Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Не хочу травмировать их души

04.09.2008
Многострадального отца-одиночку из Златоуста лишили родительских прав в отношении шестерых детей

Валерий Еремин

Златоуст

Вернуться к этой истории побудил звонок из телекомпании НТВ. На сайте "Челябинского рабочего" московских телевизионщиков заинтересовали две публикации о многодетном отце Николае Попове ("Отец-одиночка" и "Отец-одиночка без детей", "ЧР" от 29.12.2005  и 14.11.

Многострадального отца-одиночку из Златоуста лишили родительских прав в отношении шестерых детей

Валерий Еремин

Златоуст

Вернуться к этой истории побудил звонок из телекомпании НТВ. На сайте "Челябинского рабочего" московских телевизионщиков заинтересовали две публикации о многодетном отце Николае Попове ("Отец-одиночка" и "Отец-одиночка без детей", "ЧР" от 29.12.2005 и 14.11.2006 года соответственно). Они хотели приехать в Златоуст и сделать сюжет о том, что стало с этим человеком и его семьей. Я выяснил: Николая лишили родительских прав, детей отправили в детский дом, откуда троих забрали опекуны.

Безнадега

Напомню вкратце о жизненной драме Попова. Его молодая жена, пристрастившись к спиртному, навсегда покинула их дом. На плечи 48-летнего мужчины легли непомерные заботы о шестерых несовершеннолетних детях (пятерых своих и приемной старшей дочери). Младшей, Ирине, тогда исполнилось два месяца, предпоследняя, Маша, была на год старше. Попов вынужден был прекратить поиски работы (прежней, водительской, лишился из-за участившихся выпивок) и заняться исключительно детьми. Одинокому отцу помогали родственники, соседи, работники управления соцзащиты. Последние, кроме того, искали мать-"кукушку", но безуспешно.

Вместе с тем трудностей было столько, что поддержка извне казалась каплей в море. Отец разрывался на части, стараясь уделять внимание всем детям, но плача, криков, ребячьих обид и баловства меньше не становилось. Правда, с одеждой для малышей проблемы не было: приносили и привозили отовсюду. А вот питание всех членов семьи оставляло желать лучшего, хотя молоком и творогом младенцы обеспечивались из молочной кухни. Разовые подработки отца не спасали от хронического безденежья, а запущенный огород не баловал урожаями.

Когда случилось возгорание, вовремя потушенное, четверых детей (в качестве помощи погорельцу) забрали в социальный приют. Двух младших девочек, болевших ветрянкой, оставили дома. Но и о них позаботиться должным образом отец не смог: Маша и Ира периодически простывали, теряли в весе от недоедания, отставали в развитии. Николай не успевал наводить в жилище элементарный порядок, из-за чего не только бедность выпирала из всех углов, но и грязь.

Когда я впервые увидел чумазых девчушек и усталого, в грязном трико отца, подумал, что банные дни здесь редки. Вскоре забрали в приют и Машу с Ирой, сразу поместив их в изолятор для восстановления здоровья. Отец иногда навещал детей, но домой не звал.

Комиссия с участием представителей отдела опеки и попечительства проверила социально-бытовые условия проживания нигде не работающего родителя, нередко выпивающего. И пришла к выводу: детям лучше будет в казенном доме. Попову предложили написать отказ от всех шестерых детей, затем суд лишил его родительских прав.

"Не хочу травить душу"

По просьбе московских телевизионщиков отправился уговаривать Николая на интервью. Когда хозяин дома, к слову, внешне приличного, вышел за ворота, невольно отметил: без детей Попов более угрюм и неприкаян. Он категорически отказался предстать перед телекамерой, заявив, что общение с журналистами приносит ему лишь дополнительные проблемы.

-- После ваших публикаций ко мне зачастили с проверками, - заметил он. - Разумеется, многое не понравилось им в моем доме. Стали давить на меня, чтобы я написал отказную.

-- А вы не хотели отказываться от детей?

-- Если бы мне была оказана необходимая помощь, на которую рассчитывал, беседуя с вами, может, отказался бы на время, но не от всех.

-- Вам ведь как-то помогали:

-- Дали костюм большого размера, который на мне повис.

-- Сейчас у вас нет детей, а вы по-прежнему не работаете.

-- У меня слабое здоровье.

-- Не хотите навестить ваших кровинок в детском доме?

-- Не хочу травмировать их души. И свою душу травить не хочу.

В отделе опеки и попечительства управления социальной защиты населения мне сказали, что принятая в отношении Попова мера правомочна: он не справлялся с обязанностями отца, дети болели, причем возникала реальная угроза их жизни.

-- Если отец захочет вернуть детей, он вправе написать соответствующее заявление. И суд удовлетворит его законное требование, если будут созданы условия, необходимые для нормального содержания и воспитания детей, - заметила руководитель отдела Любовь Бадина.

И казенный дом греет

В детском доме "Теремок" заканчивается ремонт. В пятой группе, где находятся Маша и Ирина Поповы, новоселье уже справили. Здесь для дошколят создана комфортная обстановка. Уютны спальни на двоих и четверых ребятишек - с "мультяшными" фотообоями на стенах, шкафами-купе и деревянными кроватками с атласными покрывалами. Игровая комната изобилует дорогостоящими "зверюшками" и куклами, развивающими играми. В холле - большой телевизор и ковер на полу. Класс - с удобными низкими партами, компьютером, видеоаппаратурой.

Надежда Мурдасова стала директором учреждения недавно, но своей энергичностью и сердечной участливостью подняла настрой коллектива, весьма удрученного случаями суицида среди старших воспитанников. С ее приходом многое здесь изменилось.

-- Троих детей Поповых у нас взяли в опеку две семьи, - рассказала Надежда Геннадьевна. - Остались старшая, Наташа, и самые младшие - Маша и Ира. Спрашивала у Наташи, хочет ли она, чтобы к ним приходил отец (препятствовать его встречам с детьми мы не вправе). Она ответила, что не хочет: стесняется его неопрятной внешности, нетрезвого вида.

Машу и Иру я застал шумно играющими с другими детьми. Отвлекшись по просьбе воспитательницы Веры Панчихиной, на своем малопонятном языке они картаво и наперебой рассказывали, как им тут живется. Потом "с выражением" читали на память стихи. Хотя и заметно, что в развитии девочки отстают от нормы, вид у них здоровый, настроение радостное.

-- Девочки про отца не спрашивают, - сказала Вера Андреевна, ветеран сиротского заведения, педагог высшей категории. - Они, скорее всего, не помнят его. Хорошо это или плохо, не знаю. Мы, воспитатели, стараемся восполнить утрату детьми матери и отца, дать им, обделенным семейным теплом, как можно больше любви и ласки. И нередко становимся ближе, роднее непутевых родителей.

Поговорил я и с 15-летней Наташей. Она сказала, что здесь ей лучше, чем было в родном доме. Отец, когда был пьян, сильно ругал ее, заставлял выполнять много непосильной работы по дому. Порой поднимал руку на нее и остальных детей.

-- Но обиды на него не держу, - грустно заключила девочка. - Отцу с нами было очень тяжело, а здоровье у него неважное. Мне очень жаль, что так плохо сложилась его судьба.

-- А где ваша мама?

-- Последний раз видела ее три года назад.

Наташа учится в одной из школ города. После окончания хочет поступать в вуз.

Жизнь не по сюжету

Московские тележурналисты в Златоуст не приехали: не все в реальном раскладе подходило для задуманного сюжета. Не могу утверждать, что городские службы сделали все возможное, чтобы сохранить эту семью. Вместе с тем и сам Попов не проявил должного упорства, опустил руки. И самое грустное - оторвался душой от детей. Впрочем, шанс все вернуть на свои места у него остается.

649 опекаемых детей воспитываются в 510 семьях златоустовцев.

У 66 детей родители лишены в этом году прав. Это в 2 раза больше, чем в 2007 году.

78 социальных сирот из Златоуста обрели нынче новых родителей и опекунов.

Комментарии
Комментариев пока нет