Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Девочки - направо, мальчики - налево

05.01.2002
Почему в обществе вспомнили о раздельном обучении в школе

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Ирина ВАСИЛЬЕВА
Челябинск

Урок не успел начаться, как Маша попросилась выйти из класса. "Сиди! - строго приказала учительница. - Только что была перемена".
Машино лицо сделалось пунцовым. А когда прозвенел звонок с урока и Маша встала из-за парты, за ее спиной раздался дикий хохот.

Почему в обществе вспомнили о раздельном обучении в школе

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Ирина ВАСИЛЬЕВА

Челябинск

Урок не успел начаться, как Маша попросилась выйти из класса. "Сиди! - строго приказала учительница. - Только что была перемена".

Машино лицо сделалось пунцовым. А когда прозвенел звонок с урока и Маша встала из-за парты, за ее спиной раздался дикий хохот. Васька - "раскладной ножик", как его называли ребята за высокий рост, - покатывался от смеха, показывая на Машу пальцем. Девочка взглянула на свой стул и обмерла от ужаса: по нему растеклось алое пятно. В следующий миг Маша пулей вылетела вон из класса. Она уже сбежала с четвертого этажа на первый, но все еще слышала, как казалось, то жуткое гиканье одноклассника, которое неслось ей вслед.

В школу Маша больше не пришла. Родители какое-то время спустя забрали ее документы и определили дочь учиться в другое место. Ее мама и рассказала эту историю, не раз помянув недобрым словом как учительницу, так и школу.

К школе, и это стало, к сожалению, уже привычным, предъявляют сегодня немало претензий. И не только в отсутствии такта, уважения к ребенку. Ее упрекают в низком качестве знаний, несмотря на обилие экспериментальных программ и учебников. В непомерной школьной нагрузке, которая подрывает здоровье учащихся. Ругают за то, что не готовит для поступления в вуз. А еще - что перестала заниматься воспитанием, как было раньше.

-- Зато мы учеников готовим к жизни! - смело заявил на совещании один из педагогов-руководителей.

Но готовят ли?

Требовать качества от школы, переживающей ныне глубокий кризис, было бы самонадеянно и глупо. Хорошо еще, что хоть как-то держит руку на пульсе времени, ведь она выполняет социальный заказ, а значит, вынуждена следить за тем, что в жизни происходит. Общество же не стоит на месте, подобно непоседливому ребенку. Сегодня оно идет в сторону осознания себя как гражданского. Вместе с ним движется туда и школа.

Не случайно в расписании появились "Граждановедение", "Народоведение" и, как ягода с того же куста, кадетские классы. Задача последних - воспитать патриота, защитника Отечества. Но они еще интересны и как пример непривычного нам раздельного обучения мальчиков и девочек.

Как ты наказываешь своего ребенка? - интересуется одна мамаша у другой.

-- Никак.

-- То есть...

-- Так у меня же девочка, - смеется та в ответ явному непониманию.

Многие родители, имеющие разнополых детей, утверждают: с девочками - никаких проблем, зато с мальчиками - сплошные проблемы. Им и в голову не придет сравнивать их, оценивать, делить на "лучше" и "хуже". Они просто разные, их изначальная половая принадлежность столь определенна и выразительна в своем проявлении, что уже с первых месяцев жизни невозможно не считаться с тем, что они - другие. Мальчики другие, нежели девочки, а девочки, понятно, не мальчики. И чем старше, тем ярче и контрастнее их несхожесть. Во всем. Это всем хорошо известно: родителям, воспитателям, психологам - всем, кроме, пожалуй что, школы. Это, конечно, не совсем так. Ей-то это особенно хорошо известно, потому что именно она ежедневно наблюдает и тех, и других во всем их своеобразии. И все свои симпатии - и пятерками, и призывом "взять в пример" - отдает девочкам. Мальчики школу огорчают. Если говорить мягко. Мои беседы с учительницей начальных классов, у которой учился сын, начинались так: передо мной раскладывались тетради сына и его соседки Лизы с предложением сравнить. Я зажмуривалась. От ужаса. Сравнить несравнимое было тяжелой задачей. А дневник со срезанным по обложке углом... А синий вызывающий "стелс" на первой странице... И это самое невинное, что позволяют себе мальчики. И поделать с этим решительно ничего нельзя.

Ни одна социальная формация ни одной исторической эпохи с разделением человечества по половому признаку и не боролась: такова воля провидения, и с ней приходится мириться. Разные биохимические реакции мужского и женского организмов, их физиологические особенности имеют следствием мужской и женский типы мышления и восприятия. Сколь велика разница между этими типами, любому хорошо известно по собственному опыту. "Смешанных" команд, например, не знает большой спорт. Они хотя и сборные, но всегда разнополые, хоть баскетбольные, хоть шахматные. Почему? Да потому, что критерии их оценки разные.

В наших школах "команды" смешанные, а критерий один - отметка. Что именно она оценивает - большой вопрос. Аккуратность или способность? Исполнительность или эрудицию? "Ну а по физкультуре-то у него почему "четверка"? - недоумевает мамаша, недовольная тем, что ее сын не стал по итогам очередного триместра отличником. В каком-то смысле родительница лукавила, она прекрасно знала, что ее мальчишка сорвал в минувшем триместре не один урок физкультуры, и понимала, что оценка ему срезана не за длину прыжка, а за поведение, и в то же время не хотела этого понимать. Кто в наших школах, особенно в их начальном звене, чаще становится отличником? Понятно, что не мальчики. И причиной тому не только их нестарательность и неаккуратность, но и методы обучения. От организаторов воскресной школы одного из математических лицеев Челябинска довелось услышать признание, сделанное и в шутку, и всерьез: "Девочек мы почти не принимаем: умных мало бывает". Основной метод обучения в наших школах - олимпиадный - самый неподходящий для мужского типа мышления и обучения. А самый подходящий - импровизационный, особенно важный с точки зрения будущего карьерного роста, не просто отсутствует, а является и самым ненавидимым в нашей современной школе.

"Кого любит ваша учительница"? - спросила как-то мать у школьника в расчете услышать конкретное имя. "Всех девочек" - был ответ. "А кого не любит?" - "Всех мальчиков". Закладываемый школой антагонизм между сексуальными половинами может долго потом давать о себе знать во взрослой жизни. Кто-то из девочек быстро сумеет разобраться, что к чему, а кто-то через всю жизнь так и пронесет потом это отношение к мужчинам как существам второго сорта.

А что думают по поводу совместного обучения сами учителя? Если спросить их, в большинстве своем они отметят, что мальчики и девочки страдают от столь тесного соседства друг с другом. Оно некомфортно для них психологически. Потребность друг в друге они начнут испытывать позже. В школе же, особенно в первые годы обучения, они нуждаются в обществе однополых существ, проходя естественный возрастной период гомосексуальных привязанностей. "Но как же быть? - вздохнут учителя. - Разве сумеем мы их разделить?"

Будучи по природе своей явлением исключительно социальным, порождающий те или иные системы образования социум повторяет в них самого себя. Благополучный западный мир, не знающий глобальных социальных потрясений, имел и имеет всякие школы: государственные и частные, закрытые и общедоступные, разнополые и однополые - на выбор. Наши школы как порождение недавней тоталитарной системы стали только разнополыми, повторив то общество, где мы еще совсем недавно были бесполыми строителями коммунизма. А наш сегодняшний социум, вконец запутавшийся в своих реформах, имеет такую же заблудившуюся в своих реформах школу. Что только не перестраивает она сегодня, все откровеннее заходя в тупик. А как иначе можно объяснить ее откровенный отказ нести ответственность за результат своего труда - за качество обучения. Можно ли вообразить себе такого сапожника, чья обувь непригодна для носки, или пирожника, что печет несъедобные булки?

Может быть, с этого и надо было начинать реформирование среднего образовательного звена - с наших конкретных мальчишек и девчонок? И осуществлять все перемены в соответствии с их природой. Потребность нашей эпохи в узкой специализации тоже подразумевает разделение. Если не на однополые школы, то на разделение внутри конкретной школы - по набору учебных дисциплин, предметам на выбор, роду занятий, физическим нагрузкам. Но пока наши девочки и мальчики вместе клеят на уроках труда какие-то картонные мостики. Куда выведут они их? n

Комментарии
Комментариев пока нет