итоге: три человека ушли наверх, трое пошли вниз, вся остальная группа поставила две палатки и осталась отогреваться.

Когда все вернулись, споры продолжились с новой силой. Денис предлагает идти наверх, где они встретили туристов и те рассказали, как нам лучше пройти. Чтобы выйти на наш маршрут, надо преодолеть еще один перевал. Шеф и еще несколько человек настаивают на спуске вниз. Там, конечно, на несколько градусов теплее, но тогда становится непонятно, в какое ущелье мы выйдем и куда оттуда идти дальше. Мы остаемся ночевать на этом месте, а завтра уходим через перевалы.

Подъем в четыре утра. Готовить завтрак под звездами мне еще не приходилось. Высота тоже дает о себе знать - везде лежит снег, холод дикий. Готовим манную кашу прямо в тамбуре палатки. Все это необходимо было, чтобы выйти с рассветом солнца. Если погода не улучшится, нам предстоит взять два перевала и спуститься до леса. А это, по самым скромным подсчетам, около 30 километров.

Группа вышла из лагеря с первыми лучами солнца. Небо безукоризненно голубое, на горизонте ни облачка. Моя нога за ночь опухла: колено не сгибалось. Медленно поднимаюсь наверх. Удается пройти первый перевал и подняться на второй. Дальше - самое сложное: спуск. Здесь начинаю отставать намного сильнее, из глаз катятся слезы. Ближе к обеду, наконец, спускаемся в небольшую долину.

Привал делаем перед маренным валом (каменные насыпи, которые остались после сходов ледников). Денис решает варить обед. В этом месте уже можно развести костер. Деревьев еще нет, но сухой карликовой березки достаточно для того, чтобы готовить еду. Мокрые вещи лежат по всей поляне, под солнечными лучами одежда и спальники сохнут моментально. Жара разморила всю команду, да и спешить больше некуда.

Кто хоть раз бывал в горах, знает, что близость деревьев обманчива. Они начинают расти по склонам, на которых разбить лагерь просто невозможно. Настоящий лес может быть только по берегу реки. Потеряв на обеде несколько часов, Денис принимает решение оставаться здесь на ночевку.

Недовольство в группе росло на глазах. Нашлась парочка, которая начала высказывать его вслух. Легкий шепот перешел в открытую дискуссию, где у каждого была лишь своя правда. Парень, которого я считала другом, уговаривает Шефа идти до леса, где будет тень. Один за другим люди начинают разворачиваться и собирать рюкзаки. Для меня в этой ситуации правда была одна: руководитель всегда прав, если он не прав, смотри пункт первый. Так с детства меня учил отец, сам опытный турист и руководитель. Эту истину, видимо, знали немногие (нас осталось шестеро) или немногие считали Дениса руководителем.

Конечно, все можно было бы предотвратить, но в тот момент почему-то умные слова вылетели из головы. Остались лишь слезы обиды на людей, которые повернулись к тебе спиной.

Помню, что подошла к кому-то и прошептала: "Поймите, я дальше идти не смогу, мне не пройти сегодня этот маренный вал:" В ответ было лишь сухое: "Понимаю". Человек развернулся и пошел дальше упаковывать рюкзак. Я не могла понять одного: как взрослый, опытный турист допустил распад группы. И, самое страшное, не просто группы людей - группы друзей. Девчонки тоже ревели, но почему-то не оставались, парни при виде слез опускали глаза.

Наспех были поделены продукты, 12 человек начали медленно скрываться за камнями. Конечно, мы прощались и обнимали друг друга, желая удачи. Встретиться должны были 21 августа в Катанде, где нас забирал автобус до Бий-ска. Но сразу было понятно, что посмотреть друг другу в глаза будет самым тяжелым испытанием.

В кругу друзей

Нас осталось шестеро: две девушки и четыре парня. Мы ни разу не пожалели о своем решении. Просто так перескочить марену вечером нам бы не удалось: потратили на ее прохождение два с половиной часа. О группе ушедших старались много не говорить, каждый переживал это в себе.

Наше маленькое путешествие заняло семь дней. Мы уже никуда не торопились: точно знали, что до деревни осталось совсем немного. Два чудесных дня провели на берегу реки Кураган. В лагере царила атмосфера доверия и взаимопомощи. Мы даже палатки ставили по кругу входом в центр, над которым натягивали тент. В итоге у нас получался свой маленький дворик без дождя и ветра.

Практически по-семейному отметили день рождения Паши. Из праздничных блюд - картошка с грибами и трехлитровый котел шоколада с постряпанным тут же овсяным печеньем. После всего произошедшего было приятно ощущать рядом надежных людей. Вообще парни окружили нас с Машей особой заботой. Я вспоминала все, что произошло за эти 15 дней, каждую деталь, каждое сказанное слово. Несмотря на холодный ветерок, теплее становилось от мысли, что уходила я в поход с 16 хорошими знакомыми, а вернулась с пятью настоящими друзьями.

Дарья СКРЯБИНА

Комментарии
Комментариев пока нет