Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уйдут ли Аллаки в небытие?

14.10.2008
Село с богатой историей превращается в дачный придаток большого и богатого соседа

Виктор РИСКИН

Каслинский район

Если в городах народ порой выражает свое недовольство посредством митингов или пикетов, то в деревнях даже намек на инакомыслие не в почете. Здесь выживают, не надеясь на власть, боясь спугнуть устоявшийся за последние десятилетия полунищий быт. Выживают, несмотря на оскорбительно малые пенсии и почти полное пренебрежение со стороны начальства всех мастей.

Маленький Екатеринбург

71-летняя Мукмина Каримова встретилась нам на крыльце единственного в деревне магазина.

--  Со стариком живу, - ответила на вопрос, как ей тут, в Аллаках, - Абдуллой Каримовым.

Село с богатой историей превращается в дачный придаток большого и богатого соседа

Виктор РИСКИН

Каслинский район

Если в городах народ порой выражает свое недовольство посредством митингов или пикетов, то в деревнях даже намек на инакомыслие не в почете. Здесь выживают, не надеясь на власть, боясь спугнуть устоявшийся за последние десятилетия полунищий быт. Выживают, несмотря на оскорбительно малые пенсии и почти полное пренебрежение со стороны начальства всех мастей.

Маленький Екатеринбург

71-летняя Мукмина Каримова встретилась нам на крыльце единственного в деревне магазина.

-- Со стариком живу, - ответила на вопрос, как ей тут, в Аллаках, - Абдуллой Каримовым. Сюда нас переселили после аварии на "Маяке". Муж работал трактористом в совхозе, я - дояркой.

Родина Абдуллы и Мукмины - деревня Кирпичики - 50 лет назад была стерта с лица земли. Ее снесли вместе с десятками других поселений, подвергшихся радиационному воздействию вследствие аварии на ПО "Маяк". Из Кирпичиков Каримовых переселили в Кунашакский район, в деревню Кубагушева. А сейчас они обитают в Аллаках. Претензий особых нет. Пенсия, говорит Мукмина, пусть и маленькая (по четыре с небольшим тысячи у каждого из супругов), но хватает. Потому что коровенка имеется - без молока не сидят. Да и льготы есть как у ветеранов труда. Только вот с ними морока.

-- Дрова выписали льготные, - вздыхает Мукмина, - тринадцать кубометров. Еще в августе заказали в Тюбуке, а до сих пор не везут (в Аллаках мы были 2 октября. - Примечание авт.) Мы бы не возились с дровами, если бы нашу деревню газифицировали. А то на привозном сидим. Хоть за полцены берем, но тоже неудобно.

Другой наш собеседник, Риза Юнусов, несмотря на вполне трудоспособное состояние, вот уже три года как безработный. Его сократили в 2005-м вместе с когда-то процветающим, но благополучно скончавшимся "Тюбукским" совхозом.

-- Последним управляющим здесь, в Аллакском отделении, был я, - поясняет Риза, - теперь все развалилось. Можете съездить, сфотографировать развалины фермы. Что касается меня, то я сейчас домашним хозяйством занимаюсь. Держу десять свиноматок, корову, бычков, много птицы. Лес помогает - грибы, ягоды.

За себя и свою семью Юнусов спокоен: с его опытом и хваткой не пропадешь. Но душа болит за родную деревню и несколько сотен ее жителей.

-- Главная беда - работы нет никакой, - сетует Риза, - молодежь разбегается в поисках лучшей доли. Старики постепенно уходят в мир иной. Поэтому коренное население сокращается, чуть ли не половину деревни составляют дачники из Свердловской области. Дома скупаются, ни одного пустого не найдете. Скоро здесь будет маленький Екатеринбург.

Пенсия для бездельников

Деревня могла бы посопротивляться захватническим набегам соседей, если бы жить в ней было малость комфортнее. С кем бы мы ни разговаривали в Аллаках, все, как сговорившись, вздыхали: "Провели бы нам газ!" Вздыхали с недоумением. В сопредельных районах голубое топливо тянут к селам и деревням через горы, реки и долины, за десятки километров. В Аллаках же газовая магистраль пролегает буквально в 500 метрах.

В том, что здесь буквально каждый выживает как может, мы убедились, заглянув на подворье Николая Федотовича Блинова. Наши предыдущие собеседники посоветовали: "Если хотите узнать побольше о нашей деревне и ее истории, поговорите с Федотычем. Он у нас старожил". Только мы собирались узнать адрес, как мимо пролетел мотоцикл с коляской, наполненной свежескошенной травой. На него и показали пальцем: "За ним езжайте, это и есть Блинов!"

Высокий, крупный, с глубокими морщинами на лице и открытой улыбкой - таким увиделся нам Николай Федотович. Обычный портрет сельчанина. С одной оговоркой - Николаю Федотовичу 78 лет!

-- 77 пока, - удивительно мягким голосом поправил Блинов, - 78 стукнет 26 декабря. Я из поколения Ельцина и Горбачева.

Не знаю, как упомянутые политические деятели, но вряд ли иной другой ровесник Блинова смог бы подняться, как сегодня, в шесть утра, завести мотоцикл, съездить на поле, накосить травы и к полудню вернуться.

-- Так мы же держим скотину, - объясняет непонятливым корреспондентам Николай Федотович. - Утром надо корову подоить, навоз убрать, а саму буренку в табун проводить, на вечер задать травки.

Проводы коровы в табун обходятся Блинову и его супруге Анне Федоровне в 350 рублей в месяц. Отдача - 10-12 литров молока в день. Трехлитровая банка для дачников- 50 рублей. Торговая операция - раз в три дня. Баллон газа - 320 рэ. Ладно хоть пенсию исправно дают.

Про пенсию мы зря упомянули. Блинов аж встрепенулся.

-- О, про пензию скажу. Слышал, Путин про нее говорил. Упоминал десятый, двадцатый годы: Так про нас, выходит, вообще речи нет. Вот у меня жена получает 2600 рублей. Работала аппаратчиком: молоко охлаждала и отправляла. Зарплаты были маленькие - по 60 рублей. Вот и пензию дали. Да кака это пензия? А у меня 4200. Ветеринаром работал, 120 рублей получал. Неплохо. А пензию дали, будто всю жизнь бездельничал.

Сбежал от белых

Весь род Блиновых - из Аллаков. Родителями Николая Федотовича были Федот Захарович и Анна Васильевна. Отец несколько лет воевал - первая империалистическая, революция, гражданская.

-- С ним такая история приключилась, - не без удовольствия начал свой рассказ Блинов. - Красные тогда стояли в Екатеринбурге, и отец отпросился навестить семью в Аллаках. Пошел пешком. По дороге идти нельзя - от Челябинска наступали белые. Вот и пробирался лесами. 105 километров преодолел за сутки. А тут одна старушка вышла ночью выплеснуть помои. Увидала его и сдуру как заорет: "Федот Захарович, ты откуда?!" Так орала старая, что белые на краю озера услышали. Набежали, схватили. Хотели на месте расстрелять, да решили отвезти в штаб, который располагался за восемь километров от Аллаков - в Караболке.

А дальше был такой поворот, что сочли бы придумкой даже для романа. Именно в эту пору в деревню въехал на подводе тесть Федота Василий Ильич Бородулин. Въехал с той же целью, что и зять, - проведать родственников. Белые подводу забрали для доставки пленного в штаб. Тесть оказался умнее той старухи: и взглядом не выдал, что пленный ему очень даже знаком. За два километра до Караболки Федот вытащил кисет и закурил. Конвоир попросил угоститься табачком. Отложил винтовку, скрутил самокрутку и склонился прикурить. В этот момент Федот и сорвался с телеги. Вслед прогремели два выстрела. К счастью, мимо.

С надеждой на: стыд

Ни пули белогвардейцев, ни последовавшие затем коллективизация и войны не нанесли ущерба здоровью Федота Захаровича. За всех постаралась авария 1957 года на "Маяке" : Блинов-старший скончался в 73 года от рака.

-- Сколь знал я стариков по нашей улице, - говорит Николай Федотович, - все умерли только от этой болезни. Мама моя Анна Васильевна тоже страдала онкологическим заболеванием, но прожила подольше: ее хорошо подлечили в Челябинске.

Когда нет больших радостей ни в настоящем, ни в близком прошлом, то с особым чувством воспринимаешь загадочную и не всегда объяснимую историю родной деревни. Согласно легенде, живописное место около озера Аллаки долгое время не давали заселять: возводимые избы разрушались приказчиками из управы.

-- А потом пришел какой-то старичок, - рассказывает Блинов, - и подсказал: начните, мол, не с избы, а с часовенки. Послушались старичка. После этого никто никого выгонять не стал. Так и пошла строиться деревня Аллаки.

Часовенка, положившая начало красивой легенде, а с ней и деревне, по словам Блинова, по сию пору стоит на соседней улице. Не дает Аллакам уйти в небытие.

Дети и внуки Блиновых - дочь Ольга, преподаватель педагогического университета, Лидия - сотрудник районной администрации, внук Михаил, дослуживающий срочную в бригаде МЧС поселка Новогорный, внучка Ксюша - будущий психолог и живущий в Озерске внук Александр не забывают свою родину.

И все же мы покидали Аллаки с тяжелой душой. Будто обманули хороших, чистых людей. Они ведь нам доверились, раскрылись, о своем житье-бытье рассказали. Наверняка с надеждой, что донесут областные журналисты боль исторического села, не дадут ему превратиться в дачный придаток большого и богатого соседа. С надеждой, что не придется больше Мукмине Каримовой выплакивать льготные дровишки, а Блиновым косить на склоне лет травку для единственной кормилицы. С надеждой, что устыдятся наши республиканские власти тех подаяний, которых нельзя и пенсиями назвать, а местные возьмут и прокинут в Аллаки газовую "нитку" от центральной магистрали. Всего-то 500 метров.

Что для этого надо сделать? Может, очередную часовенку для начала возвести?!

Комментарии
Комментариев пока нет