Новости

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мы от кризисов крепчаем

14.10.2008
Чего ждать южноуральцам от перемен в мировой экономике?

Чем нам грозит мировой финансовый кризис? В какой валюте хранить сбережения? Не опасно ли вступать в ипотеку и брать потребительский кредит? Что будет с ценами на жилье? Стоит ли забирать деньги из банка, чтобы лучше сохранить? Подорожает ли продовольствие? Ожидается ли спад промышленного производства и, как следствие, безработица или снижение уровня зарплат? Судя по обращениям в редакцию, эти вопросы волнуют простых и небогатых южноуральцев ничуть не меньше, чем состоятельных бизнесменов, которым есть что терять. Оказывается, довольно много людей за восемь лет стабильности скопили пусть мизерный, но вполне реальный капитал, расставаться с которым не хочется.

Правительственные эксперты убеждают: у обычных людей все будет хорошо. Делают это столь настойчиво, что становится как-то не по себе. Рождается вопрос: если все действительно так здорово, зачем поддерживать наши устойчивые банки такими бешеными деньгами? Вообще, если так будет продолжаться, стабфонд не кончится? А если еще нефть-кормилица подешевеет?

Стоит ли бояться и как жить дальше? За ответом на эти вопросы мы обратились к представителям власти и нескольких ключевых отраслей экономики - тем, от кого во многом зависит содержимое наших кошельков.

Чего ждать южноуральцам от перемен в мировой экономике?

Чем нам грозит мировой финансовый кризис? В какой валюте хранить сбережения? Не опасно ли вступать в ипотеку и брать потребительский кредит? Что будет с ценами на жилье? Стоит ли забирать деньги из банка, чтобы лучше сохранить? Подорожает ли продовольствие? Ожидается ли спад промышленного производства и, как следствие, безработица или снижение уровня зарплат? Судя по обращениям в редакцию, эти вопросы волнуют простых и небогатых южноуральцев ничуть не меньше, чем состоятельных бизнесменов, которым есть что терять. Оказывается, довольно много людей за восемь лет стабильности скопили пусть мизерный, но вполне реальный капитал, расставаться с которым не хочется.

Правительственные эксперты убеждают: у обычных людей все будет хорошо. Делают это столь настойчиво, что становится как-то не по себе. Рождается вопрос: если все действительно так здорово, зачем поддерживать наши устойчивые банки такими бешеными деньгами? Вообще, если так будет продолжаться, стабфонд не кончится? А если еще нефть-кормилица подешевеет?

Стоит ли бояться и как жить дальше? За ответом на эти вопросы мы обратились к представителям власти и нескольких ключевых отраслей экономики - тем, от кого во многом зависит содержимое наших кошельков. Усадили за "круглый стол", спрашивали и внимательно слушали.

В беседе за "круглым столом" участвовали:

Сергей Бурцев, первый заместитель председателя правления ОАО "Челябинвестбанк".

Юрий Федоров, генеральный директор ООО "ПСО КПД и СК".

Лев Шпайзман, член совета Ассоциации риэлторов "Южный Урал".

Владимир Александров, председатель СХКП "Черновской".

Владимир Архипов, заместитель начальника управления промышленности и оборонного комплекса министерства промышленности области.

Призрак-98

-- Насколько уместно сравнение сегодняшней экономической ситуации с кризисом десятилетней давности?

Сергей Бурцев: Кризис 98-го года существенно отличается от ситуации текущего дня. В 98-м году Россия имела огромный внешний долг, низкие золотовалютные резервы и дефолт по государственными ценным бумагам, чем и был спровоцирован банковский кризис. В настоящее время нет дефолтов, золотовалютные резервы превышают 550 миллиардов долларов, внешний государственный долг ничтожно мал. Выполняет свою функцию система страхования вкладов, и, что самое главное, экономика растет быстрыми темпами. Поэтому сегодня необходимо говорить об изменении условий работы субъектов рынка. Происходит коррекция рынка и цен: одни цены растут, другие падают. Кризис 98-го года длился около месяца. 17 августа он начался, 17 сентября наступила стабилизация. Рано или поздно люди устают от негатива и перестают о нем говорить. Вырабатывается иммунитет, так как любой человек психологически настроен на лучшее. Нынешний кризис на фондовом рынке стал заметен 15 сентября. Не исключено, что уже через неделю все успокоятся. Подчеркиваю: в данном случае мы говорим о кризисе именно фондового рынка. Как это в целом повлияет на экономику России, прогнозировать трудно.

-- Давайте попытаемся выяснить, какие изменения в экономике можно ожидать.

Сергей Бурцев: Одним из локомотивов развития в последние годы была ипотека. Ипотечное кредитование позволяло строить много жилья, что повышало платеже-способный спрос на жилье, спрос на цемент, бетон, арматуру, металл. Сегодня строительные организации, особенно те, которые пользовались банковскими кредитами в больших объемах, испытывают временные трудности, но, несмотря на это, чувствуют себя более чем уверенно. Некоторые сократили объемы строительства, что стало влиять на всю конъюнктуру сырьевых товаров. Не исключено, что через полгода мы можем столкнуться с более существенным снижением цен на металл и цемент. Соответственно инфляция в следующем году может оказаться ниже, чем в текущем. Хотя вряд ли это будет относиться к потребительской инфляции: тарифы на услуги ЖКХ вырастут на 22 процента. Газ подорожает минимум на 26 процентов. Поэтому даже при снижении цен на сырье уровень инфляции в России все равно будет выражаться двузначным числом.

-- Государство для поддержки финансовой системы вливает серьезные суммы денег. Это может отразиться на инфляции?

Сергей Бурцев: На инфляцию влияет рост денежной массы. В текущем году за восемь месяцев прирост составил около 9,5 процента. То есть Центральный банк сегодня очень медленно наращивает денежную массу в экономике с целью ограничения роста цен за счет ужесточения денежно-кредитной политики. Складывается необычная ситуация: с одной стороны, деньги экономике нужно дать, чтобы поддержать ликвидность всех ее субъектов (все друг другу стали немного не доверять: все сидят на мешке с деньгами, но никто никому денег не дает). С другой стороны, деньги в большом количестве вливать в экономику не следует, так как это может ускорить инфляционные процессы. Таким образом, с одной стороны имеем снижение цен на сырьевые товары и ужесточение денежно-кредитной политики, с другой - рост цен естественных монополий.

Сколько будет стоить квартира?

-- Вернемся к ценам на жилье. Что их ожидает?

Юрий Федоров: В строительстве, действительно, наблюдается спад. Но не из-за финансового кризиса. Не может отрасль развиваться, если, во-первых, земля покупается очень дорого. Во-вторых, вы только зашли на площадку, а монополисты уже требуют отдать деньги за тепло, воду, электроэнергию. Это губит отрасль. По моим прогнозам, жилья будут строить меньше. В следующем году падение объемов, вероятно, составит 30 процентов.

-- А что будет с ценами на квартиры?

Юрий Федоров: Цены могут упасть только в одном случае: если не будет ипотеки. Ипотека сохранится - ни о каком удешевлении жилья не может идти речь. Если вам нужна квартира, вы все равно будете ее покупать. Отложенный спрос возьмет свое.

Сергей Бурцев: Когда несколько лет назад процентные ставки по ипотечным кредитам начали снижаться, это привело к росту платежеспособного спроса на квартиры. Если раньше надо было копить несколько лет, то после снижения процентных ставок (и первоначального взноса до 10-30 процентов) тот, кто имел даже не очень большие деньги, мог сразу приобрести жилье. Но это не значит, что если бы ставки по ипотечным кредитам снизились до 6 процентов годовых, то квартиры стали бы еще доступнее. В таких случаях был бы неизбежен рост цен.

-- Может, вообще отказаться от ипотеки? Тогда цены на квартиры окончательно стабилизируются.

Сергей Бурцев: Ипотека нужна. Если ее не будет, то положение в строительной отрасли сложится гораздо серьезнее. Сейчас ипотека приостановилась: платежеспособный спрос населения из-за роста ставок сократился.

-- Означает ли это, что в перспективе ставки могут снизиться? Если да, то насколько?

Сергей Бурцев: Сейчас трудно это прогнозировать. Ставки растут, потому что деньги, которые уходят из страны и не поступают из-за границы, нужно чем-то замещать. Это автоматически влияет на рост стоимости кредитных ресурсов во всех сегментах рынка. Себестоимость продукции кредитующихся предприятий может возрасти. В то же время наблюдается обратная тенденция: снижения спроса на сырье, в том числе на нефть внутри России. Но вряд ли можно ожидать существенного удешевления жилья, так как трудозатраты при его строительстве по-прежнему значительны.

Юрий Федоров: Никакого падения цен на жилье не будет. Ожидается сокращение объемов строительства. Себестоимость на удорожание влияет слабо: компании продают квартиры по той цене, по которой люди их покупают.

Лев Шпайзман: Но эта осень была не совсем типична для рынка жилья. Обычно спрос всегда превышал предложение. Юрий Борисович правильно сказал: не будет ипотеки, не станут расти цены. Однако сегодня банки установили такие ставки, что уже невозможно взять кредит. Сегодня уже сталкиваемся с ситуацией, когда две недели назад человек мог позволить себе купить квартиру с первоначальным взносом в 10 процентов, сейчас требуется 30 процентов. Естественно, спрос падает. Цена определяется соотношением спроса и предложения. Предложение увеличилось: есть продавцы, которым необходимо реализовать жилье именно сейчас. Они не могут ждать до весны. Также не могут ждать и строители. А платежеспособный спрос у людей стал меньше. Поэтому цену снижать все равно придется. В ближайшие полгода снижение может составить до 20 процентов.

Юрий Федоров: У нас объемы продаж в сентябре по сравнению с августом увеличились более чем на 50 процентов.

-- А в октябре?

Юрий Федоров: В октябре у нас идут на том же уровне. Сегодня в городе продается жилье, которое даже не строится. Жилья возводится меньше. Официально объемы сдачи в этом году будут выше, потому что был задел в предыдущий период. Крупные игроки понимают: если сейчас будешь больше производить, когда продукции продается меньше, то сам себе испортишь финансовое состояние. Ведущие компании города в следующем году намерены сократить объемы строительства до 43 процентов. Предложение не увеличивается, а сокращается. А платежеспособный спрос по-прежнему есть. 70 процентов жилья в Челябинске покупается даже без ипотеки.

Лев Шпайзман: Юрий Борисович, скажите, пожалуйста, почему в Казахстане упали цены на жилье?

Юрий Федоров: Там нет ипотеки.

Лев Шпайзман: Там есть ипотека. Но процентные ставки высокие.

Юрий Федоров: Смотрите, в России могли себе позволить купить жилье 20 процентов населения. Сейчас, после повышения ставок, 10 процентов. То есть 14 миллионов человек. Уже сегодня требуется около 300 миллионов квадратных метров жилья. А у нас, даже по официальным данным, сдают в пять раз меньше. Так о каком снижении цен может идти речь! Предложение уже падает. Падение продолжится и впредь.

Сергей Бурцев: Повышение ставок не губительно для населения, так как в течение некоторого времени сдерживает рост цен на жилье.

Юрий Федоров: То, что банки сейчас ужесточили требования к заемщикам, благо для покупателя.

-- Сейчас удобный момент для продажи квартиры?

Лев Шпайзман: Смотря с какой целью хотите продавать. Если для того, чтобы улучшить жилищные условия, то можете сделать это в любое время, независимо от того, есть кризис или нет. Сделки продажи старой квартиры и покупки новой оформляются, как правило, в один день. Но процесс подготовки занимает от двух до шести месяцев.

-- Сейчас вы фиксируете снижение цен на жилье?

Лев Шпайзман: Встречаются случаи, когда люди продают жилье дешевле, чем планировали.

Юрий Федоров: Если вам нужна квартира и вы можете за нее платить, вы ее купите независимо от того, какая на нее цена.

Сергей Бурцев: Не будет существенного падения цен. В Казахстане они упали потому, что квадратный метр жилья в переводе на наши деньги стоил 120 тысяч рублей. Сейчас 60 тысяч. В Челябинске цены начинаются от 40-80 тысяч рублей. Куда снижаться-то? Цена, которую сейчас устанавливают строители, не намного отличается от себестоимости с учетом создания инфраструктуры, строительства детских садов и прочего.

Лев Шпайзман: Цена может снизиться, но не так сильно, как в Казахстане.

Сергей Бурцев: Вероятнее всего, она в течение полугода удержится на нынешнем уровне.

Никто зарплату не урежет

-- Что ждет промышленность? На ММК три тысячи человек высвобождают.

Владимир Архипов: В любой экономике постоянно период роста сменяется периодом спада. В этом нет ничего страшного. Не верю, что могут выбросить на улицу 3000 квалифицированных рабочих. Потому что через полгода, когда изменится конъюнктура на рынке, потребуется привлекать 4000. У нас на любом предприятии нехватка квалифицированной рабочей силы. В этих условиях говорить об увольнениях квалифицированных кадров нереально. Сейчас на металл снижается спрос. Но через полгода, возможно, он будет таким, что с лихвой компенсирует наметившееся снижение.

Свернуты многие программы "Газпрома", отчего пострадал и наш трубопрокатный завод. Корректировка планов ожидается и в машиностроении. Подчеркну: мы говорим не о снижении объемов производства, а о замедлении темпов их роста. Поэтому в 2008 году мировой кризис не сильно повлияет на ведущие предприятия области. Что будет дальше, сказать трудно.

Юрий Федоров: Зачем сокращать людей, если падения производства не будет?

Владимир Архипов: Что значит сокращать? По нашей информации, на многих предприятиях - ЧТПЗ, ЧТЗ - ощущается нехватка рабочих рук.

Юрий Федоров: Я считаю, что падение реальных объемов производства произойдет на уровне 30 процентов. Цемента потребуется меньше. Почему цены на металл упали на треть? Потому что не надо столько металла сегодня.

-- То есть рост зарплаты тоже замедлится. И при растущей инфляции люди станут беднее?

Владимир Архипов: Говорить о том, что темпы роста зарплаты замедлятся, сейчас нет оснований. Кто будет работать на заводе, где платят мало? А не будет рабочих и специалистов - предприятие встанет. Экономика предприятия настолько сложна, что нет прямой зависимости зарплаты от объемов. Но в политике любого предприятия намечены рост заработной платы и увеличение социальных гарантий. Потому что удержать кадры сейчас очень тяжело.

Продукты должны дорожать и без кризиса

-- Повлияет ли сложившаяся ситуация на сельское хозяйство? Федеральный министр Алексей Гордеев говорит, что сложность получения кредитов селянами скажется на обновлении производства. Это уже ощущается?

Владимир Александров: За последние 15 лет численность трудящихся в селах снизилась с 8,5 миллиона до двух миллионов человек. Соответственно один селянин обеспечивает продуктами 70 россиян. Пока удается удовлетворить потребности наполовину. Сегодня мы переживаем системный кризис сельского хозяйства безотносительно к той финансовой ситуации, которая складывается на мировых рынках.

-- То есть селянам трудно жить в любом случае.

Владимир Александров: Поясню на примере. Два года назад наше предприятие впервые смогло привлечь инвестиционные кредиты. Причем кредитование произошло почти по команде в рамках нацпроекта. Государство через Россельхозбанк и Сбербанк отправило деньги на село, чтобы крестьяне получили на 8-10 лет длинный рубль. Но взять его селяне не могут. Нет ни кредитной истории, ни платежеспособности, ни залоговой базы, так как имущество никакими "зеленками" не подтверждено. Мы уже два года не можем оформить наши животноводческие объекты, построенные в 1975 году, чтобы использовать их в качестве залога. Так как земля под ними неизвестно чья и не числится на кадастровом учете. 1500 страниц документов подготовлено для суда и пока перспектив не видно. В итоге банк по взятому нами кредиту в одностороннем порядке увеличил процентные ставки под предлогом невыполнения нами обязательств по предоставлению залога. То, что сегодня кредит стало получить сложнее, мы не почувствовали: легко никогда не было.

Юрий Федоров: Какая зарплата на вашем предприятии?

Владимир Александров: В среднем по хозяйству 12,7 тысячи рублей. У доярок от 15 до 20 тысяч.

Юрий Федоров: Вот потому и результат хороший, независимо от здоровья банковской системы.

-- А впредь такую же зарплату селянам платить удастся? Ситуация на рынке меняется.

Юрий Федоров: Дело не в изменении ситуации и не в кризисе, а в системе. Надо вкладывать деньги в технологии. А вы сопоставьте количество выданных для селян кредитов с общей суммой. Получите 300-400 тысяч рублей на каждое предприятие. Что на эти деньги можно развить?

-- Цены на продовольствие повысятся?

Владимир Александров: Сегодня, когда рабочий на свою месячную зарплату может купить целого быка, это не совсем нормально. Такого диспаритета цен никогда не было и такая дешевизна продуктов без поддержки государства долго не продержится, независимо от того, есть у нас кризис или нет. Иначе у нас не будет своего сельского хозяйства. Следовательно, так же, как сейчас мир зависит от наших энергоресурсов, так и мы будем зависеть от поставок продовольствия извне. Если не создать инвестиционную привлекательность на селе, не обуздать естественных монополистов, некому будет в деревне трудиться и не будет продуктов труда. В кризисе передовые лучшие хозяйства выживут и окрепнут. Потому что цены на продукты, которых не станет хватать, будут высокие. Следовательно, выжившие предприятия начнут жить припеваючи. Остальные рухнут. Не будет сельское хозяйство работать, если не появятся нормальные цены.

Юрий Федоров: Нужно поднимать цены на хлеб. C условием дотаций пенсионерам. Но чтобы деньги достались не перекупщикам, а селянам. Следить за этим должно государство.

Владимир Александров: Село готово принять людей из города, где, возможно, действительно временно создается переизбыток рабочей силы. Подорожание продуктов если и произойдет, то не приведет к трагическим последствиям, зато селяне получат возможность развития.

Как себя вести?

-- В какой из трех валют лучше хранить деньги?

Сергей Бурцев: На текущий момент непонятно, чего ожидать. Американский и европейские индексы продолжают падать. Непредсказуема динамика доллара и евро по отношению к рублю. В свете того, что проблемы в экономике США еще не разрешились, неясно, почему курс доллара продолжает расти по отношению к евро. В таких условиях этого не должно происходить. Хотя проблемы наблюдаются и в Европе. Многие европейские банки вливают большие денежные средства в финансовую систему. Поэтому трудно сказать, насколько вложения в евро могут оправдать себя. Складывается уникальная ситуация, когда ни один российский инвестор не знает, где разместить свои средства. Сейчас рубль достаточно устойчив по отношению к доллару и евро. Поэтому перекладывать все деньги в одну из мировых валют бессмысленно. В этих условиях трудно утверждать, что покупка доллара - гораздо лучшее вложение средств, чем сохранение их в рублях: ситуация в американской экономике гораздо хуже, чем, на данный момент, в российской.

Юрий Федоров: Для нашей экономики выгодно, чтобы доллар стоил 50 рублей. Тогда мы все будем обеспечены работой и наша продукция станет конкурентоспособной. Так как покупать импортные товары при сильном долларе намного сложнее. К примеру, если россиянин не сможет купить дорогую импортную машину, он приобретет отечественную. Наш автопром получит развитие. В 1998 году дорогой доллар был страшен из-за огромного внешнего долга России. Сейчас такого нет.

Владимир Архипов: Не все так просто. Многие наши предприятия зависимы от импортного оборудования. Если оно вместе с валютой подорожает, промышленники не смогут быстро и эффективно обновлять свои фонды.

-- Что делать с деньгами, если они есть?

Сергей Бурцев: Не делать резких движений. Если нет квартиры, но есть деньги - надо купить квартиру. Если квартира есть, то сбережения лучше диверсифицировать, например, в разные валюты. У кого есть рубли, можно часть вложить в евро и доллар, хотя вряд ли это принесет существенный доход. Поэтому основному населению, располагающему небольшими денежными объемами, бессмысленно вообще делать какие-либо движения. Вкладчикам банков сегодня глупо расторгать договоры по вкладам. Потому что система страхования вкладов работает и в любом случае 700 тысяч рублей государство всегда выплатит. Если есть потребность эти деньги с умом потратить - другое дело. Но просто забирать их из банков бессмысленно. Также бессмысленно вкладывать все средства в одну из валют.

Владимир Архипов: Сейчас другой уровень экономики. Телевизор, машину имеет смысл покупать, если они действительно нужны. Но использовать их как средство вложения денег - глупо. Любая техника год от года дешевеет.

Сергей Бурцев: Если кто-то хочет купить недвижимость за границей, пусть покупает. Но это не означает, что он должен собрать все свои активы и вложить в недвижимость. То же с иностранной валютой. Через неделю все устанут от слова "кризис", все успокоятся, и начнется нормальная динамика роста. Региональная банковская система также стабильна. Даже если люди забирают вклад, они его тратят и деньги остаются в банковской системе на расчетных счетах компаний - торговых предприятий. Денежная масса в реальной экономике не снижается, она работает. Повторения 1998 года не произойдет уже по той причине, что если раньше была проблема кризиса неплатежей, то сейчас она просто невозможна, потому что Центральный банк влил колоссальное количество денег. Даже если коммерческий банк банкротится, его сразу покупают, сохраняя все обязательства перед вкладчиками. Сегодня можно говорить о замедлении роста производства, а не о негативной динамике. Предприятиям, которые работали на заемных деньгах, будет непросто. Но те, кто развивался на собственных средствах, без проблем выживут, станут крепче и больше заработают. На предприятиях с хорошим финансовым состоянием (таких в стране и области большинство) рентабельность только повысится, и финансовые результаты по итогам года будут даже лучше.

Юрий Федоров: Банкротство предприятий строительной отрасли будет. Люди, которые вкладывают деньги в строящееся жилье, рискуют их потерять.

Владимир Архипов: Что касается фондового рынка, то наша экономика, в отличие от американской, от него практически не зависит. Если наша биржа не будет работать даже месяц, никто этого не заметит.

Антикризисная инструкция "Челябинского рабочего"

Определите, сколько у вас денег. За накопления до 100 тысяч рублей можете не переживать. В лучшем случае они сохранятся в целости. В худшем сберечь их все равно не удастся. Класть под матрац - глупо: подточит инфляция. В банке на эту сумму хотя бы начисляются проценты, пусть даже небольшие. В случае неприятности с банком государство деньги вернет по закону о страховании вкладов.

Сумму свыше ста тысяч рублей, которую не собираетесь тратить в течение трех лет и далее, можно разложить по трем валютным корзинам. В случае встрясок большую часть денег удастся сохранить. Если сбережения намерены потратить в течение года, суетиться не следует: на операциях обмена потеряете больше, чем сбережете.

Если в планах покупка дорогостоящей вещи, без которой не сможете обойтись (стиральная машина, мебель и т.д.), или ремонт в квартире - лучше на это потратиться сейчас, когда есть деньги. При серьезном экономическом спаде вам останется заработать на еду - даже в худшие времена задача выполнимая. Кстати, не вздумайте запасаться едой прямо сейчас или создавать резерв из пяти холодильников. Это смешно, а главное, затратно. Продукты сгниют, техника подешевеет.

Не стоит без веской причины менять работу. При "высвобождении" рабочей силы новички нередко попадают под удар первыми.

Осторожнее с долевым строительством. Если и вкладывать, то лишь в индивидуальное или почти готовое многоэтажное жилье. Кризис может накрыть застройщика вместе с вашими вложениями. Вам это надо?

Прежде чем взять кредит, особенно ипотечный, подумайте: твердо ли вы уверены в своей зарплате на ближайшие 20 лет. Если сомневаетесь, как минимум, обратитесь к страховщикам. А лучше подождите: пусть мир успокоится.

При оформлении кредита внимательно читайте договор. Особенно мелкий шрифт и пункты про ставку - важно, чтобы она была фиксированной. Не стесняйтесь спросить, сколько должны будете платить в месяц и когда при этих условиях рассчитаетесь. Сомневаетесь в собственной грамотности - потратьтесь на юриста. Хотя бы обратитесь к знакомому профессионалу.

Рассчитывайте на себя (свое образование, экономическую гибкость, опыт) и верьте в лучшее. Мысль материальна.

Комментарии
Комментариев пока нет